Перевооружение или разоружение?

Мы можем остаться без новых ракет и самолетов

6 октября 2008 в 11:37, просмотров: 300

Недавний конфликт на Кавказе с еще большей остротой и наглядностью показал, что самые надежные друзья, которые есть у нашей страны, — это, как говорил еще один российский самодержец, ее армия и флот. И потому неудивительно, что в ближайшее время наши Вооруженные силы ждет перевооружение. Такие планы руководством страны вынашивались давно, но в последнее время проблема продемонстрировала всю свою актуальность. Вот только как бы не оказалось так, что перевооружать нашу армию будет нам нечем. И это совсем не шутка.

Как отмечал гендиректор государственной корпорации “Ростехнологии” Сергей Чемезов, еще в 2005 году был сделан вывод, что Россия может потерять промышленный сектор, связанный с производством специальных марок сталей для ОПК и гражданских отраслей промышленности. Но теперь, по словам заместителя Председателя Правительства РФ Сергея Иванова, количество дефицитных материалов для российского ВПК превышает полторы тысячи наименований. На днях в Москве прошла пресс-конференция, на которой эксперты констатировали, что мы отстаем от армий развитых стран в использовании микроэлектроники, космоса (прежде всего навигации), композитных материалов, спецсплавов (в первую очередь спецсталей). Генерал армии Валентин Варенников считает, что в той же “Грузии наши Вооруженные силы могли бы сыграть большую роль, если бы были вооружены по последнему слову техники”.

Один из главных элементов в обеспечении обороноспособности страны — кобальт, без которого невозможно изготовить авиационные или ракетные двигатели, жаропрочные конструкции, аккумуляторы.

В России есть единственный поставщик этого стратегического металла — ОАО ГМК “Норильский никель”, основным владельцем которого является Владимир Потанин (“Интеррос”). В прошлом году “Норникель” заключил договор с американской компанией OM Group о приобретении у последней никельперерабатывающих активов в Финляндии. Сделка как сделка, если бы не одно обстоятельство. Кроме денежной оплаты ОМ Group получила два контракта. По одному американцы получали права на эксклюзивную закупку всего кобальтового концентрата (порядка 2500 т кобальта). По второму — на реализацию всего металлического кобальта, производимого на Заполярном филиале (2200—2300 т в год). Стоимость кобальта на мировом рынке сразу выросла, поскольку количество игроков на кобальтовом рынке чрезвычайно ограничено, и они могут диктовать цены. Но еще, как оказалось, американцы готовы продавать наш же кобальт кому угодно, только не России. Член Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям Виктор Нефедов отметил, “наш кобальт уже воевал против нас во время конфликта в Южной Осетии”.

К тому же, остается вопрос стратегической безопасности страны. Один из лидеров в производстве авиадвигателей — ОАО “Ступинская металлургическая компания” — уже обратился с письмом-криком к министру промышленности В. Б. Христенко: “… в связи с директивной технологией… на нашем предприятии может использоваться кобальт только российского производства…практически отсутствует предложение по продаже кобальта…” И вывод: “Последствия таких сделок могут привести к плачевным последствиям со всем оборонным комплексом в РФ”. Наверное, не зря председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов задается вопросом: “Можем ли мы оставаться сверхдержавой, если продаются национальные интересы и не обеспечена экономическая безопасность страны”.

Ситуацией довольны все. Потанин, американская ОМ Group, крупнейший держатель стока кобальта в мире — оборонная структура США Defence Logistics Agensy. В США к кобальту особое отношение вообще. У них он есть, но они его предпочитают закупать в других странах.

Вопрос, довольна ли этой ситуацией Россия. Которая осталась без кобальта, без которого о повышении обороноспособности страны можно забыть. Говорят, в стране еще есть законсервированные Т-34.



    Партнеры