Как видно, искусство ликвидно!

Мамонт против королевского фарфора

19 октября 2008 в 17:17, просмотров: 420

ЦДХ на неделю наполнится старинным искусством: 200 ведущих галерей — наших и зарубежных, 20 тематических выставок — от мамонта до Мамонтова. В Москве начал работу XXV — юбилейный — Российский антикварный салон. Помимо ставших традицией (потому что самые плодовитые) Шишкина и Айвазовского топ-лист ярмарки искусства украшают Брейгель-мл., Саврасов, Коровин, Мухина. А публика ждет диковинки — последние палеонтологические находки и датский фарфор как пособие по ботанике.

— В период финансового кризиса, все чаще говорят о ликвидности вложения денег в искусство, но я бы хотел остановиться на другом, научном значении мероприятия, — объясняет патрон салона Александр Кибовский. — Благодаря тому, что вещи выставляются на публике, сделана масса открытий: открыты новые имена, новые направления, ранее не известные произведения знаменитых авторов, дающие новый взгляд на их творчество.

Концертмейстер смычком делает знак остальным музыкантам, и стройные звуки бетховенского квартета заливают выставочное пространство. Они — как естественная рамка для мебели и аксессуаров классицизма. Но вряд ли подойдут к неофиту нынешнего салона — огромному мамонту, привезенному по косточке из Якутии. А между тем он — самый древний экспонат, которому минимум 15 тысяч лет. Это вам не рококо и даже не Древний Рим. Он (а точнее, она) — представитель эпохи позднего плейстоцена. Московский антикварный мамонт — уже не ноу-хау. Мамонт как арт-объект 2 года назад фигурировал на одном из крупнейших мировых аукционов, откуда ушел за 350 000 долларов.

 37 витражей из Франции, Англии, Германии и Голландии, помещенных в лайт-боксы и так подсвеченных, что образуют мини-музей европейского витража с XIII по XIX век.

Иконы не лежат вперемежку со столовым серебром, а некоторые витрины предстают как художественные инсталляции. С умом расставлены статуэтки Ломоносовского фарфорового завода. Вообще, фарфор занимает здесь особое место — от презентации книги Сиповской “Фарфор в России XVIII века” и альбома-каталога “Ода к радости. Русский и советский фарфор из собрания Юрия Трайсмана”  до  спецпроекта “Королевский датский фарфор”. Во второй половине XVIII века европейские короли сходили с ума при одном упоминании о фарфоре. Китайская диковинка — белоснежная, пропускающая свет, но очень прочная — именовалась не иначе как “белое золото”. Копенгагенская мануфактура привезла в Россию свои знаковые вещи, в том числе несколько предметов из знаменитой коллекции “Флора Даника”.

Этот самый роскошный сервиз XVIII века предназначался для нашей Екатерины. Но его делали 12 лет (1790—1802), и скончавшаяся в 1796 году императрица высочайший подарок так и не увидела. Фарфоровая энциклопедия осталась на родине и поэтому, вероятно, так хорошо сохранилась. У датского короля было заведено, если какая-нибудь салатница или конфетница понравится гостю, она незамедлительно тому дарилась, поэтому из 2000 предметов сегодня осталось 1503. С невероятной точностью роспись каждого из них воспроизводит иллюстрации одноименного труда по ботанике, посвященного датской растительности. А на тарелках — максимум научной информации: растение с корнем, отдельно побеги… И никаких тебе мамонтов.

 



    Партнеры