Между Россией и Грузией вырос ЕС

Спецкор “МК” встретила в “буферной зоне” наблюдателей из Евросоюза

2 октября 2008 в 18:01, просмотров: 677

Со среды в “буферной зоне” — территории Грузии, прилегающей к Южной Осетии и Абхазии, — начали работать военные наблюдатели от Евросоюза. Пока они мониторят ситуацию совместно с российскими “голубыми касками”, а после вывода наших войск (он должен завершиться 10 октября) сюда придут грузинские полицейские. Как работают иностранцы, посмотрел корреспондент “МК”.

— Пока команды “уходить” не было. Это дело нехитрое — люди военные, если что, соберемся быстро, — рассказывает миротворец с поста в Каралети подполковник Черковский. — Обстановка у нас нормальная, сегодня приходили представители администрации грузинского города Гори, интересовались, когда мы свернем пост, хотят на этом месте вырыть водоем и запустить форель…

В селе Каралети прямо напротив российского поста живет пожилая супружеская пара — с прессой эти пенсионеры боятся общаться. Несколько недель назад к ним приезжали репортеры с грузинского телевидения, в интервью которым старики рассказали, что российские военные им помогают с продуктами и дровами. На следующий день их сына, который работает в Гори, уволили с работы с формулировкой “профнепригоден”. Вообще, в Каралети уже не скрывают опасений, что после того, как сюда вернутся грузинские спецслужбы, к местным жителям возникнет вопрос: “А насколько тесно ты общался с русскими?..”

Наблюдатели ЕС приехали в буферную зону на “Хаммерах” из Гори — там у них штаб. Среди европейских военных было 2 поляка и 4 француза.

— Наша задача — контроль за выполнением достигнутых мирных соглашений с обеих сторон, предоставление гуманитарной помощи и содействие возвращению беженцев, — говорит через переводчика французский военный.

После совещания с российскими миротворцами совместная колонна отправилась на патрулирование. Мы едем в грузинские села, заворачиваем в Дзеверу. Машины останавливаются возле администрации.

— Вы говорите по-русски?

Глава администрации молча смотрит на переводчика. На самом деле он говорит по-русски. Месяц назад наши МЧСовцы сюда привозили гуманитарку — тогда глава администрации очень даже хорошо говорил на русском. Теперь, в присутствии наших миротворцев, делает вид, что не понимает. Впрочем, английского и французского он тоже не знает.

— Здесь никого не трогали, в плен не брали. 12 августа сюда приехали осетины. Старший из них был мой бывший ученик — раньше я работал в цхинвальской школе. Они раздавили техникой наш магазин и уехали, — рассказывает наблюдателям ЕС Заур Борцвадзе. — А в огороде у моего соседа до сих пор лежит авиабомба.

— Вы можете ее показать? — спрашивает переводчик.

Мы идем на окраину села. Там две огромные воронки. В одной — авиабомба, которая врылась в землю и не взорвалась. 

— 750-килограммовая. Русские сказали, что взрывать ее нельзя — снесет полсела, — говорят местные жители.

— Доложим об этом нашему руководству. Мы здесь для того, чтобы повернуть вашу жизнь в мирное русло. Завтра же здесь будут наши саперы, — отвечает европейский военный.
На этом мониторинг был закончен. Европейские наблюдатели отправились в Грузию. Мы — в Южную Осетию.

А тем временем в цхинвальскую больницу доставили пострадавшего с огнестрельным ранением. Юрий Догузов ни с кем общаться не хочет. В официальных сводках он числится как гражданин, которого ранили “лица грузинской национальности”. На самом деле этого человека ранили жители грузинского села Дтреви за мародерство. Еще одного осетина они убили.



Партнеры