Оптимистическая трагедия

Кризисы очищают экономику от спекулянтов

20 октября 2008 в 17:04, просмотров: 417

В экономике проигрыш для одних часто оборачивается доходом для других. И нынешний кризис далеко не для всех является трагедией. В когорту выигравших или хотя бы не проигравших от кризиса может попасть любой. Если, конечно, немного подсуетиться и действовать расчетливо, без эмоций. Экономика в целом от кризиса тоже выигрывает. Хотя многие при этом разоряются до получения выигрыша.

Налетай, подешевело!

Еще в советское время было подмечено, что любое крупное явление развивается в четыре этапа: шумиха, неразбериха, наказание невиновных и награждение непричастных. Кризис в России начался примерно на полгода позже, чем на мировых рынках. Поэтому он развивался острее и быстрее. В настоящее время разрыв успешно ликвидирован, а российская экономика вступила в период наказания невиновных.

В чем, например, виноваты строители, производители и продавцы строительной техники, металлурги?

Финансовыми спекуляциями они не занимались, а слово subprime, вероятно, впервые услышали во время кризиса. Но главный удар — снижение спроса — пришелся именно на эти сектора. С другой стороны, снижение спроса в рыночной экономике означает падение цен и сокращение производства. Именно здесь возникает эффект награждения непричастных. Во время кризиса многие товары и услуги можно купить гораздо дешевле, чем в спокойные времена.

Наиболее ярко это проявилось, конечно, в США. Падение цен на недвижимость составило 30—40%. Это на жилую, а коммерческую недвижимость можно купить еще дешевле. Еще недавно цены на средние объекты — небольшие рестораны, мотели, магазины, автомастерские, салоны красоты — в крупных американских городах начинались от $1,5 млн. Теперь продавцы будут счастливы получить $500 тыс.  В Европе спад цен не столь силен, но тоже наблюдается.

В России падение цен на недвижимость ожидается уже давно. Но все никак не случается. Девелоперы жилой недвижимости упорно держат цены, надеясь переждать кризис. А вот в коммерческом секторе падение уже началось. Правда, оно имеет точечный характер и зачастую всячески скрывается. Например, на прошлой неделе роскошное новое офисное здание класса А в центре Москвы “ушло” по $8 тыс./кв. метр, хотя выставлялось на продажу за $12 тыс./кв. метр. При этом продавец в договоре попросил указать цену $12 тыс./кв. метр. По его словам, “и черт с ними, с налогами; лишь бы не обрушить рынок”.

Примет ли падение цен на коммерческую недвижимость массовый характер, и начнет ли наконец дешеветь жилая недвижимость, зависит от продолжительности кризиса. По оценкам экспертов, полгода девелоперы еще смогут удерживать цены, а год — уже нет. Просто потому, что все мало-мальски крупные игроки строительного рынка являются эмитентами рублевых облигаций (на рынке обращается 54 девелоперских выпуска). Согласно условиям займов, в течение года каждый эмитент вынужден будет пройти через оферту, то есть через досрочный выкуп бумаг. Если кризис внезапно не кончится (что маловероятно), инвесторы будут, как сейчас, предъявлять к досрочному выкупу 100% займа. Чтоб расплатиться, строителям нужны “живые” деньги.

Избежать дефолта по облигациям и последующего банкротства девелоперы смогут, только быстро продав готовые объекты. Как заявило на днях международное рейтинговое агентство Fitch Ratings: “российские девелоперские компании, вероятно, окажутся в числе тех, кто наиболее сильно пострадает от ухудшающейся ситуации с финансированием”. Поэтому желающим выиграть на кризисе можно порекомендовать узнать (информация публичная), у кого из девелоперов осталось 1—2 месяца до оферты. После этого с остронуждающейся в деньгах компанией можно вступить в приватные переговоры и “сломать” цену. Годика через два, когда кризис кончится, купленный объект можно будет перепродать. Доходность сделки оценивается минимум в 20—25% годовых. Неплохо для кризиса.

В пользу бедных

Еще одной категорией выигравших от кризиса может стать мелкий и средний производственный бизнес. Не сразу: сначала будет очень плохо. Ведь мелкие и средние компании этого сектора, как правило, получают заказы от более крупных. И первое, с чем сталкивается мелкий и средний бизнес во время кризиса, — это старая и недобрая проблема неплатежей. Рынок крупных кредитов практически встал (кризис доверия). Поэтому крупные компании не могут прокредитоваться, а мелкие и средние — вовремя получить оплату за выполненные заказы.

Но если этот неприятный момент перетерпеть, то вскорости обнаружится, что цены, например, на металл уже упали в среднем на 30%. На 10—15% подешевели грузовые автомобили. Причем это касается только иномарок. Отечественные производители предпочитают лучше остановить конвейер (как, например, ГАЗ), чем снизить цены. Подешевела также большая номенклатура станков и оборудования. К сожалению, это опять-таки касается продукции зарубежных производителей. Российские либо надеются “пересидеть” кризис, либо откровенно жадничают.

Впервые за 10 лет в России начал дешеветь цемент. “C начала 2008 года цены на цемент в России снизились более чем на 40%”, — признал президент ЗАО “Евроцементгрупп” Михаил Скороход. При этом он заметил, что “снижение темпов роста строительства не является основной причиной сокращения производства, так как в январе—августе 2008 года был зафиксирован рост потребления цемента в стране на 11,5%”. Михаил Скороход вскрыл механизм спада. “Активный рост поставок импортного цемента в страну стал следствием кризиса в строительной сфере зарубежных стран, который вынудил основных мировых экспортеров цемента искать новые рынки сбыта. С целью захвата российского рынка импортеры используют демпинг. В октябре 2007 года их цена стала ниже средних цен российских производителей. В дальнейшем цены импортного цемента оставались стабильно более низкими, чем цены российских заводов, — разница достигала 660 рублей за тонну”, — заявил он.

Так что кому кризис, а кому — возможность дешево купить как основные средства производства (станки, оборудование), так и сырье, расходные материалы (металл, цемент, дерево). Мелкий и средний бизнес получает шанс резко нарастить обороты. Конечно, с кредитованием проблемы. Как и со сбытом: например, россияне в сентябре-октябре практически перестали покупать мебель. Но рыночная экономика тем и хороша, что дает возможность гибко перенастроить производство на выпуск тех товаров, которые пользуются спросом в настоящий момент.

Дед Мороз и кризис

Обычный потребитель, бизнесом не занимающийся, также может получить выгоду от кризиса. Во-первых, подешевеет бензин. Российские нефтяные компании долго не хотели снижать цены. Однако когда розничная цена на бензин Аи-95 в Вашингтоне стала на 20% ниже, чем в Москве, в эту неприличную ситуацию вмешались власти. После гневных окриков ФАС и даже Президента РФ Медведева все крупные нефтяные компании объявили о снижении отпускных цен на бензин на 5—7%. На прошлой неделе наконец медленно пошли вниз и цифры на заправках.

Кроме того, вероятно снижение цен на легковые автомобили. Склады автосалонов сейчас забиты. Например, еще летом дилеры предлагали полгода ждать автомобиль Ford Focus. Сейчас “в наличии любые цвета и комплектации”. Пока снижения цен еще нет, но стоит подождать предновогодних праздничных акций. По оценкам экспертов, купить автомобиль на 10—15% дешевле в декабре-январе будет реально. То же самое, кстати, относится и к другим товарам длительного пользования: бытовой технике, той же мебели, и.т.д. Ритейловым сетям ведь тоже оферты по облигациям проходить нужно. Так что в предстоящие праздники потребителей ждут весьма заманчивые предложения.

Не стоит забывать и об инвестициях. На финансовом рынке потребитель — это частный инвестор. В кризис компании начинают больше думать о его привлечении, предлагают выгодные условия.

Разумеется, вкладывать в российские акции сейчас все еще опасно. Хотя, если инвестор готов расстаться с деньгами на 1,5—2 года, потенциальная прибыль весьма велика. По оценкам экспертов, равновесный, не спекулятивный уровень цен на российские компании находится в районе 1500 пунктов по индексу РТС. С учетом нынешних 700 пунктов потенциальная прибыль — около 50—70% годовых. Проблема в том, что раньше 2010 года зафиксировать ее вряд ли удастся.

Есть, однако, и иные инструменты. Например, валютный рынок Forex, товарные фьючерсы. Порог входа на эти рынки в результате кризиса снизился. Например, на Forex можно войти на приличных условиях (плечо 1:100), имея всего лишь $20 тыс. Для консервативных инвесторов можно порекомендовать вечные ценности — фьючерс на золото. Если нефть во время кризиса подешевела на 50% от максимумов (с уровней с $140 до $70 за баррель), то золото — всего на 20% (с уровней $1000 до $800 за тройскую унцию). Заставляет задуматься.
Слово “кризис” происходит от сокращенного и искаженного древнегреческого слова “катарсис”. А оно означало не только “ломка”, “катастрофа”, но и “очищение”. Кризисы очищают экономику. Например, от спекулянтов на subprime. И хотя страдают от кризисов, как правило, невинные, а их плоды достаются непричастным, экономика в целом все-таки идет вперед.



    Партнеры