Удар по кошельку

Поправки в бюджет оплатят простые граждане

27 октября 2008 в 16:51, просмотров: 481

Вчера Совет Федерации рассмотрел поправки в федеральный бюджет России на 2008—2010 годы.
На фоне кризиса утвержденные параметры бюджета выглядят явно нереалистичными. Весьма вероятно, что в 2009-м правительству придется выбирать между секвестром бюджета и повышением налогов. И что бы ни выбрали власти, удар по кошельку почувствуют многие. Больше других пострадают бедные семьи: в их бюджете расходы на коммуналку составляют более 20%. 

Не сходится

С формальной точки зрения бюджет-2009 выглядит весьма оптимистично. Доходы: 10,92 трлн. руб., расходы — 9,02 трлн. руб., профицит — 1,902 трлн. руб. (3,7% ВВП, определенного в размере 51,475 трлн. руб.). Рост ВВП за 2009 год — 8,5%. Бюджет предполагается прибыльным (профицитным), несмотря на сохранение всех социальных обязательств. В частности, предполагается повышение на 10% базовых пенсий. Также на 10% вырастет зарплата государственных и муниципальных служащих, учителей и врачей. Продолжается финансирование нацпроектов. Запланирован также рост военных расходов на 60 млрд. руб., или на 25,7% — до 1 трлн. 277,5 млрд. руб. Сначала их предполагалось увеличить на 80 млрд. руб. (то есть более чем на 30%), но в последний момент правительство снизило планку. В период кризиса принят классический бюджет развития.

Теперь о грустном: экономическое процветание бюджет-2009 предполагает обеспечить за счет экспорта энергоносителей. Согласно документу, доходы от их продажи в 2009 году должны составить 4,69 трлн. руб. При этом среднегодовая цена нефти российской экспортной марки Urals, прогнозируемая в бюджетном законопректе, составляет $95 за баррель.

Напомним, от недавно прошедшей чрезвычайной конференции ОПЕК ждали сокращения квот добычи нефти на 2 млн. баррелей в сутки. Однако экспортеры нефти сократили добычу в 4 раза меньше — всего на 520 тыс. баррелей в сутки. Что мгновенно вызвало обвал котировок нефтяных цен с $70 до $62 за баррель. Это по Brent, а цена на Urals провалилась ниже $60/баррель. Причем котировки нефтяных фьючерсов на 3 и 6 месяцев показывают тенденцию к дальнейшему снижению цен.

Мировой рынок нефти, к сожалению, не контролируется российским правительством. И откуда оно при существующей конъюнктуре возьмет $95/баррель для исполнения бюджета 2009 года — непонятно. Не сходится.

Впрочем, правительство и само понимает, что не сходится. На заседании бюджетного комитета Госдумы первый вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил: “Российский бюджет будет бездефицитным до тех пор, пока цена на нефть не опустится до отметки в $70/баррель. 70 долларов за баррель — это цена сбалансированности федерального бюджета в 2009 году”. При этом министр финансов добавил: “Это не невероятное значение, мы видим, что цена такой может быть”. 

Рецепты выживания

Существует ограниченное количество рецептов исполнения бюджета в условиях экспортозависимой экономики и падения конъюнктуры на предмет экспорта. Все они неприятны, но самым безболезненным является девальвация национальной валюты. Тогда при продаже “съежившейся” долларовой экспортной пошлины правительство в лице Минфина может получить больше рублей и все-таки исполнить бюджет.

Единовременная девальвация рубля на 10% в правительстве обсуждалась, но была отвергнута. Первый вице-премьер Правительства РФ Игорь Шувалов заявил: “Надо понимать, что Банк России обладает полным набором мер и денежных средств для того, чтобы не допустить резкого колебания ни в сторону понижения, ни в сторону повышения стоимости российской валюты. Более того, есть специальный коридор, в рамках которого они действуют. В настоящий момент все в правительстве и в Банке России считают, что резкое изменение курса национальной валюты вредно и допустить его ни в коем случае нельзя”.

Кстати, в проекте бюджета-2009 заложен среднегодовой курс рубля в 24,7 руб./$. С текущими 27 руб./$ опять-таки не сходится. Чтобы выдержать этот параметр, правительство, видимо, в 2009 году вынуждено будет вводить какие-то ограничения на продажу валюты. Скорее всего они будут мягкими и населения не коснуться. Однако бизнесу, в том числе и иностранному, вывозить валюту из России станет существенно труднее.

Еще одним рецептом исполнения бюджета в условиях кризиса являются государственные заимствования. Минфин может выпустить необходимое для покрытия дефицита бюджета количество ОФЗ (облигаций федерального займа). Проблема в том, что ОФЗ уже выпущено на сумму более 1 трлн. руб. А их доходность в настоящее время составляет 6—8%. Убедить инвесторов покупать их на открытом рынке в условиях кризиса нереально. Значит, убеждать придется Центробанк либо крупные полугосударственные банки. А это — прямой путь к ускорению инфляции.

Однако финансирование дефицита бюджета за счет инфляционных доходов прямо противоречит декларируемой политике ЦБ, который на днях обнародовал “Основные направления денежно-кредитной политики на 2009—2011 годы”. Согласно документу прогноз по инфляции в 2008 году повышен до 13%. В то же время в 2009 году инфляцию планируется снизить до 7—8,5%. Эта цифра согласована с бюджетным законопроектом. За счет чего инфляция в России в 2009 году должна упасть почти вдвое, ни правительство, ни Госдума, ни ЦБ РФ не поясняют. Но ясно, что при таких параметрах об использовании инфляционного дохода для покрытия дефицита бюджета речь не идет. Баланс снова не сходится.

Затягивание поясов

Если монетарные методы покрытия дефицита бюджета в официальных документах запрещены, то остается только два выхода: секвестр и повышение налогов. То есть закрывать дыру в оптимистичном бюджете планируется наиболее болезненными для населения способами.

С секвестром все не так просто. Механизм секвестра предполагает одновременное сокращение всех госрасходов на утвержденное голосованием в Госдуме число процентов. Проблема в том, что бюджет в России с нынешнего года трехлетний. И когда в июне 2007 года принимался бюджет на 2008—2010 годы о возможности кризиса и связанного с ним секвестра как-то не подумали. Это же “не подумали” является основной причиной нереалистичности бюджета-2009. Без пересмотра трехлетнего бюджета за принятые параметры 2008—2010 гг. выходить нельзя. Механизм частичного секвестрирования бюджета действующим законодательством не предусмотрен. Поэтому если секвестрировать, то не на один год, а сразу на три. Чего правительство делать, разумеется, не хочет.

Для выхода из юридической ловушки (в которую власти сами себя загнали) правительство 23 октября внесло в Госдуму поправки в Бюджетный кодекс. В частности, оно предложило дать ему полномочия без принятия Госдумой соответствующих корректировок в бюджет маневрировать бюджетными расходами, перераспределяя их между ведомствами и годами в рамках трехлетнего бюджета. Авторы поправки в Минфине поясняли, что “свобода маневра нужна правительству для оперативного реагирования на социальную напряженность в связи с кризисом”.

Депутаты, однако, предложение правительства отвергли, заявив, что “такая свобода в распоряжении средствами бюджета может привести к настоящему финансовому кризису, спровоцированному сбоями в расчетах ведомств с подрядчиками”. На самом деле причина в том, что новация правительства фактически устраняет парламент от контроля за бюджетным процессом. В качестве компенсации Госдума приняла другую поправку правительства, разрешив ему по своему усмотрению в 2009 году использовать средства резервного фонда и часть бюджетных остатков на оперативное покрытие незапланированных расходов.

Если механизм секвестрирования затруднен, то остается единственный путь латания бюджетных дыр — повышение налогов. Он, кстати, более эффективен, поскольку касается всех хозяйствующих субъектов, а не только бюджетников, как в случае с секвестром.

Можно сказать, что повышение налогов уже началось. Пока оно имеет не прямой, а косвенный характер. Например, про бурно обсуждавшееся весной 2008 года предложение о снижении НДС все благополучно забыли. Под угрозой и обещанное снижение НДПИ для нефтяников, разрабатывающих новые месторождения. В то же время новые механизмы финансирования пенсионных накоплений незаметно и технично повысили ЕСН для работодателей и граждан на 1—2%.

Но все это мелочи по сравнению с заложенным в проекте бюджета-2009 ростом тарифов. Внутренние цены на газ для предприятий и граждан предполагается поднять на 25%, на электроэнергию — на 19—26%, на услуги ЖКХ — на 22%. Поскольку естественные монополии являются крупнейшими налогоплательщиками, налицо фактическое повышение налоговой нагрузки на бизнес и население на 5—6%. Правда, с планами снижения инфляции рост тарифов плохо согласуется. Но при определенных условиях баланс все-таки можно свести.

Прогнозы, как известно, дело неблагодарное, а во время кризиса — вдвойне. Тем не менее рискнем предположить, что для исполнения бюджета-2009 будут применяться все вышеописанные механизмы. В том числе и формально запрещенные монетарные.

Основная же нагрузка ляжет, увы, на плечи простых граждан — налогоплательщиков. Вероятно, в 2009 г. придется вспомнить о таких явлениях, как задержки зарплат, в том числе и в бюджетной сфере. И, конечно, всем работникам рекомендуется надолго забыть об индексации зарплат с учетом инфляции. Платить же придется больше. И не только за газ и электроэнергию, но и за товары длительного пользования: мягкая девальвация рубля неминуемо вызовет рост цен на импорт. Наиболее пострадавшими окажутся самые бедные слои населения, в семейном бюджете которых расходы на коммунальные услуги составляют более 20%.



Партнеры