Я знаю, плохо будет

Что ждут российские предприниматели от нынешних событий?

26 октября 2008 в 16:26, просмотров: 661

На прошлой неделе в информационном пространстве появилось сообщение: во Франции доверие бизнеса к экономике упало до минимума за последние 15 лет. В частности, из-за сильного сокращения новых заказов. Наши же предприниматели, как показывает все то же информационное пространство, пока “путаются в показаниях”. Настроение сообщества меняется от “все пропало” до “государство нам поможет”. “МБ” решил выяснить, что думают об этом бизнесмены, занятые в разных сферах.

Значение индекса доверия к собственной экономике французских предпринимателей, рассчитываемого Банком Франции, опустилось в октябре до 87 пунктов с 94 в августе. Что превзошло самые худшие ожидания аналитиков — даже пессимисты предрекали 92 пункта. “Мы находимся в самой низкой точке с момента рецессии во Франции в 1993 году, и такой тренд очевиден для всех государств еврозоны”, — так прокомментировал новость экономист Natixis Жан-Кристоф Каффе. Регион евро находится в “длительном спаде”, уверен Каффе. Что же происходит в “регионе рубля”?

Еще совсем недавно СМИ, а с их помощью и граждане “праздновали” 10-летнюю годовщину дефолта. Вспоминали, что произошло тогда, проводили параллели с состоянием экономики 2008-го. После кризиса 1998-го, “полегла” чуть ли не половина всех малых предприятий страны. Но за эти годы Россия нарастила потерянное. Правда, скорее не за счет тех, кто смог оклематься после дефолта, а благодаря новым смельчакам, рискнувшим открыть свое дело. Именно рискнувшим. Как сказал один раз в разговоре с “МБ” один польский предприниматель, импортирующий сюда вино: “Я не понимаю, как здесь работают бизнесмены, никогда не знаешь, с чем и в какой стране проснешься завтра”.

Сегодняшний кризис, как и любой другой, ударит по всем, кому есть что терять. И предприниматели, как никто другой, подходят под это определение. Эксперты хоть и постоянно сравнивают два кризиса с разрывом в десять лет, но просят не ставить между ними знака равенства. Дескать, нынешний более-менее управляемый. Государством накоплены большие резервы, и при разумном растрачивании “кубышки” на год-два “торможения” быстрого развития кризиса хватит. При этом многие считают, что малые предприятия во время таких передряг оказываются в двойственном положении. По логике вещей кризис просто должен ударить по небольшим компаниям, у которых нет резервов, с другой — большие падают с большим грохотом. Маленькие — более гибкие. Многое будет зависеть от того, как фирма или фирмочка вела себя до кризиса. Проще будет тем, кто не успел залезть в большие долги. В любом случае малый бизнес в основном занят в потребительской инфраструктуре, которая в последние годы демонстрирует интенсивный рост. Согласитесь, теперь народ реже стрижет сам себя на кухне, ремонтирует и чистит одежду и обувь подручными средствами. А в магазины мы не перестанем ходить никогда, да и зубы самостоятельно лечить не начнем.

Федор ИВАНОВ, торговля керамической плиткой:

— Ситуация сложилась не очень хорошая. Покупательская способность людей ухудшилась, по моим подсчетам, где-то на 50%. Если в сентябре плитку покупали, как и раньше, то по прошествии двух недель продажи резко упали, клиентский поток становится все меньше и меньше. Я знаю, кто ко мне сейчас ходит. Это те люди, которые доделывают ремонт. Им просто некуда деваться. Новых больших клиентов за последние дни замечено не было. Связано это с тем, что граждане перестали брать ипотеку, а ремонты отложили до лучших времен. Да что говорить, тут недавно мы съездили на выставку керамической плитки в Италию. Я и мои коллеги, включая представителей других компаний, ходили по залам, как в музее. Посмотрели и уехали, не купив ничего.

Роман ЖИГУЛЬСКИЙ, продуктовый магазин шаговой доступности:

— Естественно, кризис будет жестоким. Моего бизнеса он коснется непосредственно, в этом я уверен на 100%. В какой степени — сказать пока сложно. Если сетевики могут рассчитывать на государственную поддержку, то нам никто и ничего не обещал. С одной стороны, заемных средств я не использую, в основном закупки идут за свой счет. Это придает немного уверенности в собственной устойчивости. С другой — глобальный кризис, который может разразиться и в России, скорее всего, ударит по платежеспособности покупателей. Есть опасения, что граждане сократят свои расходы на покупки, в том числе и продуктов питания. Куда бежать за помощью — неизвестно, в такие моменты думаешь, что вся поддержка малого бизнеса действительна только на бумаге.

Юрий СААКЯН, стоматология:

— В принципе меня этот кризис уже затронул. Хочется, конечно, надеяться, что это некий сезонный спад, но поток клиентов заметно уменьшился. Как с этим бороться? Сказать трудно. Снижение цен тут не поможет. Ведь цена услуги складывается из профессионализма врачей, арендной платы за помещение и, конечно, материала. Есть разные потребительские ниши, каждый клиент получает помощь согласно своим возможностям. У меня две клиники, в среднем по 15 человек персонала. Зарплату тоже снижать не собираюсь.
В общем, пока предпринимать ничего не буду, подожду до конца года. Кстати, так получилось, что мои клиенты — в основном работники страховых компаний. Так что можно сказать так: если у страховщиков все будет хорошо, тогда и у нас все будет нормально. Вот такая цепочка получилась.

Евгений КИЗИМОВ, ресторанный бизнес:

— Мы пока ничего не почувствовали. Да, народу не очень много, но я списываю это на сезонный фактор. Да, в прошлом году в это время было больше посетителей, но тенденция такая, что бывает по-разному. Так что настроение нормальное. Но друзья, занятые в торговле, жалуются. У них явный спад сбыта, меньше посетителей. Да и оборотные средства не могут пополнить, кредит получить очень сложно. Хорошо, что у нас средства свои, а не заемные.

Владимир ЕРМОЛАЕВ, мини-маркет, кафе, парикмахерская:

— Почему-то сразу вспоминается прошлый кризис. Покупали по 12 рублей, продавали по 10, следующая закупка — по 15, мы сбывали по 12. Нынешний же пока до нас не докатился. Но что-то подсказывает, что докатится. У меня давно уже другая проблема — персонал. В розничной торговле 50—60% — иностранцы. Но с некоторых пор российским законодательством им запретили прикасаться к тому же алкоголю — даже разгружать, не то чтобы брать за него деньги. Наши же граждане все хотят работать в офисе. Голодать будут, но торговать не пойдут. И даже несмотря на массовые увольнения, кстати, этих же “белых воротничков”, притока кадров в торговлю и сферу услуг ждать не приходится.

Антон КРОТОВ, маркет шаговой доступности:

— Заметно ужесточились требования поставщиков в вопросах кредитного товара. Раньше и подождать могли дольше, договориться можно было. Теперь нельзя. Если не обладаешь собственными средствами, обязательно ощутишь на себе влияние кризиса. Да и народ стал прижимать денежку. Не сказать, чтобы выручка упала обвально. Такого нет. Но покупательская способность явно упала на 15%.



Партнеры