Волк в овчарне, козел в огороде

Кто будет выполнять “план-700” и как

7 октября 2008 в 18:58, просмотров: 984

В прошлую пятницу, 3 октября, конгресс США принял наконец законопроект о “выкупе” финансовой системы страны, а президент Джордж Буш поспешно подписал его. Подписано, и с плеч долой? Как бы не так! Сейчас только и начинается главное.

Формально по новому закону его осуществление поручено министерству финансов, которому в нынешнем составе осталось жить ровно месяц. В первую очередь минфин, возглавляемый Генри Полсоном, должен установить долларовую цену на ипотечные активы, которые никто не хочет покупать, изъять их из бухгалтерских книг хромающих банков и “распечатать” закупоренные артерии кредитных рынков.

Подписывая закон, Буш предупредил американцев, чтобы они не ждали от него быстрой отдачи. Несмотря на круглосуточные бдения, минфин США не сможет приступить к выкупу у банков “токсических активов” (новый термин. — М.С.) раньше чем через полтора месяца, по крайней мере, не раньше 4 ноября — дня выборов.

Минфин не будет (и не может) заниматься в одиночку менеджментом этих “токсических активов”. Он собирается привлечь к этой тяжелой работе профессионалов со стороны, чтобы они занялись за менеджерскую зарплату разгребанием портфелей акций и иных ценных бумаг. Министр Полсон уже призвал под свои знамена бывших коллег по Goldman Sachs, чтобы они исполняли при нем роль советников-визирей. Среди них Эдвард Форст, ныне вице-президент Гарвардского университета, Кендрик Вильсон, бывший председатель финансовых институций в Goldman Sachs, и Дэн Джестер, бывший заместитель главы этого банка.

Помимо советников-визирей минфин передаст огромную часть программы для ее осуществления 5—10 фирмам — менеджерам активов. Они еще не отобраны и не названы. Но, по предварительным сведениям, среди них будут Black Rock и Legg Mason. Эти и другие фирмы-менеджеры получат существенный кусок пирога в размере 250 миллиардов долларов. Их жалованье будет несколько ниже ставок в частном бизнесе (1 процент активов, или один доллар на каждые сто долларов “управляемых” денег). Но не стоит их тем не менее жалеть.

Растасовывая 700 миллиардов выкупного плана, эти фирмы получат десятки миллиардов долларов в виде “оплаты труда”!

Главным механизмом покупки “токсических активов” станут так называемые перевернутые аукционы, которые применяются при покупке электроэнергии или частот. Правительство выставит на торги, скажем, ценные бумаги, обеспеченные сабпримными (то есть не очень надежными) ипотеками. Их стоимость будет определяться в конечном счете тем, сколько банков захотят их продать. Такая система таит в себе опасную западню — конфликт интересов. Кому будут служить эти банки: налогоплательщикам по низким ставкам или своим клиентам, платящим полную цену? Как замечает без всякой иронии бывший заместитель председателя резервной системы (центрального банка) США Алан Блайндер, “помимо бывшего председателя ФРС Пола Волкера с его статусом и честностью трудно будет подобрать менеджеров, которые захотят почти даром служить стране, а не своим клиентам”.

Но и это еще не все. Минфину придется принимать головоломные решения по поводу того, кто будет выходить победителем, а кто побежденным в процессе выкупа финансовой системы страны! Закон только-только подписан, но лоббисты различных групп интересов уже штурмуют Капитолий, Белый дом и казначейство.

Управляющий директор компании Pimco Вильям Гросс предлагает свои услуги даже даром! Поскольку после выборов в минфине произойдет смена караула и туда придут новые люди, еще более возрастает роль привлеченных визирей и лоббистов.

И, наконец, самый сложный кульбит: как установить цену “токсических активов”, которые будет покупать само казначейство? У некоторых из них вообще нет никакой рыночной стоимости, поскольку у них не было даже потенциальных покупателей. Такая ситуация дает огромную власть фирмам, которые наймет правительство для осуществления “плана-700”. Они смогут играть на повышение и на понижение по своему усмотрению. Если администрация и впрямь намерена помочь налогоплательщикам, она должна играть на максимальное понижение. В этом случае ей придется оказать сильнейший нажим на банки. Но, свалив на их плечи огромные потери, администрация не даст им возможности в обозримом будущем снова ссужать деньги, пока они не обзаведутся свежим капиталом. Если же администрация согласится покупать активы по банковским ценам, то тогда придется переплатить налогоплательщикам и залезть в бюджетный дефицит, и без того рекордный. Правильная цена будет таким образом зависеть от того, на чью сторону станет правительство — покупателей или продавцов “токсических активов”. Банки “надеются”, что правительство будет калькулировать цены, исходя из их бухгалтерских книг.

Но менеджеры хедж-фонда и другие потенциальные покупатели требуют от правительства установления максимально низких цен. Этим покупатели надеются вклиниться в программы казначейства и скупить наряду с ним “токсические активы”, выставляемые на аукционы.

Для ускоренного проведения в жизнь нового закона минфин будет вынужден в огромной степени положиться на частный сектор. Вот что говорит по этому поводу президент Securities Industry and Financial Markets Association Тин Растан: “Казначейству придется передать рынку почти все, оставив за собой лишь окончательное решение”. Но как принимать это окончательное решение, если бразды правления находятся в чужих, враждебных руках? Поэтому вполне понятно беспокойство многих инвесторов тем обстоятельством, что правительство собирается слишком уж полагаться на фирмы, которые станут канализировать капиталы в сторону своей частной клиентуры. Глава одной из таких фирм Джон Сигель откровенно заявляет: “Я даже в фантасмагории не могу себе представить, как буду заниматься менеджментом всего этого. Как я буду одновременно управлять одной стороной, где я преследую максимизацию профицита, и другой стороной, где мне надо сеять социальное добро?” Опыт показывает, что капитал всегда предпочитал социальному добру профит. Даже в ущерб себе, как это произошло сейчас в Соединенных Штатах.

“Фантасмагория” закодирована уже в самом “плане-700”, ставшем законом. Перечисляя цели закона, его авторы трактуют о таких вещах, как “защита налогоплательщиков”, “предотвращение распада финансовых рынков”, “помощь семьям сохранить свои дома”. Но одно исключает другое. Так, конгрессмены-демократы настаивают на том, чтобы минфин США использовал свои полномочия по новому закону для реструктуризации ипотек тех домовладельцев, которым грозит потеря права выкупа заложенных домов, а в перспективе — и самих домов. Но аукционный план минфина делает это почти невозможным. Дело в том, что более 90 процентов субпримных ипотек являются частью гигантских пулов или трестов, продающих активы, обеспечиваемые такими ипотеками, инвесторам не только в Соединенных Штатах, но и во всем мире.

Никакие законы, принимаемые на Капитолии и подписываемые в Белом доме, не могут перечеркнуть фундаментальных законов капитализма. И свойства человеческой натуры.

АМЕРИКЕ В ДУШУ ПЛЮНУЛ БРАТ БУША?

Вскоре после подписания законопроекта о выделении правительству $700 млрд. на выкуп долгов оказавшихся под ударом компаний конгресс США решил выяснить, кто виноват в нынешнем кризисе.

В итоге главным обвиняемым стал... троюродный брат ныне действующего американского президента Джорджа Буша — Джордж Уокер. Об этом в ходе своего выступления в конгрессе заявил председатель палаты по надзору и реформам правительства демократ Генри Ваксман. Согласно выводам конгрессмена Уокер входил в число высших руководителей инвестиционного банка Lehman Brothers, проигнорировавших предупреждения о надвигающихся рисках, что привело к крупнейшему в истории США банковскому банкротству и спровоцировало нынешний финансовый кризис. Ваксман также обнародовал на слушаниях 24 страницы внутренней служебной переписки руководителей банка Lehman Brothers, которые, по его словам, показывают, что председатель правления банка Ричард Фалд и другие его руководители, включая Уокера, своими действиями “вели банк Lehman Brothers и экономику к пропасти”.



    Партнеры