Зеленый цвет штатов

Джон Кеннеди и Билл Клинтон — великие предшественники Обамы

4 ноября 2008 в 17:31, просмотров: 1084

Если бы 4 ноября на президентских выборах в США голосовала только белая Америка, Белый дом достался бы Джону Маккейну. Так свидетельствуют все опросы общественного мнения. Но те же опросы показывают, что победителем должен стать Барак Обама. Почему?

Дело в том, что Обама лидирует поверх расово расслоенной страны. И даже среди белых он имеет большую поддержку, чем ее имели другие кандидаты в президенты от демократической партии. Уход белого избирателя в республиканский лагерь начался в 1964 году, когда президент-демократ Линдон Джонсон под влиянием Мартина Лютера Кинга подписал пакет законов о гражданских правах, положивший конец официальной дискриминации негров. Оппонент Джонсона на президентских выборах республиканец Барри Голдуотер выступал против этих законов. С тех пор демократические кандидаты в президенты стали получать на выборах в среднем лишь 39 процентов голосов белой Америки.

Все познается в сравнении. Как показывает последний опрос, проведенный совместно газетой “Нью-Йорк таймс” и телеканалом Си-би-эс, за Обаму собираются голосовать 44 процента белых избирателей. Это больше, чем получал Билл Клинтон на победных для него выборах 1992 и 1996 годов. По мнению большинства аналитиков, успех Обамы объясняется его личными качествами, ослаблением расовых противоречий в стране, ошибками республиканцев и экономическим кризисом. И, наконец, демографическими факторами. Среди испаноязычных избирателей Обама обходит Маккейна в пропорции 2:1, а среди негров — в пропорции 10:1. Вкупе с 44 процентами белых избирателей это дает Обаме неоспоримое преимущество на финальной прямой выборов.

Конечно, победитель выяснится только после голосования. Маккейн рассчитывает исключительно на голоса белой Америки. Но, к несчастью для республиканцев, демографические сдвиги в стране изменили и продолжают изменять расовый и этнический ландшафт Соединенных Штатов. В 1984 году, когда Рональд Рейган выиграл переизбрание президентом, белые составляли 86 процентов электората. На президентских выборах 2004 года их доля снизилась до 77 процентов. Сейчас еще больше.

Расовый фактор тоже все больше отступает на задний план. Вперед выходят так называемые “культурные проблемы”, которые формируют взгляды избирателей более акцентированно, чем расовые. Это в первую очередь религия, аборты и контроль над огнестрельным оружием. Историк американского президентства Майкл Бешлосс говорит, что Обама успешно применяет тактику, которую проводил Джон Кеннеди на выборах 1960 года. Кеннеди сломал традицию и стал первым католиком-президентом. “Кеннеди вел свою кампанию как кандидат в президенты для всей страны, а не только какой-то ее фракции”, — подчеркивает Бешлосс. Как показывает опрос, проведенный газетой “Уолл-стрит джорнэл” и телеканалом Эн-би-си, Обаме удается то, что привело к успеху Кеннеди. Так, на вопрос, будет ли Обама в случае его избрания президентом предпочитать интересы негров интересам остальной Америки, 8 из 10 респондентов ответили, что нет. Демократы рассматривают это как свой огромный, если не решающий успех.

В ходе своей предвыборной кампании Обама старался не выделять те или иные расовые и этнические группы. Он предпочел им классовые категории, обращаясь в основном к среднему классу — становому хребту американского общества. Так с успехом поступал и Клинтон. По словам Стэна Гринберга, полстера Клинтона, “Обама, как и Клинтон, ведя свою избирательную кампанию, не столько пытался заставить средний класс изменить свое мировоззрение, сколько отбросить свои предрассудки. Он даже умудрился перейти в категорию Тайгера Вудса!” (Тайгер Вудс — негр. Он первый гольфист мира и кумир всей Америки. Ему “прощают” все, даже женитьбу на белой женщине.)

В 1990 году политолог Питер Браун выпустил книгу “Партия меньшинства” (Minority Party). Он писал, что неудачи демократов были во многом результатом их слишком тесной идентификации с афроамериканцами. Обама же, говорит сейчас Браун, создал для белых “комфортную зону” в расовом плане и искусно расширил ее за счет экономического плана, “когда Бог послал ему финансовый кризис”. Кризис разразился во время пребывания в Белом доме президента-республиканца Джорджа Буша, ставшего самым непопулярным президентом США, “сместившимся на территорию Герберта Гувера”. (При президенте Гувере произошел биржевой крах 1929 года и началась Великая депрессия.)

“Самый важный цвет в этой президентской кампании не белый и не черный, а зеленый — цвет доллара, — пишет Браун. — Когда рухнул банк Lehman Brothers, ситуация драматически изменилась. Людей обуял страх за свое финансовое будущее. Поскольку большинство держателей акций — белые, то это коснулось их больше всего, и они шарахнулись в сторону черного кандидата в надежде, что он спасет их “зелененькие”. Весной стратеги-демократы опасались, что Обаму смогут подкосить те штаты, где на праймериз голоса белых рабочих отошли к Хиллари Клинтон. Но благодаря “зеленому кризису” сейчас Обама успешно соперничает с Маккейном в штате Огайо, а в штате Пенсильвания даже обходит его.

Как это ни парадоксально, большие трудности возникли у Обамы с негритянским электоратом в период до его номинации. Многие негры не верили, что человек с черным цветом кожи может быть номинирован кандидатом в президенты, а тем более избран президентом. Поэтому, чтобы их голоса “не терялись зря”, они отдавали их Клинтон. И лишь после победы на праймериз Обамы в почти абсолютно белой Айове негры поверили в его избираемость и стали сплоченными рядами переходить на его сторону. “Это потрясающе, почти нереально, — говорит конгрессмен и ветеран движения за гражданские права негров Джон Льюис. — Мне как-то грустно, что президент Джонсон и преподобный Мартин Лютер Кинг не дожили до этого дня”.

Всего один день не дожила до 4 ноября белая бабушка Обамы, воспитавшая его. Она скончалась 3 ноября на Гавайях от рака. За несколько дней до ее кончины Барак Обама слетал на Гавайские острова, чтобы проститься с ней. Девять часов туда и девять обратно — от умирающей бабушки снова в гущу предвыборных баталий. Бабушка, как всегда, благословила его. На победу. И даже трагической смертью своей подсобила любимому внуку. Ее кончина вызвала волну симпатий к Бараку, и эти чувства могут отлиться в новые голоса за него. Кто знает, быть может, решающие…

Между Вашингтоном и Москвой не только Атлантический океан и десять тысяч километров, но и восемь часов времени. Когда наш читатель получит номер “МК” с этой корреспонденцией, президентские выборы в США уже завершатся, но подсчет голосов может все еще продолжаться. В последующем выпуске мы сообщим вам, кто победил. Уже не черные, белые или зеленые, а синие или красные. Синие — это демократы и Обама, красные — республиканцы и Маккейн. Будем надеяться, что верх возьмут цвета времени.



    Партнеры