Собачьи какашки

Ваша маленькая лохматая нахалка ДУСЯ

17 октября 2008 в 17:59, просмотров: 390

Ну что, допрыгались? Последний разум уже потеряли? Да что там разум — последние остатки человечности! Вот взять хотя бы судьбу москвички Елены Ханцеверовой. Ей точно не позавидует ни одна собака! Но зато любая дворовая псина позавидует судьбе тех своих больных и бездомных собратьев, которых она у себя приютила. Впрочем, похоже, ненадолго, и в самом ближайшем будущем она сама вместе со своей престарелой матерью (а той уже за 80) разделит их незавидную участь. Проще говоря, окажется на улице, будучи выставленной из собственной частной, приватизированной человеческой будки.

Впрочем, давайте-ка по порядку. Да, Елена, сердобольная душа, устав от жестокосердных двуногих собратьев, нашла утешение в обществе нас, четвероногих. Проще говоря, 6 лет собирала на улице всех брошенных, обиженных, болящих, шелудивых псов. И набралось их числом больше 20. Ну а поскольку ютились они в обычной типовой маленькой московской квартире, приличных сортиров и джакузи там явно не имелось. Писали там собачки где ни попадя, да и перелаялись между собой так, что соседям это, конечно же, не понравилось. Мягко говоря, не понравилось. Осточертело.

И я их вполне себе понимаю. Свора ошалевших от жизни хвостатых и блохастых уличных хулиганов может довести до ручки практически любого! Вопрос в другом: по какому такому праву ваш брат двуногий уравнял Елену в правах с бомжами, насильно лишив ее законной собственности?! Нет, дамочка она, конечно, со странностями, но от Конституции РФ это ее решительно не отлучает.

Вывод тут следует только один: пока вы даже к себе подобным не можете относиться как к человекам (живым людям, личностям, требующим уважения и сострадания), вам и впрямь недосуг будет утрясти проблему взаимоотношений людей и животных. Самым что ни на есть законным, законодательным образом.

А вообще-то на сегодняшний день у нас, точнее, У ВАС, существует двоякое отношение к животным. Для одних мы — личности, безусловно, требующие внимания и уважения. Для других — просто-напросто биологический мусор. (Последнее определение, кстати, вы легко распространяете и на себе подобных — на стариков, больных, социально отверженных.) Так вот, сегодня пришло наконец время каждому из вас ответить на вопрос: к какой из этих категорий людей отношусь лично я? Задайте этот вопрос себе и собственной совести.

Впрочем, если совести у вас уже нет или вы просто не слишком ей доверяете, дело и впрямь могло бы поправить законодательство. То, которого у нас до сих пор нет. А между тем нам до зарезу нужны законы, надежно защищающие людей и животных друг от друга. Защищающие и примиряющие их, заставляющие жить друг с другом в максимальной гармонии.

Кстати, а знаете ли вы, сколько нынче только в одной Москве собак-бомжей? Если верить статистике, как минимум 60 тыс.

И несмотря ни на какую там вашу программу стерилизации (на сегодняшний день, кстати, уже свернутую), численность нашего брата особо не уменьшается. Напротив, только увеличивается за счет так называемых дачных псов — собак, взятых дачниками, а потом, по окончании сезона, благополучно брошенных ими на произвол судеб. К ним же бодро присоединяются и сволочи-заводчики, выкидывающие на ту же улицу так называемый нереализованный товар. Ну и, наконец, прибавьте к этому проблему так называемых опекунских собак, которых регулярно собирают для подкормки у собственных подъездов сердобольные бабушки.

Ну и, конечно, больная тема: в городе до недавних пор практически не было собачьих приютов. Сейчас их около 30. 15 из них было построено городом буквально за последний год. В целом они должны будут впихнуть в себя 20 тыс. несчастных. Самый большой рассчитан на 6,5 тыс. собак. На что это, скажите, похоже? Правильно, на концлагерь! Газовые камеры — прилагаются.

Кстати, без шуток, для некоторых вопрос о газовых камерах более чем реальный. Нет, правда, а почему бы их не устроить?! Свезти туда всех бездомных, беспомощных тварей, а потом взять да и удавить всех разом! Чтоб не мучиться. В смысле, не мучить себя проблемой, как именно и за какие шиши за ними ухаживать. Ссылаясь при этом на якобы подобный же опыт приютов на Западе.

Впрочем, я знаю, на какие именно приюты они тут ссылаются — на Освенцим, Дахау и прочие богоугодные заведения.
Спрашивается: а почему наши с вами сограждане не берут с такой же охотой, как западные двуногие, бездомных собак из приютов? Почему нет у них такой благородной привычки сострадания? Да просто потому, что во всем цивилизованном мире принято брать собак не из престижа, а из сострадания.

Что же касается наших с вами сограждан, то все они с удивительной жадностью тянутся к т. н. престижным породам. Да, и не стоит отнекиваться! У нас, в России, мы действительно переживаем эпоху “перепроизводства породистых собак”. Вот черт! Теперь, видите ли, модно держать в доме только породистых.

Но ведь если вы, гуманисты двуногие, говорите, что каждое животное одинаково ценно, то, пожалуйста, берите любое!
Кстати, хочу вам напомнить: среди голливудских звезд нынче актуально брать в дом именно дворняжек. Дворняжек и больных детей, детей из третьего мира. Дворняжки там — это круто! И эта мода, поверьте, гораздо гуманнее.

А в той же Швеции полностью контролируют разведение породистых животных. Там заводчики и хозяева нестерилизованных собак облагаются соответствующим налогом. Кстати, денежки с него идут не в карманы вечно голодных чиновников, а на содержание тех же приютов. А в Голландии вообще введен мораторий на любую заводческую деятельность. Xотите собаку? Берите на улице!

Кстати, в Европе сейчас раскручиваются самые мощные социальные программы по пристройству бездомных собак в семьи. И знаете, какой у них лозунг? “Каждой собаке — крышу!” У нас это приживается ровно наоборот: собак, обретших крышу (пусть совсем и неподходящую), выбрасывают просто на улицу. А вслед за ними туда же выбрасывают и их хозяйку — Елену Ханцеверову, делая бомжами и их, и ее.

Впрочем, это и неудивительно. Ведь самой популярной нынче темой стали попытки вернуться от идеи стерилизации к идее уничтожения бездомных животных. Называется это у добрых людей почему-то эвтаназией. Хотя, насколько я знаю, эвтаназия — это добровольный уход из жизни. Но ни одна собачка подобной бумажки с просьбой о добровольном уходе вам отчего-то еще не подписывала. Так с какой же стати вы взваливаете на себя право отбирать у нее то единственное, что у нее есть, — жизнь?!

Да ничего. Напомню только, что известный пермский людоед Малышев (помните такое чудовище?) начал свою творческую деятельность с того, что сожрал всех в округе собак и кошек и уж только на сладкое оставил себе лакомую человечинку…

Вспоминайте об этом хоть изредка.




Партнеры