Ой, что будет! Но не дефолт

Положение с финансами страны принципиально иное, чем 10 лет назад

27 октября 2008 в 16:49, просмотров: 532

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Пока кризис проявился лишь в сокращении рабочих мест на ряде производств и компаний, но все настойчивей становятся слухи о грядущем 1998-м. То бишь о дефолте. При этом основная масса населения практически не понимает, о чем говорит.
Для большинства россиян дефолт — это когда они засыпают при долларе, который стоит 6 рублей в обменниках, а просыпаются при курсе в тех же пунктах в районе 20 рублей. И все, начинается сериал в стиле “все пропало”: сбережения превратились в мусор, на зарплату можно существовать на хлебе и воде до аванса (если он будет), а на дачах, только-только приведенных в благостный вид, пора выкорчевывать клумбы и опять сажать картошку. Есть ли повод для таких криков? Попробуем сравнить ситуации: нынешнюю и десятилетней давности.
Тогда

После начала либеральных рыночных реформ, получивших общее название “шоковая терапия”, Россия оказалась практически без средств. В качестве спасения была придумана система ГКО (Государственных краткосрочных обязательств). Участники рынка покупали эти обязательства государства за живые деньги, давая ему необходимые средства для исполнения бюджета и управления внутренним госдолгом. Но поскольку деньги так и не появлялись, то государство продолжало выпускать новые серии ГКО, продавая их тем же участникам и погашая свои предыдущие обязательства за счет этих продаж. Для продолжения игры ему требовалось увеличивать доходность этих бумаг. Грубо говоря, ситуация была такой: сегодня я занял у вас 100 рублей под 10% (не годовых, а просто), а завтра пришел и занял еще 120 рублей, но уже под 12%. А потом расплатился с вами, отдав 110 рублей из этих 120.

К концу лета 1998 года объемы обязательств по ГКО превысили все мыслимые пределы. Для сравнения: внешний долг РФ к началу кризиса составлял примерно 129 млрд. долларов. Золотовалютные резервы не превышали $12 млрд. Общий объем доходов бюджета планировался в пределах 367 млрд. рублей за год, а на рынке ГКО обязательства государства (грубо говоря, долг) достигли рекордной суммы в 436 млрд. рублей. Пришлось объявлять дефолт.

Принципиально важно в этой ситуации понять 2 момента. Первый — тогда не доллар подорожал в разы, а подешевел, обвально девальвировался рубль. Это все-таки две большие разницы. И второй: на тот момент в мире была одна-единственная общемировая резервная валюта — доллар. Никакого мирового кризиса в 1998 году не случилось. А то, что происходило в 1997—1998 годах в странах АТР, к нам имело очень малое отношение.

Сейчас

Сейчас действительно происходит мировой финансовый кризис, который охватил практически все страны: и Россию, и США, и Японию, и государства Евросоюза. В большей степени этот кризис вызван чрезмерным увлечением виртуального финансового сектора экономики, который надувал мыльные пузыри.

Макроэкономическое положение нашей страны можно оценивать как весьма устойчивое. Речь не только о профиците бюджета, который по результатам года пока еще сохранится. Накопленные золотовалютные резервы, хоть и изрядно пощипанные в ходе последних антикризисных решений правительства, превышают 500 млрд. долларов (515, по последним официальным данным). Внешний госдолг РФ составляет сумму на порядок меньшую. Да, российские компании и банки (в первую очередь с приставкой “гос”) накопили более 500 млрд. внешних долгов. Но с октября этого года и до октября 2009-го, по данным журнала “Эксперт”, всей России надо выплатить всего лишь порядка 137 млрд. долларов (из них 3,5 млрд. придется на государство, 53,3 млрд. — на банки и 78 млрд. — на небанковский сектор). То есть запас прочности имеется, и он весьма существенный. Плюс к тому есть еще средства стратегических Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. И, что очень немаловажно, для исполнения бюджета никаких заимствований, даже легкого потрошения этих фондов не требуется. Хватит и накопленного текущего профицита. А что касается корпоративного внешнего долга, то вряд ли он будет гаситься исключительно за счет госсредств. У того же “Газпрома” прибыль по итогам года оценивается в 35 млрд. долларов. К тому же государство сейчас не раздает деньги на погашение долгов корпораций, а выдает им кредиты.

Второй момент, который принципиально отличает нынешнюю ситуацию от десятилетней давности, — появление второй резервной мировой валюты, которой стал евро, и привязка рубля к бивалютной корзине. И это в корне меняет ситуацию в отношениях.

Рубль/доллар

Рубль сейчас привязан сразу к двум валютам, как бы наши граждане ни любили американские деньги. Причем евро и доллар образуют как бы пару на качелях: один повышается, другой в это время понижается. И наоборот. И потому удешевление рубля по отношению к доллару, как правило, приводит к удорожанию наших денег по отношению к евровалюте.

Простой пример: по результатам вчерашних торгов на ММВБ доллар подорожал на 29 копеек. Был 27,06 рубля, стал 27,35. Девальвация рубля по отношению к доллару, таким образом, составила чуть более 1%. Вместе с этим евро подешевел по отношению к рублю с 34,41 рубля до 34,09 (на 32 копейки — на тот же 1%). Проводим нехитрый расчет: единицу бивалютной корзины составляет 0,55 доллара и 0,45 евро. И в рублях эта единица у нас получается (15,04 рубля + 15,34 рубля) 30,38 рубля. Если посмотреть, что в прошлую пятницу этот показатель равнялся 30,4 рубля, то получается, что по отношению к корзине рубль даже немного укрепился.

Пройдет какое-то время, и уже доллар поползет вниз. Тогда вверх устремится европейская валюта. А рубль с весьма высокой степенью вероятности опять займет некое промежуточное состояние.

Понятно, что это в какой-то степени упрощение ситуации, поскольку спрос на доллары и среди населения, и среди банков больше, чем на евровалюту. И потому Центробанк сейчас регулярно проводит интервенции и тратит свои международные резервы, чтобы поддержать рубль против доллара. Но вот насколько оправданна эта политика, покажет время.

Скорее всего завтра доллар опять отвоюет у рубля очередные десятки копеек. И, может быть, даже протестирует уровень в 28 рублей за “зеленый”. Но кидаться в панику по этому поводу, право слово, не следует. Ведь рубль сделает то же самое по отношению к евро. И дефолта в истинном смысле этого слова ждать не стоит. Еще и потому, что власть будет держать наши деньги от обвала до конца. Слишком хорошо она помнит то, что творилось десять лет назад. А вот плавная девальвация в течение пары-тройки месяцев до уровня 29—30 рублей не исключена. По отношению к доллару. А дальше посмотрим. Впрочем, для нашей же экономики было бы неплохо, чтобы рубль процентов на 8—10 девальвировался и ослаб. Право слово, на его покупательской способности на потребительском рынке это практически не отразится. А экономике дышать станет полегче.

Ситуация не лучше, чем в 1998-м, она просто другая. Но вот в одном можно быть уверенным — на десять лет назад мы не вернемся.



Партнеры