Женская доля

Александр Песков: “Никому не дам жить личной жизнью”

3 октября 2008 в 14:13, просмотров: 597

У него никогда не было проблем с противоположным полом — со школьной скамьи поклонницы не давали проходу. Иные до сих пор звонят, наплевав, что у самих мужья и семеро внуков по лавкам. А сам он уж двадцать лет все в девках ходит: то Аллегровой обернется, то Пугачевой разрядится. О женщинах в себе и вокруг пародист Александр Песков рассказал корреспонденту “МК”.

Дома звезда отечественной пародии ходит исключительно в шелковом халате и в сопровождении троих секьюрити — собачек, умещающихся на ладошке. И, кстати, почти всегда при макияже: лицо Пескова тоже нужно уметь носить.

— Не успел грим смыть, — оправдывается артист, подливая себе домашнего компота. Магазинным консервантам Песков не очень-то доверяет. — А вообще мне каждый день говорят, что я не выгляжу на свой возраст. И я каждый день кокетничаю — и думаю, что это правда. Но это неправда. Мне 46 лет. И я горжусь своим возрастом.

— Поделитесь секретом молодости?

— Это ты лучше у Гурченко его выпроси. У меня все просто. Я необходим — вот секрет моей молодости. И сплю по четыре часа в сутки. Я должен свой талант отдать людям. Это делает меня вечно молодым и энергичным.

— Как же мешки под глазами, морщины?

— У меня, как у Мадонны и как у Аллы Борисовны, есть специальные люди, которые подмазывают физиономию. Вон там, в шкафу, лежат разные маски. Если моим работникам не удается меня привести в божеский вид, я и сам могу сходить в унитаз, принять душ и потом самостоятельно положить маску, а потом уже подъедет профессиональный мой человек и нарисует мне лицо.

— А энергию откуда черпаете?

— Нашатыркой отнюхиваюсь. Знаешь, нашатырный спирт — это великое счастье для артиста. Особенно в душный период летнего солнцестояния. Когда надо попыхтеть из последних сил. У меня есть такой закон: надо выйти на сцену и отработать как в последний раз. Это моя аксиома. Ведь завтра неизвестно, что с тобой будет.

— Себя не жалко?

— В искусстве нельзя себя жалеть, иначе ты плохой артист. И нужно постоянно учиться. Наверное, поэтому я в 46 лет только закончил ГИТИС. У меня сегодня скопилось 110 образов, и если бы ко мне обратилась Международная Книга Гиннесса, я бы отработал их все в одном шоу. Думаю, на Манежной площади такое можно устроить…

— Вы человек требовательный?

— Мне важно честное отношение к работе. Требую высшего пилотажа или расстаюсь. Не позволяю садиться на шею.

— Своих подопечных заставляете тоже спать по четыре часа?

— У нас главное — зритель, публика.

— А личная жизнь?

— Да какая там личная жизнь! Ни себе, никому не дам жить личной жизнью. Только ради искусства, только ради публики! Ради этого готов стерпеть любую истерику — и мужскую, и женскую.

— А в чем разница?

— Мужчины истерят намного сильнее, они уходят в запой, — со знанием дела рассуждает Песков. — Чтобы женщина ушла в запой?! Такого у меня в коллективе не было. Она может поплакаться ко мне в грудь, но я же понимаю, что это истерика. Человеку просто надо выплеснуть эти эмоции, а мне слово нужное найти. Сам я не умею быть истеричным. Я могу быть кокетливой… — артист притих, но поправляться не стал. — И могу накричать. Да, влегкую могу матом послать. Но не забывайте одно: это всего лишь эмоции. Но я могу позволить себе это. Все равно первый подойду и извинюсь.

— Женское начало к применению берет свое?

— В жизни я Песков. Не Долина, не Агузарова — Саша Песков! Воспринимайте меня таким, какой я есть. Или проходите мимо и даже не здоровайтесь, если меня видите на улице, в магазине, булочной. Если я стою за вами в очереди…

— Бывает и такое?

— Почему вы создаете из меня короля пародий? Я никакой не король, я артист! Сорок лет на сцене, двадцать из них в жанре пародии. Я был даже цирковым клоуном. У меня многое не получалось, я долго работал…

— Женщины не поддавались?

— Помню, с Аллегровой вышел несколько лет тому назад, — вдарился в воспоминания Песков. — Три дня выступал в “России” в сольном спектакле. Пел “Младшего лейтенанта” — и… провалился. А на четвертый день это был лучший образ программы! Почему? Да мозги пришли. Долина тоже пригласила меня на одни из самых больших ее концертов. Мы как-то очень тепло подружились. Она мне дала свое платье, бижутерию и парик. Я вышел на сцену с песней “Половинка моя” — и понял, что я полная бездарность, хотя уже имел имя. Номер этот потом готовил пять лет. Сегодня образ Долиной — один из лучших в моей программе. Быть артистом — значит мыслить на сцене. Что ты пришел сюда делать вообще? Зачем ты на сцене нужен? Кому ты нужен? Самолюбованием занимается сейчас чуть ли не каждая молодая звезда.

— А вам совесть не позволяет?

— Она меня не мучает — сплю спокойно. Пока во всяком случае. Очень надеюсь, что я никому не искалечил судьбу. У меня есть заслуженные артисты, которых я вырастил. Хотя сам еще даже не народный…

— Как же так?

— Я пережил четырех президентов, не успевал подать документы — они уходили с поста. Хочу, чтобы однажды мне позвонили и сказали: “Александр Валерьевич Песков? Здравствуйте! Вас вызывают в Кремль! Вам вручают звание “народный артист России”! Получите, распишитесь!”

— Кстати, недовольные среди изображаемых были?

— Агузарова однажды мне сказала: “Сань, ну что ты пальцем вот так делаешь? Это же Лайма так делает, а я так не делаю!” Есть нюансы, которые я не замечаю. А они следят за этим.

Очень, знаешь ли, приятно, когда сами артисты следят за собой в творчестве Пескова.

А вот Гурченко меня видеть не хочет. Точнее, не хотела. Когда состоялась наша первая встреча в “России”, я был за дверью, а она кричала: “Не надо мне сюда Пескова! Закройте дверь!” Но все-таки я вошел. Она долго вычитывала мне: “Александр, вы такой талантливый, такой чудный мальчик! У вас такое будущее впереди! Но вы меня делаете плохо!” И как сейчас запомнил: “Я же внутренняя актриса, я же глубокая актриса! Что вы из меня на сцене посмешище делаете?” Я ей пообещал, что все исправлю. Ровно через неделю Гурченко сидела на моем концерте и первая аплодировала стоя.

Алла Борисовна высказала все при первой же нашей встрече. Это было в Ялте. Филипп ее привез на огромном лимузине. Я был уже пять лет как любимцем публики. И все-таки Алла Борисовна приехала инкогнито. Вбегаю за кулисы, а мне говорят: “Она приехала”. Кто она? Что она? Весь концерт я мучился догадками. И только потом понял. Дожидаюсь номера, нервы никакие: как показать Пугачеву? Как есть или как надо ей? Или как надо мне? Или как надо публике? Я показал, как надо мне. Потом ждал ее в гримерке после концерта. Полчаса был весь на нервах, а она не приходит. И вдруг открывается дверь, входит Пугачева во-от с таким букетом. Как потом она объяснила, Филипп скупил все цветы, которые были перед концертным залом в Ялте. Она кинула на пол их со словами: “Песков, это тебе!” Сорок минут мы с ней болтали. И первое обвинение было такое: “Песков, почему меня так мало?” Пришлось придумать “Арлекино”, где Аллы Борисовны много. Кстати, тогда я забыл открыть шампанское и даже стул не предложил. Когда она уходила, я опомнился: “Алла Борисовна, я даже стул вам забыл предложить!” “Молодой еще, у тебя все впереди!” — сказала она и хлопнула дверью.

— А Леонтьев не попрекал?

— Когда я приезжаю на гастроли в Майами, я сплю на его кровати. Чего ему предъявлять ко мне претензии?



Партнеры