Украинские наемники в Грузии — не миф

Спецкор “МК” нашла тех, кто воевал там на стороне России

22 октября 2008 в 15:38, просмотров: 3389

Где война, там всегда много вранья. Можно назвать его “научным термином” — дезинформация. События в Южной Осетии не исключение. Дезу запускали все — в своих, естественно, целях, где все средства хороши. В этих играх оказалась активно задействована и Украина…

Официальный Киев не раз заявлял, что ни один гражданин страны не принимал участия в боевых действиях в Южной Осетии. Это неправда. Украинцы воевали на стороне грузин — по крайней мере были найдены трупы, при которых находились паспорта с трезубцем. А сколько еще было таких, кто не был убит и не попал в плен? А сколько еще было найдено трупов славянской внешности, при которых вообще не было документов? Все это неудивительно: Украина нынче не дружественная нам страна. Чего только стоят поставки оттуда в Грузию вооружения наступательного характера…

Может, я открою страшную тайну, но насчет наемников украинские власти точно врут. В Цхинвале я встретила двоих жителей города Киева, которые принимали участие в августовской бойне. Они тут не гости и не военнопленные. Они воевали в составе… осетинских подразделений.

За завтраком в батальонной столовой показались два молодых человека — высокие, крепкого телосложения, на вид славяне.

— Это еще кто такие? — спрашиваю у поедающего напротив меня кашу майора.

— Где? А, это наши братья-хохлы…

— Что значит братья-хохлы?

— Да ребята из Киева. Воевали с “осетрами” вместе. Хочешь познакомлю? Только вряд ли они будут с тобой общаться…

Оказалось, что киевляне живут прямо за стенкой — в соседней казарме. Вечером иду с майором к ним в гости, знакомиться.

— Меня зовут Анатолий, это мой товарищ Олег. Нам сказали, что ты журналистка, не обижайся, но интервью мы давать не будем. 

— Почему?

— Потому что в нашей стране за наемничество дают срок.

— А вы наемники?

— Ну да.

Из дальнейшей беседы выяснилось, что Толик и Олег состоят на довольствии в министерстве обороны Южной Осетии, числятся тут снайперами. После минометного обстрела в ночь на 2 августа киевляне, которые, как они сами говорят, тщательно следят за ситуацией на постсоветском пространстве, почуяли запах крови и связались со знакомыми из Цхинвала. Те обещали помочь добраться до места назначения. Войну Анатолий и Олег встретили по дороге из Киева во Владикавказ. Когда они проходили таможню в Нижнем Зарамаге (это граница между Северной и Южной Осетией), их чуть не вернули обратно.

— Перед нами два украинца пытались проехать в Цхинвал, но их “контрики” завернули. У нас, честно говоря, тоже был большой шанс отправиться назад. Когда мы подали свои паспорта в окошечко пограничнику, он тут же его прикрыл и стал кому-то звонить, видимо, начальству докладывал. На вопрос “цель вашей поездки” мы сказали “в гости”, — улыбается Толик. — Бред такой, какие там гости, по Цхинвалу уже сутки била грузинская артиллерия и авиация, они полностью контролировали город, а мы в гости… Но осетины, которые были с нами, деловито закивали: да-да, они к нам едут. Пограничник отдал наши паспорта и пожелал счастливой дороги.

Про то, как и где конкретно пришлось воевать Анатолию и Олегу, они наотрез отказываются рассказывать. Но если учесть, что утром 9 августа генерал Хрулев провалил штурм Цхинвала, а остальные подразделения 693-го полка и 10-й отдельной бригады особого назначения вместе с батальоном “Восток” были у границ города примерно в семь вечера, осетинские подразделения бились на северных окраинах Цхинвала. Вероятно, “братья-хохлы” были с ними. Сами они говорят, что занимались в основном диверсионной работой: минировали, подрывали, но иногда выполняли функции снайперов и даже ходили на зачистки.

“Вот кадры, где мы свергаем грузинскую власть в Ленингори”, — наемники показывают мне свои записи на мобильном телефоне. “Вот мы проводим зачистку”, — на экране видно, как люди в камуфляже с белыми повязками на обеих руках (отличительные знаки осетинской стороны в этой войне) сначала забрасывают гранату в окно дома, затем вламываются в двери и дают автоматные очереди. Шум, треск, пыль…

— В Ленингори вообще забавно было, — подключается к беседе Олег. — Мы добирались туда 5 часов на двух “КамАЗах” и БТРе, который в итоге у нас сломался, пришлось бросить его на дороге. Приехали туда — там было всего десять грузинских полицейских, которые сдались без единого выстрела. Грузины вообще показали себя на этой войне во всей красе, “орлы горные”… Короче, через час после нашего приезда в Ленингори не было ни одного грузинского силовика и представителя городской администрации. Мы установили российский и осетинский флаги и оставили там часть наших бойцов. Но в Ленингори, надо признаться, до сих пор не хотят принимать рубли.

— А что вами двигало, когда вы решили отправиться в Южную Осетию? Ведь эти проблемы, мягко говоря, не должны вас волновать…

— Это неверно. На самом деле война была между Россией и Америкой. Нас это не может не волновать, ведь мы родились в Советском Союзе и должны стоять друг за друга. Нас глубоко возмущает то, что сейчас творится на Украине. Там запрещают русский язык, в кино все фильмы переводят на украинский. Политика государства даже не антироссийская, а антирусская. По телеку “уна-унсовцы” открыто рассказывают, как воевали на стороне чеченских боевиков и убивали ваших федералов. Меня глубоко оскорбляет, что командир отряда СС “Галичина” Роман Шухевич — теперь герой Украины. Это плевок на память моих предков, которые погибли в Великой Отечественной в борьбе с фашизмом. Все, что сейчас творится на Украине, происходит не без участия Штатов. В Южную Осетию мы приехали дать пинка пиндосам (американцам). Не за деньги, не за трофеи, а за идею…

— И часто у вас такие идеи возникают?

— Ну помотались немного по миру… Вот сейчас мы написали письмо в посольство Ирана. Следующая поездка, видимо, будет туда. США в ближайшее время могут напасть на Тегеран, будем там сражаться против мирового империализма, — улыбаются киевляне. — Конечно, очень смущает языковой барьер, английский ведь на уровне “хэлло, май нэйм из Толя”. Именно из-за этого мы не поехали в Ирак, когда американцы туда вторглись. Но после этой войны злости на них столько, что на этот самый барьер уже плевать.

— Вы служили в украинской армии? В каких войсках?

— Естественно. Мы в армии и познакомились, — переглядываются Толик и Олег. — Служили в войсках специального назначения…

— Простите за нескромный вопрос, но у вас есть специальность, вы работаете, на какие средства живете?

— У нас небольшой совместный бизнес, который позволяет отлучаться в такие командировки, то есть жить по удобному нам графику.

— Вы оба, наверное, не женаты?

— Нет. Даже постоянных девушек нет. Ни одной ведь не понравится такой образ жизни. Но зато есть дежурные подруги! — смеются Толик и Олег. — Да молодые еще, можно пожить в свое удовольствие.

— Чтобы качественно воевать, навыки нужно постоянно поддерживать. Как вам это удается?

— Если мы скажем тебе, что нигде не практикуемся, это будет неправда. Остались друзья в спецподразделениях, с ними ездим на стрельбы. Руки-то все помнят. И еще ежедневно ходим в спортзал. Да было бы желание…

— Но если у вас на самом деле душа болит за Россию, почему вы не переедите сюда, не пристроитесь в какой-нибудь спецназ — и воюй себе сколько влезет.

— Пойми, война не самоцель для нас. И почему мы должны уезжать из своего дома? Только слабаки так поступают. Мы за сильную Россию и сильную Украину, за крепкую дружбу между нашими славянскими государствами. Помочь братьям — это долг. Мы не можем сидеть сложа руки, когда обижают славян. 

Так случилось, что моя командировка закончилась в тот же день, что и у наших украинских друзей. Выбираться во Владикавказ мы решили вместе. В Южную Осетию уже пришла осень, перед “братьями-хохлами” встал вопрос одежды. Им пришлось надевать на себя камуфляж, ведь приехали они в разгар лета в шортах и футболках. Захожу в их полупустую казарму, вещи запакованы, у каждого по два небольших рюкзака. Кругом валяются сухпайки, разгрузки, боеприпасы.

— Так, ребятам отдадим “лифчики” (разгрузки), рожки, вот 14 гранат… Видишь, никаких трофеев. Да и через границу ничего не провезешь все равно. Сейчас зайдем в “оборону” (так называют в Южной Осетии министерство обороны), сдадим оружие и поедем. 

В “обороне” у “братьев-хохлов” приняли СВДхи, рассчитали — выдали по 5 тысяч рублей. Это едва окупает дорогу до Цхинвала и обратно. Видимо, действительно воюют за идею…

На таможне в Нижнем Зарамаге они заполнили миграционные карты. В графе “цель прибытия в Российскую Федерацию” указали: транзит. Границу прошли без вопросов. Уже во Владикавказе к нам подошел бдительный милиционер проверить документы. Мне паспорт тут же вернули, а вот “братьев-хохлов” попросили пройти в отделение милиции для “некоторых уточнений”. Как ты Россию ни люби, а с украинским паспортом на Кавказе сложно.



    Партнеры