Конец “американской мечты”

“ЭВ” оценил влияние кризиса на простых граждан западных стран

27 октября 2008 в 17:10, просмотров: 1674

Финансовый кризис уже не первую неделю тема номер один в мировых СМИ.

И если падению биржевых индексов и антикризисным мерам правительств во всем мире посвящаются газетные полосы, то о проблемах обычных граждан пишут сравнительно мало.

А проблемы эти есть, и они крайне серьезные — в этом убедились собкоры “ЭВ”.

США: “ипотечный ад” и распродажа носков

В Америке, когда перед домом появляется дощечка, укрепленная на вбитом в землю колышке, с надписью “Garage sale” (“Распродажа имущества”), это означает, что обитатели дома куда-то переезжают и продают по дешевке ненужную рухлядь, скопившуюся за долгие годы. Сейчас дощечки с надписью “Garage sale” запестрели по улицам Америки, словно сорняки, и означают они нечто другое.

Обитатели домов не переезжают, а съезжают, ибо не могут платить за жилье, купленное в рассрочку. И продают они не рухлядь, а буквально все до ниточки. Им нужны наличные, чтобы как-то просуществовать. Ибо на дворе — суровая погода: не осень, а финансовый кризис.

Городок Мантека с населением в 67 тысяч человек не исключение. Когда-то процветающий и живший не по средствам, сегодня этот калифорнийский рай превратился в ипотечный ад. Я иду по улице под названием Mission Ridge Drive. Перед одним из домов — знакомая дощечка с надписью “Garage sale”. Здесь живет семейство Дюарте.

Недаром под словами “Garage sale” красуется еще одна надпись: “Everything must go”. То есть “продается все”. Это и рождественские украшения, и микропечь, и носки (!), и даже трехколесный велосипед трехлетней Мариты, продающийся за три доллара.

На Mission Ridge Drive продаются не только вещи и предметы, но и события. Мать Мариты, Беатрис Дюарте, потерявшая работу в цветочном магазине, вынуждена была “сплавить” день рождения дочери.

— Нет денег — нет и дня рождения, — говорит она. — Нет денег — нет и подарков и даже торта с тремя свечами. Ничего не поделаешь…

Улицы Мантеки выглядят витриной “Garage sale” экономики, в которую сейчас вползли Соединенные Штаты. Желтыми транспарантами со словом “продается” оклеены дома и автомобили. Перед домами — вереницы картонных коробок с игрушками, книгами, инструментами, музыкальными и кинодисками, одеждой, обувью. Люди стыдливо роются на этой дешевой распродаже.

— Иногда натыкаешься на действительно хорошие вещи. Но грустно сознавать, что их хозяева потеряли крышу над головой. Чувствуешь себя гиеной, — говорит Шерил Джонсон.

В некоторых маленьких городках, например Веймуте и Рисмонде, “Garage sale” по сути дела забили все уличные артерии. Полиция с трудом наводит порядок. Городские власти издают грозные распоряжения, ограничивающие количество распродаж. Но никто их не выполняет. В Мантеке каждый владелец дома имеет право проводить два “Garage sale”, не больше. Но среди жителей этого городка есть и такие, за которыми числится до двадцати “Garage sale”! Нужда сильнее закона. Социологи Брингхэмского университета даже придумали специальное название этому феномену: “экономная экономика”.

Соседи Беатрис Дюарте — семейство Гонсалес — вынуждены продать и свой дом, и детский игрушечный складной домик своих детей. Хозяин семейства, Константино Гонсалес, и его жена Джулия потеряли работу. Они отключили Интернет и телефон, продали автомобиль и стали пользоваться велосипедом. Но и этого не хватает, чтобы платить ежемесячно плату за дом в размере 1800 долларов.

Мантека расположена в центре “foreclosure crisis”, то есть кризиса, когда домовладелец-должник теряет право выкупа заложенного имущества — своего дома. После этого как раз и наступает “Garage sale” и уход в неизвестность. Таких должников в городке — один из каждых десяти жителей. Безработица здесь составляет 10,2 процента. (По США в среднем — около 7%.) Поэтому неудивительно, что около двух тысяч домов в Мантеке находятся в состоянии отчуждения. А по стране таких 12 миллионов!

Владеть собственным домом — фундамент так называемой американской мечты. Расставаясь со своими домами, американцы расстаются не только с пожитками, но и с мечтой…

Британия: банкиры уходят в краснодеревщики

Внешне Лондон как будто не отличается от докризисных времен. Так же снуют по улицам знаменитые черные такси, так же сверкают рекламы и витрины модных магазинов, так же бойко идет торговля сувенирами. Правда, встречаются вещи совершенно необычные...

Например, на всемирно известной торговой Оксфорд-стрит царит нехарактерное для этого времени года оживление. Объясняется оно просто: почти все крупные универмаги объявили “межсезонные” распродажи. Раньше ничего подобного не бывало. Распродажи происходили по окончании летнего и зимнего сезонов, да еще перед Рождеством. К тому же поражает масштаб сокращения цен: большинство магазинов продают свой товар с 70%-ными скидками!

Но впечатление благополучия обманчиво. Вот лишь несколько монологов лондонцев, выслушанных корреспондентом “МК” за последние дни.

Том Эйкинс, владелец дорогого ресторана в Челси: “Число столиков, забронированных у нас в сентябре—октябре для обедов, упало на 15%, а для ужинов — на 10%. Это очень серьезно, мы теряем постоянных клиентов. Они начинают искать рестораны подешевле. Если так продолжится, то я буду вынужден закрыть заведение уже к концу года, потому что оно станет нерентабельным. Кстати, мой другой объект — дешевый ресторан, торгующий на вынос, — сейчас процветает. Возможно, мне вскоре придется перестроить весь свой бизнес”.

Эмма Валлоп, директор сети риелторских агентств: “Мы первыми ощутили дыхание кризиса. Цены на недвижимость падают уже около полугода. Взять ипотечный кредит с каждым днем все труднее — банки требуют, чтобы первый взнос был не менее 30% от стоимости покупаемого жилья, а свободных денег у людей нет. Представьте себе, сейчас каждое из наших лондонских отделений продает не более одной квартиры в неделю, а год назад — 5—6. Вдобавок комиссионные очень низкие — 1,5—2 процента.

Сергей Бежнов, инженер из Калуги, последние 7 лет работал в крупных британских инвестиционных банках: “В Лондон мы с женой и дочкой приехали в 99-м почти без денег и без конкретных перспектив. Но выучили язык, подучились, и дела пошли неплохо. Жена преподает в школе, я поступил в банк и быстро выдвинулся. Был даже вице-президентом одного из филиалов. Грех жаловаться, зарабатывал очень прилично. Купили хороший дом, дорогую машину... Но кризис спутал все карты. В нашем банке сократили три четверти сотрудников, в том числе и меня. Такое же положение почти во всех других финансовых организациях. Сунулся в агентство, думал получить работу инвестиционного банкира в России, но там мне сказали, что в Москве тоже увольняют специалистов. Боюсь, придется в 42 года переучиваться. Один мой бывший коллега поступил на курсы мастеров-краснодеревщиков, будет делать мебель на заказ. Когда-то в Калуге работал на заводе электриком. Надо будет сдать экзамены и получить местную лицензию. Электрики здесь очень нужны. Вернусь ли в банк, когда времена изменятся? Вряд ли…”

Однако этой зимой британцев поджидают не только массовые увольнения: число безработных впервые за 18 лет достигло почти 2 миллионов человек и продолжает расти. С трудом сводят концы с концами и те, кто продолжает получать зарплату. Причина — значительное повышение цен на продукты питания, бензин, а также газ и электричество. По данным Бюро национальной статистики, уровень годовой инфляции в Великобритании за период с 1 октября 2007 по 30 сентября 2008 года составил 5,2 процента. А ведь еще совсем недавно он не достигал и 2 процентов. По данным же профсоюзов, инфляция для наименее обеспеченных британцев и пенсионеров составила 13,7%. Самый большой “вклад” в это повышение вносят счета за коммунальные услуги. Нынешней зимой они облегчат кошельки пожилых людей на 100—120 фунтов в месяц (порядка 200 долл.). “В целом очевидно, что вслед за финансовым кризисом Британию охватил кризис экономический, — объяснил “МК” экономист Филип Когган, — а это надолго. В третьем квартале этого года ВВП Великобритании снизился на 0,5 процента. Это первое экономическое падение в стране за последние 16 лет. Если сокращение ВВП будет отмечено и в четвертом квартале, то Великобритания официально войдет в рецессию. Спад производства приведет к сокращению государственных расходов, а значит, и зарплат. Словом, впереди трудные времена. Как долго они продлятся, неизвестно. По общему мнению моих коллег, около двух лет”.

Германия: “все спокойно”, но скупают соль и спички

Настроение у жителей Германии падает вместе с биржевыми индексами. Однако паники пока не наблюдается. Никто не сметает продукты с полок магазинов. Более того, продовольственные магазины говорят о падении спроса. Это, правда, не значит, что немцы стали меньше есть и пить, — просто у них пропал аппетит на деликатесы.

Но никакого повышения цен на продукты не будет, уверен руководитель Объединения розничной торговли Юрген Абрахам. Он убежден, что рост цен в нынешней ситуации приведет к падению спроса. В сфере недвижимости ситуация пока тоже спокойная. Дело в том, что в Германии цены на жилье не росли такими бешеными темпами, как в США или Испании. Так что ни о каком ипотечном мыльном пузыре и речи нет. Впрочем, тем, кто планировал купить дом или квартиру, эксперты советуют подождать. Возможно, что ввиду кризиса цены через какое-то время все-таки снизятся.
Многие вкладчики переводят свои деньги в принадлежащие государству сберкассы. Они тоже теоретически могут обанкротиться, однако шансы на компенсацию потерянных денег несколько выше. Впрочем, как выясняется, государственные финансовые институты пострадали в результате кризиса больше, чем коммерческие.

Впрочем, несмотря на все это, жители Германии сохраняют спокойствие — очередей нигде не видно, на демонстрации с требованием отставки правительства пока тоже никто не вышел. Между тем выходцы из России и других стран СНГ следят за происходящим с куда большей тревогой. Мой хороший знакомый Константин, переехавший в Кёльн из Новосибирска, уверен, что немцы испытания голодом не выдержат. Из своих 45 лет последние 15 он живет в Германии. Но про голодные 90-е еще не забыл. А потому сейчас заканчивает день заходом в магазин, где намеренно покупает долгоиграющие продукты. Чтобы не разводить панику, свои запасы Костя пополняет постепенно: сегодня он планирует купить три килограмма риса, завтра — три килограмма макарон, послезавтра — пять банок тушенки, затем на очереди растительное масло. “Даже если кризиса и не будет, соль и спички все равно пригодятся, — говорит Костя и заключает: — А тем, кому все это кажется смешным, советую вспомнить об этой истории через полгода…”



    Партнеры