“Ароматное” дело,

или Зачем нужны богатенькие “сидельцы”?

28 сентября 2008 в 17:12, просмотров: 1700

Согласно официальным сведениям, уголовное дело в отношении владельца сети магазинов “Арбат Престиж” г-на Некрасова  было возбуждено в связи с неуплатой этой самой сетью налогов за 2005-й и 2006-й годы. Сумма неуплаты внушительная, особенно в нашей отечественной валюте: 49 511 515 рублей 60 копеек. Впрочем, в долларах тоже немало: примерно 2 миллиона. Вот г-на Некрасова и оприходовали. Дескать, не хотел спать спокойно на воле, зато теперь отоспится. В камере.

Но что-то меня в этой ситуации настораживает. Нет-нет, я вовсе не собираюсь выгораживать вышеупомянутого г-на — для этого у него имеются вполне профессиональные юристы, не чета мне. А вопрос о виновности или невиновности решит суд. До суда же, похоже, еще очень не близко. И пока он не состоялся и не огласил свое компетентное решение, мне почему-то хочется считать г-на Некрасова честным человеком. Просто так хочется, априори. А еще, наверное, потому, что где-то я слышал или даже читал о все еще непонятной нам штуке, которая именуется презумпцией невиновности.

Сеть магазинов “Арбат Престиж” — крупнейший в стране продавец парфюмерии. Специалисты полагают, что у этой сети более 60% рынка Москвы и 40% — по всей России. Причем магазины “АП” расположены в самых лучших торговых местах. Поэтому нет ничего удивительного в том, что известная международная компания была готова выложить за сеть “АП” 1 миллиард 200 миллионов долларов.

Сделка была уже, что называется, на мази, ее окончательное завершение вроде бы планировалось на март нынешнего года.

А в конце января г-на Некрасова арестовали. И теперь ничего этого не будет — ни сделки, ни миллиарда. Г-ну Некрасову, понятное дело, от такого оборота событий несладко: миллиарда нет и не предвидится, а нары, напротив, — вот они. И той самой международной компании тоже не слишком хорошо: хотели заняться торговлей на благополучном и стабильном российском рынке, а вместо этого оказались каким-то боком втянутыми в громкий скандал с неуплатой налогов. Оно им нужно? Конечно, все понимают, что эта иностранная компания тут не при чем. Однако легкое пятнышко на репутации все же остается: мол, легкомысленные они, иностранцы, и соответствующая служба работает у них из рук вон — не знают, с кем можно дело иметь, а с кем лучше не надо.

Стало быть, и этому плохо, и те не солоно хлебавши. А кому же хорошо?

Есть, есть такие.

Допустим, та миллиардная сделка все-таки состоялась. Это означало бы, что на российский рынок пришла иностранная компания с огромными возможностями, и некоторым российским фирмам, предпочитающим вместо правил “понятия”, пришлось бы этот рынок покинуть. А так — все хорошо, прекрасная маркиза! Иностранцев нет и, дай Бог, не будет, а г-ну Некрасову и вовсе светят не столь отдаленные места с незаходящим по полгода солнцем. Думается мне, кому-то очень хотелось, чтобы сделка сорвалась и чтобы российский парфюмерный рынок, на котором сеть магазинов “Арбат Престиж” занимала весьма достойное место, был поделен “по понятиям”. А чтобы поделить, сначала, как справедливо отмечал еще тов. Шариков, надо отнять.

За г-ном Некрасовым, столь непатриотично возжелавшим передать (хоть бы и за деньги) часть нашего национального достояния каким-то там не нашим бизнесменам, коих мы всегда недолюбливали, справедливо подозревая во всяческих против нас кознях, — водятся за ним и другие нехорошие поступки. Несколько лет назад по его инициативе Федеральная антимонопольная служба затеяла расследование картельного сговора нескольких парфюмерных компаний. Те вроде бы договорились о ценах на продаваемую в России парфюмерию и о запрете на скидки покупателям. Сеть “Арбат Престиж”, напротив, предлагала гибкую систему скидок и тем самым препятствовала вступившим в сговор получать сверхприбыли.

Из расследования, впрочем, ничего не вышло. Доказать подобный сговор и вообще-то довольно трудно, а в наших специфических условиях — в особенности. Но инициатива, как известно, должна быть наказуема. Вот г-на Некрасова и определили куда надо.

*****

Теперь давайте взглянем на всю эту историю с несколько иной стороны. Конечно, 2 миллиона долларов за два года — вполне приличная сумма. Однако и без них г-н Некрасов — человек отнюдь не бедный. Его зарплата в “АП” (совершенно официальная и абсолютно “белая”) — 1 миллион долларов в год. Кроме того, он — известный коллекционер, знаток и ценитель современной живописи. Его многолетняя деятельность на этом поприще приносит ему — по слухам — еще 10 миллионов долларов ежегодно. Казалось бы, зачем рисковать хорошо отлаженным бизнесом (сеть “Арбат Престиж” он сам организовал и наладил, одним словом, это его детище) и всеми своими коллекциями ради весьма проблематичного “заработка”, который образуется в результате уклонения от налогов?

Тут я предвижу реакцию некоторых читателей, одержимых “классовой ненавистью”. Денег много не бывает, скажут они, а эти буржуины готовы на все ради лишней пары долларов…

  Так-то оно так. Однако бизнесмены (они же, согласно нашей революционной терминологии, “буржуины”) — по большей части прагматики: риск махинаций с налогами они считают неоправданным, да и репутация дорогого стоит. Вот ежели речь идет об очень больших деньгах…

Это я к тому, что только за последний год возникли три громких уголовных дела о неуплате налогов. Агентство недвижимости “МИАН” недоплатило более 1 миллиарда рублей (более 40 миллионов долларов), группа компаний “Связной” — 1,2 миллиарда (около 50 миллионов долларов) и, наконец, торговая сеть “Эльдорадо” — 15 миллиардов рублей (600 миллионов долларов). И заметьте: ни один человек не арестован.

Может, оно и правильно: преступление это с насилием не связано и еще, кстати, не доказанное. Но почему такая избирательность? В одном случае — все вроде бы цивилизованно (и слава Богу!), а в другом, когда сумма недоимок в десятки и даже в сотни раз меньше, — арест и нежелание выслушать резонные контрдоводы. Срок следствия продлевался уже трижды, в последний раз не выдержала даже прокуратура и заявила протест — в связи с отсутствием достаточных оснований для продления срока содержания под стражей двух подследственных (второй тоже имеется, о нем — чуть ниже) по делу “Арбат Престиж”. Но и на сей раз Останкинский районный суд Москвы без особого сопротивления поддался напору следователей и оставил меру пресечения подследственным без изменений.

Судью можно понять: аргументы следователей — прямо-таки убийственные.

*****

Следственная группа (состоящая, между прочим, из 11 (!) человек) представила в Останкинский суд материалы, из которых следует: основанием для возбуждения уголовного дела стали результаты проверки, проведенной сотрудниками отдела налоговых преступлений УВД. А с этой проверкой — презабавнейшая штука! Да только ли с проверкой… Впрочем, судите сами.

Вот сведения от защитника:

постановление о проведении проверки (№100) — от 22 января 2008 года;

по итогам проверки составлен акт (№4544) — от 22 января 2008 года;

и все в тот же день — 22 января 2008 года — сопроводительное письмо и материалы проверки (с приложением, состоящим из 22 томов) передаются из УВД в оперативно-розыскное бюро управления по экономическим и налоговым преступлениям МВД РФ.

Фантасмагория!

Группой из трех сотрудников изъять, изучить и проанализировать 22 тома документов, связанных с деятельностью сети “Арбат Престиж”, получить объяснения у генеральных директоров нескольких компаний, якобы связанных с “АП” (а один из этих директоров, вообще, живет в другом городе), составить акт проверки и вместе с томами и объяснениями отправить в следующую инстанцию — и все это за один день?! Не смешите меня, граждане.

Теперь настала пора сказать, что у г-на Некрасова имеется “подельник” — г-н Шнайдер. Человек он известный, но больше под фамилией Могилевич. Ничего криминального тут нет: несколько раз г-н Могилевич был женат и каждый раз брал фамилию жены. Ну, может, хобби у него такое. Так вот, г-на Шнайдера тоже арестовали. Одновременно и вместе с г-ном Некрасовым. И обвиняют его в том же. Но не совсем.

“В период до 2005 года, точное время следствием не установлено, Некрасов В.И., используя свое служебное положение, из корыстных побуждений вступил в преступный сговор со Шнайдером С.Ю. и другими неустановленными лицами, направленный на уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере… Шнайдер С.Ю. разработал схемы уклонения от уплаты налогов, распределял задачи и роли среди соучастников, давал указания Некрасову В.И...”

Тоже, знаете ли, забавно. Если судить по материалам предварительного следствия, представленным в суд, так называемая “оперативная разработка” г-на Шнайдера началась в марте 2007 года. Откуда взялись сведения о периоде до 2005 года — неведомо. Кроме того, по мнению адвоката, в материалах следствия, всякий раз предоставляемых суду для решения вопроса об избрании меры пресечения, вообще нет никаких данных о причастности г-на Шнайдера к этому уголовному делу.

А что же есть?

Я вам скажу что. Насколько мне удалось понять, обвинение в целом строится на записи телефонных разговоров г-на Некрасова с г-ном Шнайдером (оба они увлекаются современной живописью, на этой почве с недавнего времени приятельствуют). Якобы в этих телефонных разговорах собеседники оживленно обсуждали удачно проведенную “операцию” по неуплате налогов.

  Интересно, какой идиот станет обсуждать подобные вещи по телефону? Но допустим. И тогда остается еще один немаловажный вопрос. По утверждению адвоката, эти разговоры до сих пор не распечатаны. Более того: пока что их не слушал и не анализировал ни один специалист.

*****

В материалах следствия, доступных адвокатам, еще много странного и, как я уже говорил, забавного. К примеру, задержание и Некрасова, и Шнайдера следствие обосновывает статьей 91 УПК РФ (конкретнее — п. 1 ч.1 этой статьи). А говорится там о задержании человека, застигнутого “непосредственно после совершения преступления”. “Арбат Престиж”, по мнению следствия, не заплатил налоги в 2005-м и в 2006-м годах. А задержание случилось в январе 2008-го. Где ж тут “непосредственно после”?

А вот еще. В протоколе задержания особо подчеркивается наличие у одного из подозреваемых двух судимостей. Действительно: в СССР г-на Шнайдера судили дважды — в 1973-м и 1977-м годах. Кстати сказать, автор этих строк тоже был судим гуманным советским судом — правда, только единожды — все в том же 77-м году. И страна, и Уголовный Кодекс были тогда совсем другими. В любом случае, согласно закону все это давно снято, погашено и должно бы быть забыто. Но если нужно — напомнят, не сомневайтесь.

Продление срока содержания под стражей следствие обосновывает вполне традиционно, без всяких изысков: мол, ежели не оставить в тюрьме — сбегут. А как убедить суд в том, что непременно сбегут? А вот как. 11 июля 2008 года следователь отправил запрос в консульский отдел посольства Дании (почему именно в это посольство? Почему не во все?): дескать, не обращался ли к вам некий г-н Шнайдер С.Ю. с целью получения шенгенской визы? Ответа, понятное дело, не последовало. Тем не менее текст запроса был представлен в суд, поскольку — уверен следователь — этот запрос подтверждает намерение г-на Шнайдера скрыться.

Хоть стой, хоть падай.

Но самое забавное, что судья, похоже, проникся этой следовательской уверенностью и оставил обоих подсудимых под стражей. Несмотря на протест прокуратуры.

По словам адвоката, была представлена в суд и некая “справка”, над коей вдохновенно, надо полагать, работали сотрудники оперативно-розыскного бюро управления по экономическим и налоговым преступлениям. Справкой без кавычек назвать этот “документ” (между прочим, следствие передало его в суд вполне официально. И суд — принял!) весьма сложно: в “документе” нет ни даты, ни подписи, ни печати.

Ну, пусть не справка. Поэма. И говорится в ней вот о чем.

В начале 90-х годов у г-на Шнайдера был в Очаково склад парфюмерной продукции. Тогда-то ему и порекомендовали в качестве компаньона г-на Некрасова, имевшего к тому времени опыт работы в западных парфюмерных фирмах. Через знакомого г-на Шнайдера, г-на Михайлова (он же — “Михась”), начался контрабандный ввоз парфюмерии в Россию. А еще авторы справки утверждают: мол, им доподлинно известно, что именно г-н Шнайдер организовал уход от налогов для г-на Некрасова...

Да, и еще. Чтоб не забыть. Помимо всего прочего, утверждается в “справке”, г-н Шнайдер, по всей видимости, причастен к убийству неких господ Максимова и Найтшуллера…

Я ж говорю — поэма.

Все бы хорошо, но не совсем. Адвокаты подследственных выяснили, что в течение 11 лет — с 1989-го по 1999-й — г-н Шнайдер жил за границей. Что г-н Некрасов “в начале 90-х” тоже в России отсутствовал (жил в другой стране). И что г-н Михайлов с 1990-го года по 1992-й содержался в одном из столичных СИЗО, а после того как его признали невиновным, эмигрировал и вернулся в Россию только в 1998-м году. И, наконец, что господа Максимов и Найтшуллер, дай Бог им долгих лет жизни, живы и здоровы, продолжают заниматься бизнесом.

Шутки шутками, но тем, кто сидит в СИЗО, не до смеха. Оба подследственных немолоды и нездоровы. Адвокаты утверждают, что у г-на Шнайдера — диабет, ишемия и гипертония. Чтобы избежать остановки сердца во сне, ему необходим специальный аппарат, которого в СИЗО, понятное дело, у него нет. Г-н Некрасов с трудом ходит, а спать ему приходится “в порядке общей очереди...”

Их защитники полагают, что следователи намеренно затягивают дело, чтобы как можно дольше держать Некрасова и Шнайдера в тюрьме. Вот только — зачем?

Хотелось бы знать.



Партнеры