У маньяка был трупный характер

Жена педофила-убийцы Панченко дала эксклюзивное интервью “МК”

9 октября 2008 в 17:03, просмотров: 1195

Светлоградская история обретает черты поистине шекспировской драмы. Следственный комитет при прокуратуре Ставрополья сообщил, что маньяк-педофил Иван Панченко признался в убийстве 16-летней Елены Маловичко — родной сестры своей жены Людмилы. В январе 1999 года Лена ушла из дома к зубному врачу, и больше ее никто не видел.

Маловичко и Панченко живут в разных концах города. В этой семье было трое детей — Гриша, Люда и Лена. Хорошая, счастливая семья. Но после того как ее пути-дорожки пересеклись с семьей Панченко (Люда вышла замуж за Ивана), на Маловичко несчастья посыпались как из рога изобилия. Сначала, в 1998 году, пропала жена Гриши — Оксана. Через 4 месяца — дочь Елена. Еще через 4 месяца — подруга и одноклассница Елены — Марина Семилетова. Наконец, в 2003 году недалеко от родительского дома, хотя жил он совсем в другом месте, был найден мертвым Григорий. От большой семьи остались только мама и Люда (глава семейства умер еще раньше).

С бывшей женой маньяка мы беседуем в доме ее мамы. Она говорит, что живет здесь с весны, с тех пор как поссорилась с мужем.

— Я дружила с его сестрой Леной, — рассказывает Людмила о своем знакомстве с Панченко. — Иван сидел тогда за убийство солдата (Панченко дали тогда 9 лет, но отсидел он только 7). Мне было 15 лет, когда я стала с ним переписываться. Мне нравилось: какие слова он пишет, стихи! А подружки говорят: да брось ты, они там все в тюрьме такие. Потом, в декабре 1997 года, однажды выхожу на улицу — он стоит, пришел на меня посмотреть. Стали жить вместе. Он очень хотел сына. Долго у нас не получалось почему-то, но в 1999-м наконец родился сын.

— Когда узнали, что он убил девочку?

— В понедельник. Приехала милиция. Сразу — к сыну. Мол, девочки пропали. Он говорит: да, я видел их на Степной. Этот участок муж купил год назад. Говорил: если сдохну, чтобы сыну дом был и сад.

— Вы там бывали? В сарай заходили?

— Нет. Там замок висит… А чего я буду лазить, это же не мое.

— А муж там постоянно жил?

— Нет, он постоянно на работу уезжал. Из-за чего у нас скандалы и пошли. Я говорю: у тебя сын, его надо одеть, обуть, накормить.

— Куда он на работу ездил?

— Не знаю, не интересовалась (со слов оперативников, Панченко нигде не работал ни дня. — С.Ф.).

— Вы сами работаете?

— Раньше работала на заправке. Но муж поставил условие: или он или работа. Я выбрала его. Свекровь нас кормила-поила.

— Почему вы расстались?

— Он когда последний раз пришел из тюрьмы, спросил: изменяла? Я говорю: изменяла. Он стал меня попрекать: такая, мол, сякая. Орал, бил. Один раз так избил, что я болела две недели. Но больше всего меня обидело другое. Он однажды заявил: я — “вор в законе”, люди меня не поймут, если я с тобой такой буду жить. А сейчас люди его поймут?!

— Вы сразу поверили, что он мучил девочек?

— Нет! Вообще не поверила. Пришла милиция. Говорят: там нашли труп. Я сначала не поняла. Они орут: ты же там была. Потом уже следователь рассказала: нашли девочку. Под деревом. Она была закопана и водой залита. Вторую нашли в подвале, живую, прикованную цепью.

— Вам его жалко?

— Я подумала, что его оговаривают. Я когда была в милиции, смотрю — его привозят. “Ваня, это правда?” — кричу. Он говорит: “Я — покойник”.

— А картинки у него в сарае вы видели (в основном порнографического содержания)?

— Это он повесил вместо обоев, вроде как обделал.

— Говорят, он признался в убийстве вашей сестры…

— Признался?! — у Людмилы вырвался приглушенный крик, лицо на секунду перекосилось, она инстинктивно выбросила руку со скрюченными пальцами вперед. — Да вы что?! Я не верила. Я столько с ним прожила. Если бы хоть где-то что-то — обязательно услышала бы. Но нигде ничего.

— Будете его в тюрьме навещать?

— Его?! Да вы что?! Тем более если он сестру мою убил. Я его разорву! Тварь! Не дай Бог. Мы тогда гадать ездили. Цыганка сказала: Оксана в этот дом никогда не вернется. А за Лену сказали, что вернется, но не скоро. И вроде как с мужем и детьми…

Самые последние новости из Светлограда шокируют.

— Есть все основания предполагать, что на счету Панченко особо тяжких преступлений даже больше, чем мы пока можем себе представить, — сообщила “МК” представитель Следственного комитета по Ставропольскому краю Екатерина Данилова. — Панченко заявил буквально следующее: “Трупов столько, что вы замучаетесь копать”.

Со слов одного из сотрудников Светлоградского ОВД, Елена Маловичко погибла от огнестрельных ран. Однако Данилова эту информацию опровергла. По ее словам, убийца в лесополосе за городом сначала сильно избил девушку, потом столкнул в яму и развел над ней костер…

К допросу по следующим эпизодам следователи приступят только после того, как по этому убийству проверят показания подозреваемого на месте.




Партнеры