Армии шьют новую реформу

Шестую или седьмую за последние 15 лет

15 октября 2008 в 17:49, просмотров: 2295

Российскую армию опять ждут серьезные потрясения. То есть реформы. О том, что к 2012 году наша армия приобретет новый облик, заявил министр обороны Сердюков на заседании коллегии военного ведомства. Каким будет этот облик, Минобороны решало в закрытом режиме, что вызвало серьезное неудовольствие Госдумы. Так, зампредседателя Комитета по обороне Михаил Бабич заявил: “Решения, имеющие принципиальное значение для безопасности государства, не должны приниматься кулуарно, они требуют тщательных расчетов и обсуждения, в том числе в верхней и нижней палатах парламента, Совете безопасности и других институтах государства”.

Однако по окончании коллегии министр обороны все же слегка приоткрыл завесу секретности перед несколькими тщательно отобранными представителями государственных СМИ.

Он сообщил, что довести численность армии до миллиона предстоит не к 2016 году, как предполагалось ранее, а уже к 2012-му. Причем основные сокращения пройдут уже в следующем году. В первую очередь они коснутся офицерского корпуса. “К 2012 году мы скомплектуем миллионную армию, — сказал министр, — в которой численность офицерского состава будет 150 тыс., т.е. 15% от общей численности”. В связи с этим будет сокращено более 200 тысяч офицерских должностей, а также свыше 200 генеральских.

Министр назвал цифры: сейчас генералов в Российской армии 1107, а будет 886, полковников — 25 665, будет 9114, майоров — 99 000, будет 25 000, капитанов сейчас — 90 000, останется 40 000. А вот количество лейтенантов увеличится с 50 000 до 60 000.

Министр пообещал, что сокращение офицерских должностей в Российской армии будет проходить поэтапно и безболезненно, при этом будут соблюдаться все нормы социальной защиты. “Естественно, будем этих офицеров трудоустраивать на гражданскую службу, заниматься переподготовкой”.

В этом году планируется сократить уже около 40 тыс. вакантных офицерских должностей. Кроме того, в армии служит 7,5 тыс. офицеров, призванных после гражданских вузов на два года. В будущем в армию их призывать не будут. По словам Сердюкова, сейчас в армии 26,7 тыс. офицеров, которые достигли предельного возраста службы. После того как их обеспечат жильем и соответствующими видами выходного пособия, они будут уволены. В 2009-м таких будет еще 9,1 тыс. “Таким образом, — сказал министр, — остаются около 117,5 тыс. офицеров, которые должны быть уволены в течение трех лет”. Именно эти “около 117,5 тыс.” и будут главной головной болью военного ведомства.

Министр планирует, что сокращение офицеров пойдет в основном за счет увеличения штатной численности гражданских специалистов в армии. Он сказал, что на гражданские должности будут назначаться прежде всего уволенные офицеры. Хотя многие военные эксперты сильно сомневаются, что таких энтузиастов найдется много.

Министр объявил также о предстоящем кардинальном сокращении количества воинских частей и соединений во всех видах ВС. Причем те, кто обвинял Сердюкова в излишней скрытности, должны взять свои слова обратно. Впервые из уст военного руководителя прозвучали цифры ныне существующих в армии воинских формирований и то их количество, которое планируется сформировать в ближайшем будущем. Он сообщил, что в Сухопутных войсках сегодня имеется 1890 частей и соединений, а останется 172. ВВС и ВМФ урежут лишь в два раза. Так, в ВВС сегодня 340 воинских частей, а будет 180, на флоте вместо 240 останется 123.

Меньше всего пострадают ВДВ, Космические войска и РВСН. В Ракетных войсках из 12 частей останется 8, в Космических вместо 7 будет 6, а в Десантных войсках — 5 вместо нынешних 6. Причем, как сказал министр, части просто планируется укрупнить и несколько видоизменить. Больших сокращений в них не предвидится.
При этом в перспективе предстоит переход к новой структуре военного управления. “Сегодня у нас четырехзвенная система управления: военный округ — армия — дивизия — полк, — сказал министр. — Мы переходим на трехзвеньевую структуру: военный округ — оперативное командование — бригада. То есть выпадает дивизионно-полковое звено и появляются бригады”. По его словам, это позволит ликвидировать “многоярусность” и повысить оперативность управления войсками.

Основательной реформе подвергнется и система военного образования. Министр заявил: “Сегодня мы имеем 65 вузов, в том числе 15 академий, 4 военных университета, 46 военных училищ и военных институтов. Вместо этого мы хотим создать 10 системообразующих вузов”. Они будут не только решать задачи обучения офицеров, но и вести исследовательские работы. Причем формироваться они будут не по видовому признаку — для ВВС или для флота, — а по территориальному. То есть, к примеру, инженеров там будут готовить и для танкистов, и для артиллеристов, и для других видов ВС.

По словам Сердюкова, в этих вузах будет сосредоточен весь имеющийся сегодня профессорско-преподавательский состав, а нынешние военные училища и институты станут филиалами этих центров. Уже к 2012 году планируется создать 3 военных учебно-научных центра, 6 военных академий и 1 военный университет. И уже в дальнейшем определять, какие из оставшихся вузов должны будут подлежать расформированию.

Анатолий Сердюков объявил и о серьезных сокращениях и в аппарате управления Минобороны и Генштаба. “Сегодня численность центрального аппарата — 10 тысяч 523 человека, органов военного управления — 11 тысяч 290 человек, — сказал министр. — По новому облику Вооруженных сил численность этих структур к 2012 году будет насчитывать 8 тысяч 500 человек”. При этом, отметил он, функции Генштаба и других центральных органов управления меняться не будут.

Именно это уточнение сразу же вызвало вопрос у военных специалистов: чем же в таком случае обосновывается столь радикальное сокращение аппарата управления Минобороны и Генштаба?

Зампредседателя Комитета Госдумы по обороне Михаил Бабич, например, сказал так:

— Ни Анатолий Сердюков, ни другие представители руководства Минобороны не смогли внятно ответить на вопросы депутатов, связанные с обоснованием столь радикальных изменений Вооруженных сил, центрального аппарата Минобороны, а также переноса сроков намеченной реорганизации с 2016 года, как планировалось раньше, на 2012 год. Ссылки этих ответственных лиц на то, что многие параметры нашей армии, в том числе касающиеся численности офицерского корпуса, не соответствуют мировому опыту, звучат малоубедительно и бездоказательно — без учета реального состояния гражданской инфраструктуры, обеспечивающей жизнедеятельность иностранных армий. Все военные вопросы, включая деятельность Генерального штаба, видов и родов войск, должны решаться в соответствии с военной доктриной РФ, планами применения Вооруженных сил, другими руководящими документами, и изменения сначала необходимо вносить в них, а лишь затем принимать решения о боевом составе Вооруженных сил. К сожалению, судьбоносные для армии вопросы Минобороны решает, что называется, без оглядки на доктринальные документы, действующие в нашем государстве, что непременно может обернуться резким снижением боеготовности.

* * *

Если вспомнить армейские реформы последних лет, то все они тоже начинались без каких-либо оглядок на военную доктрину. С 1992 года предстоящая реформа будет то ли 6-й, то ли 7-й по счету. Точно определить невозможно потому, что те, кто их затевает, постоянно путаются в терминах.

Так, например, предыдущий министр обороны Сергей Иванов начал реформировать армию в 2001 году, пообещав сделать ее контрактной. Тогда слово “реформа” звучало со всех трибун. Но вскоре ему публично пришлось признать, что перевести на контракт всю армию невозможно, после чего реформой стали называть сокращение армии до “оптимальной численности” в 1 млн человек, а затем уменьшение сроков службы по призыву на 1,5 и 1 год службы.

Начиная с 2003 года Иванов периодически докладывал президенту, что реформа армии завершена, а тем временем в Генштабе зрели грандиозные замыслы об упразднении главкоматов, военных округов и создании на их базе стратегических командований. Естественно, всех тогда тоже интересовал вопрос: так будет все-таки реформа армии или нет? Тогда, выступая в Минобороны, ныне уже бывший начальник Генштаба произнес историческую фразу: военная реформа продолжается и будет длиться бессрочно. А вскоре, в феврале 2007 года, завершая свою деятельность на посту военного министра, Сергей Иванов на “правительственном часе” в Госдуме сделал важное заявление: “Реформ в Вооруженных силах больше не будет, предстоит лишь их модернизация”. Тогда было решено, что перед тем как проводить армейские реформы, нужно принять новую военную доктрину. На этом все вроде бы и успокоились.

Ах, если б мог тогда предположить Сергей Иванов, как окажется недальновиден! Прошло чуть больше года, никакой доктрины так и не приняли, а реформы в армии вот они — уже идут. Да еще какие! Прежним реформаторам подобные передвижки и не снились: тысячу туда, миллион — сюда… Теперь это называется “создание нового облика Вооруженных сил”. Но это, как говорил известный сатирик, что пеньком о сову, что совой о пенек, все равно сове не жить.

Причем всем — и политикам, и депутатам, и военным — ясно, что с армией действительно давно уже нужно что-то делать. Только вот что? На этот вопрос заставляют каждый раз отвечать вновь назначенного министра. Он, конечно, старается в меру сил и возможностей. Потом ему на смену приходит другой, и все начинается заново.

 
…Поговаривают, что министр Сердюков тоже может не закончить начатое — уйдет на повышение. То ли в Минфин, то ли в Краснодарский край. Так что прав, видимо, был генерал Балуевский: военная реформа продолжается и будет длиться бессрочно.



Партнеры