В Госдуме останется 7 человек

Госдума все-таки дала правительству и Минфину чрезвычайные бюджетные полномочия, переписав "под кризис" бюджетный кодекс

31 октября 2008 в 18:09, просмотров: 720

Правда, не навсегда — до 1 января 2010 года. Но, как известно, нет ничего постояннее, чем временное.

Правительство просило права свободно, без санкций парламента распоряжаться большей частью бюджетных средств. Перебрасывать с раздела на раздел (например, с образования и культуры — на национальную оборону и наоборот), отбирать у одних получателей и объектов и отдавать другим — с обещанием потом вернуть. И все это — в пределах трех лет… “Единороссы” немного поломались, но сдались. Вчера председатель Комитета по бюджету и налогам Юрий Васильев объяснил, почему: “Объективно может потребоваться оперативное принятие решений по концентрации бюджетных ресурсов на решение неотложных вопросов”. Через парламент, говорил он, получать разрешение очень долго: 25 дней на три чтения, потом 14 дней в Совете Федерации, потом подпись президента, опубликование…

Г-н Васильев лукавил. Во-первых, Дума при нынешней системе власти лишь по факту узаконивает уже принятые в высших сферах бюджетные решения. А во-вторых — опыт последних недель показывает, что если исполнительной власти очень нужно, законы о выделении огромных средств принимаются со скоростью свиста, максимум за неделю-полторы.

Незначительной уступкой со стороны правительства стало согласие на то, чтобы чрезвычайная оперативная переброска средств осуществлялась после консультаций со специально созданной комиссией, состоящей из депутатов Госдумы и членов Совета Федераций. Думская часть комиссии была утверждена сразу же. В ней 7 человек: первый вице-спикер Олег Морозов, председатель Комитета по бюджету и налогам Юрий Васильев, член фракции ЛДПР Михаил Рохмистров, еще два “единоросса” — Глеб Хор и Виталий Шуба, коммунист Сергей Штогрин и “справоросс” Анатолий Аксаков. Понятно, что большинство — за проправительственными фракциями, “ЕР” и ЛДПР.

“А Дума тогда для чего существует? Деньги будут уже потрачены, а мы узнаем об этом из газет!” — возмущался коммунист Владимир Федоткин. Ответа на вопрос о том, для чего тогда Дума, он не получил.

“Этот закон — образчик пренебрежительного отношения к парламенту! Он дает непонятной комиссии и правительству право по распоряжению 40% бюджета, а это около 6 трл. рублей”, — заявил коммунист Николай Коломийцев. От ЛДПР и “Справедливой России” почему-то никто выступить не захотел.

Вчера же Госдума приняла в третьем, окончательном чтении бюджет на следующую трехлетку. Но теперь на записанные в нем цифры можно не обращать особого внимания: как правительство захочет, так казной и распорядится.

Марина ОЗЕРОВА

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

К каким последствиям приведут принятые депутатами поправки, расширяющие полномочия правительства?

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, д.э.н.:

— На мой взгляд, мера несколько излишняя. Это сделает процесс перераспределения бюджетных средств менее открытым и гласным. После того как депутатов “Единой России” в Госдуме стало большинство, процесс согласования с Думой упростился и депутаты оказывали минимум влияния. Новый закон ничего не изменит.

Виталий БУШУЕВ, директор Института энергетический стратегии:

— Это совершенно нормальное решение в связи с определенной ситуацией в стране. Тем более это же не на постоянной основе, а на определенный отрезок времени. Если бы сейчас Госдума принимала все поправки в бюджет, это бы длилось не один месяц, а сегодня решения необходимо принимать очень быстро. Никакого ущемления прав парламентариев я здесь не вижу.

Сергей СМИРНОВ, директор Института социальной политики ВШЭ:

— Теперь для изменения бюджета не требуется подписи Президента Российской Федерации, достаточно будет подписи председателя правительства. Возможно, это проще в ситуациях, на которые требуется немедленная оперативная реакция. Но опять же встает вопрос контроля.

Оксана ДМИТРИЕВА, д.э.н., депутат Госдумы, член Комитета по бюджету и налогам:

— Я считаю принятые поправки размыванием Бюджетного кодекса и лишением парламента его конституционного права контролировать расходы бюджета.

Существует понятие чрезвычайного бюджета, когда в условиях кризисов и войн правительству дается больше прав по исполнению бюджета и по секвестрированию. Но эти поправки расширяют полномочия правительства существенно больше, чем в условиях чрезвычайного бюджета.

Нина КУЗЬМИНА, Елена МИШИНА

Что вчера говорили в Госдуме глава Центробанка Сергей Игнатьев и министр финансов Алексей Кудрин:

Сергей ИГНАТЬЕВ: “Ставка будет минимум 14—15% для хороших заемщиков”

 “В условиях мощного оттока частного капитала процентные ставки на кредиты не могут быть низкими. Если инфляция 13% — ясно, что ставка будет минимум 14—15% для хороших заемщиков”…

“В последнее время увеличивается чистый отток капитала из России, в том числе и за счет увеличения объема средств, размещаемых российскими банками в иностранных банках. Эти действия не способствуют стабилизации финансово-экономической системы…”

Алексей КУДРИН: “Мы не боимся ни 50, ни 40 долларов за баррель”

“В октябре темпы наращивания кредитования в России снизились, но оно все равно растет. Предприятия чувствуют проблемы не с недостатком кредитов, а с сокращением спроса на их продукцию. Это касается и нефтегазовых компаний, и металлургической промышленности. Банки учитывают эти изменения и не могут давать кредиты под прибыль, которая не прогнозируется. Но наши ведущие банки из первой тридцатки в большинстве своем с пониманием относятся к просьбам о пролонгации ранее выданных кредитов”.

“Масштаб мирового кризиса расширяется, и риски для России увеличиваются. Но сегодня неизвестно, какого масштаба в результате достигнет этот кризис, поэтому нужно быть готовыми выстаивать при агрессивных внешних обстоятельствах”.

“Мы не боимся ни 50, ни 40 долларов за баррель, все социальные обязательства будут выполнены. Это не 98-й год, мы хорошо подготовлены. Но бюджетная система не гарантирует от всех рисков на мировых рынках, от цен на нефть, газ, уголь. Конечно, эти колебания влияют и на зарплату, и на доходы”.

“Хочу внести ясность: средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния размещены действительно за рубежом, в надежных, очень ликвидных ценных бумагах. ЦБ имеет возможность быстро их продать и выйти в доллары. Эти бумаги не падают, прошу заметить. Падают другие бумаги… Мы в любой момент можем в течение недели вернуть любую сумму”.



Партнеры