Ноябрьская революция

Путин сможет править до 2024 года. Если захочет...

5 ноября 2008 в 18:36, просмотров: 1590

В диалоге с Западом Кремль переходит на язык силы. А срок правления следующего Президента России будет увеличен наполовину. Если в 2012 году вновь изберут Медведева, он сможет оставаться у власти до 2018 года. Ну а если к следующим выборам президентом вновь захочет стать Путин, он будет иметь право руководить нашей страной аж до 2024 года (к этому времени Владимиру Владимировичу исполнится 71). Таковы главные сенсации первого президентского послания Дмитрия Медведева.

Долго запрягать, но быстро ехать — именно по такому принципу было построено первое по-настоящему программное выступление Дмитрия Медведева за время его президентства. Сначала новый хозяин Кремля произнес много правильных, но общих слов и обнародовал пакет скорее второстепенных политических реформ. Вряд ли на жизнь рядовых россиян сильно повлияет, например, тот факт, что теперь членов Совета Федерации будут избирать только из числа региональных депутатов. Или что правом предлагать президенту кандидата в губернаторы отныне обладает лишь партия, победившая на региональных выборах (читай — “Единая Россия”).

Но если кто-то решил, что в первом послании Медведева не будет ничего судьбоносного, его ждало разочарование (или, наоборот, очарование). Закончив с малоинтересной для большинства россиян темой возможности снятия с должности боссов нашего местного самоуправления, президент взорвал настоящую политическую бомбу. Срок полномочий главы государства было предложено увеличить с четырех до шести лет. Большинство присутствующих в зале, да и просто политически подкованных граждан наверняка мгновенно провели в уме несложное арифметическое вычисление. Если в 2012 году Путин вернется в президенты, он сможет править Россией до 71-летнего возраста.

Впрочем, вернется Путин через четыре года в Кремль или нет — это пока не известно никому, включая, очень вероятно, и самого ВВП. По словам хорошо знающих Владимира Владимировича людей, он не любит принимать решения заранее, но обожает до самого последнего момента держать для себя открытыми все возможные варианты. Поэтому сейчас стоит задаться другим вопросом: если отбросить персональный аспект, какая для страны польза в увеличении срока полномочий президента и Госдумы?

Обратная связь власти и общества и так ослаблена до предела. А теперь возможность сказать властям предержащим, что мы о них думаем на самом деле, будет предоставляться нам еще реже. Все это тем более обидно, что весь остальной развитый мир идет в обратном направлении. Например, Франция недавно сократила президентский срок с семи лет до пяти. И местную политсистему это никак не разбалансировало. Сторонники увеличения президентского срока уверяют, что четыре года — это слишком мало для такой тугой на подъем страны, как Россия. Но любой адекватный президент имел все шансы избраться на второй срок. А восемь лет — это в политике целая эпоха.

Среди новых политинициатив Медведева резануло и другое. Президент совершенно правильно сказал, что в политике государство слишком активно лезет в дела, которые должны касаться исключительно граждан. И тут же предлагается мера, которая сделает ненужное вмешательство государства еще более назойливым. Речь идет о введении принципа обязательной ротации лидеров партий. Партия — это ведь не госструктура. Решения такого рода должны быть исключительно внутренним делом.

Однако самая важная часть президентской речи — это выкаченный новоизбранному президенту США Бараку Обаме и всему Западу в целом исключительно жесткий ультиматум. Подобных инициатив в речах наших лидеров не звучало со времен разгара “холодной войны” в брежневско-андроповскую эру или даже кубинского ракетного кризиса 1962 года.

Разница лишь в том, что на сей раз эпицентром конфронтации решено сделать не заграничный остров, а изолированный от всей остальной страны кусок нашей территории — Калининградскую область.

Как пообещал Медведев, именно отсюда Россия будет проводить “радиоэлектронное подавление” новой американской системы ПРО в Европе. Там же будут развернуты и наши ракеты. Ясно, что заявления российского президента стоит рассматривать прежде всего как адресованное новому лидеру США предложение приступить к дипломатическим торгам. Не случайно же, выдав порцию антиамериканских угроз, Медведев сразу же заявил о готовности Кремля налаживать с новой администрацией в Вашингтоне конструктивный диалог.

Но вот стоило ли с самого начала так сильно поднимать ставки в игре и так жестко и демонстративно наступать на едва выигравшего выборы Обаму? Чрезмерные ассоциации с уже упомянутым кубинским ракетным кризисом, разумеется, неуместны. Но в памяти сразу всплывает, как в ноябре 1960 года наш тогдашний руководитель Никита Хрущев счел новоизбранного президента США Джона Кеннеди слабаком и решил попробовать его на прочность.

Очень возможно, что язык угроз — единственное, что доходит до сознания янки. Но, бросив вызов Обаме по поводу ПРО, Кремль в значительной мере лишил нового американского главу свободы маневра. Если теперь президент Обама попытается найти в вопросе ПРО какой-нибудь компромисс с Москвой, он будет выглядеть как лидер, который испугался угроз. А унижаться американцы любят еще меньше, чем мы. Нельзя забывать и про Европу. Сторонников тезиса о “прирожденной агрессивности” России среди наших соседей явно станет больше. Интересно: кто первым из западных политиков сболтнет о возможности сухопутной блокады Калининградской области?..

Исключительно важное заявление президент Медведев сделал и по поводу экономической политики. Дмитрий Анатольевич торжественно пообещал, что нынешняя мировая экономическая “турбулентность” не приведет к новому огосударствлению нашей промышленности и наших финансов. Осталось лишь понять, как именно это будет реализовано на практике. Большинство нынешних частных капитанов нашей индустрии и наших финансов — в долгах как в шелках. И спасти их может только вливание средств из государственного кармана.

С экономикой связана и другая интрига президентской речи. Дмитрий Медведев, естественно, не мог не признать очевидного. Как совершенно верно заметил Дмитрий Анатольевич, мировой экономический кризис еще далек от завершения. Но затем президент дал понять, что никаких “секвестров” по образцу прошлого десятилетия не планируется.

Более того, власть ставит перед собой весьма затратные экономические задачи. Некоторые из этих задач, типа превращения Москвы в мировой финансовый центр, а рубля — в региональную валюту, выглядели исключительно амбициозно даже в стабильные времена. Потянем ли мы все запланированное в условиях кризиса, который неизвестно когда кончится?

Одним словом, и для себя, и для страны в своем первом президентском послании парламенту Дмитрий Медведев установил очень даже высокую планку. Теперь осталось самое главное — допрыгнуть.

Михаил РОСТОВСКИЙ.

ЧТО ВПЕЧАТЛИЛО ПОЛИТОЛОГОВ?

“Президент четко подал сигнал, что есть только один лидер”

— Каково ваше общее впечатление от выступления Дмитрия Медведева?

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: “Это — попытка дать новую программу президентства, более сильную, чем предыдущие, включая инаугурационную речь, попытка выработать план на будущее, предложить цель для государства и до некоторой степени вторгнуться в сферу идеологии. Причем подчеркнуто, когда Медведев говорит о том, что в ее центре — человек, которому гарантированы возможности. Это — разновидность социальной идеологии.

Ну и, конечно, очень жесткий пассаж в отношении госаппарата, бюрократии. Он настолько жесткий, что порождает ожидание чего-то большего, чем то, что было предложено. Медведев говорит, что такая система абсолютно неэффективна. Значит, нужна другая система. Предложены некоторые скромные шаги по отношению к ней.

Очень симпатично, что президент цитирует Чичерина и Столыпина — это лучше, чем Ильина. Важен упор на использовании кризиса для экспансии, а не для пережидания — это правильный и центральный момент. Это — повод продвинуться дальше, а не сжаться и ждать, что будет. Мне кажется, что теперь надо превратить это в график политических действий. С этим будет очень трудно. Наиболее ясно разработанная часть — то, что касается безопасности страны. Хотелось бы такой же ясности в отношении других вопросов”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии: “Медведев четко подал сигнал и элитам, и народу о том, что есть только один лидер — он. Никакие параллельные контуры власти уже не работают. Именно он будет определять идеологию и стратегию власти на перспективу. Медведев нисколько не дезавуирует свой статус как преемника, но четко дает понять, что идеология Путина осталась в прошлом”.

Игорь БУНИН, генеральный директор Центра политических технологий: “Медведев пытался донести, что у него есть некая жизненная программа, которая включает основные ценности, что он может быть и патриотом, и бороться с американским гегемонизмом, и быть архитектором глобального порядка, и способен гуманизировать пенитенциарную систему, вступить на путь демократизации. Это — его долгосрочная программа: “Я занимаю все площадки, способен обеспечить гуманизацию, либерализм, свободу, демократию, являюсь Верховным главнокомандующим, который принимает ключевое решение.

Если хоть что-нибудь выполнит, то уже спасибо. Все выполнить невозможно — это попахивает утопизмом, но шаги в этом направлении президент обозначил. Во всяком случае, то, что он говорит по судьям, — реально. Прекратить бессмысленные аресты, прекратить заключение под стражу — это все не сразу, но будет реализовано”.

— Как вы расцениваете идею об увеличении президентского срока до шести лет, а думского — до пяти?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Я всегда был сторонником этой меры, поскольку президент как гарант и символ России не должен зависеть от избирательных кампаний. Я и мои сторонники ратовали за подобные меры, но эффективными они будут тогда и только тогда, когда он поделится частью своих полномочий с парламентом и правительством. Но я думаю, что в течение этого своего срока Медведев примет решения в этом направлении.

Понятно, что если увеличиваются президентские полномочия, то должен увеличиться и срок полномочий Думы. С учетом того, что есть дистанция между президентом и парламентом, — этим объясняется разница в сроках”.

Сергей ШАХРАЙ, руководитель аппарата Счетной палаты:

“Мне посчастливилось быть одним из авторов Конституции. Мы пережили 93-й год, когда больше 120 поправок было внесено в действующую Конституцию, и это практически парализовало работу государства…

Я даже к таким небольшим поправкам отношусь очень настороженно. Мне кажется, если мы начнем поправки, остановиться будет трудно, хотя президент сказал, что речь идет только о президентской и парламентской власти.

Юридически эта процедура известна. Называется поправка. Она принимается большинством голосов Госдумы и Совета Федерации и подлежит утверждению 2/3 парламентов субъектов Федерации. Речь идет о 81-й и 96-й статьях Конституции. И там и там меняется одно слово: “четыре” на “шесть” и “четыре” на “пять”. Эта поправка выглядит как небольшая. Политический смысл: президент об этом не говорил, но сказал раньше — развести по срокам избирательные кампании. В декабре 2007 года были выборы в Думу, в марте — президентские. Одна кампания перерастает в другую. У меня нет сомнений, что поправки будут приняты на ура. Есть международный опыт — во Франции президентский срок был 7 лет. Правда, несколько лет назад они от этого отказались и сократили срок до 5 лет…”

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Давно обсуждавшийся сюжет. Из-за чего Путин на это не пошел? Было опасение, что это откроет путь к переделкам Конституции. От Медведева этого никто не ждет. Он сказал, что не допустит реформаторского зуда в отношении Основного закона”.

Игорь БУНИН: “Медведев получает 10 лет на руководство страной и реализацию своей программы. Эта идея была и у Путина, Медведев ее развивает и расширяет. Хотя 12 лет — это очень много. 14 — был средний срок монархии или президентских выборов во Франции. Миттеран отсидел 14 лет — это многовато. Давайте считать, что 12 лет — это не 14. Дмитрий Медведев — молодой человек, у него гигантские планы, он хочет быть архитектором мирового порядка. За 8 лет с этим справиться сложно. За 10, впрочем, не легче”.

— Что означает предложение о том, чтобы губернаторов предлагали представители партий большинства
в региональных парламентах?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Фактически Медведев пытается после 8 лет понижения статуса региональных элит вернуть им ведущую роль. Партийное большинство в регионах зависит от наиболее влиятельных людей. После 8 лет путинской централизации необходима некоторая децентрализация. Поэтому в лице Медведева я вижу попытку повышения роли региональных элит”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Реально это означает, что губернаторов предлагает “Единая Россия”, — в высокой степени это и сегодня так. Во всяком случае, без их согласия дело не идет. Это требует модернизации самой партии, более развитого механизма выдвижения кадров. А там — кадровый застой. Здесь эти вопросы связаны. Если партия превратится в более динамичную, то и к ее кандидатурам будут относиться с большим доверием. Заявление Медведева — шаг к модернизации нашей политической системы, потому что она в целом решала проблему сопротивления атакам 5—10-летней давности. Сегодня нужна более современная партия большинства. Ну и потом, это — морковка перед партиями меньшинства. В первую очередь речь идет об “СР” и КПРФ”.

Беседовал Константин НОВИКОВ.

 
“ИСКАНДЕР” ПРОТИВ ПРО

ЦИТАТА: “…Для эффективного противодействия… элементам глобальной ПРО в Европе. Так, ранее планировалось снять с боевого дежурства три ракетных полка ракетной дивизии, дислоцированной в Козельске. А саму дивизию к 2010-му — расформировать. Я принял решение воздержаться от этих планов. И ничего реформировать не буду.

Кроме того, для нейтрализации при необходимости системы ПРО в Калининградской области будет развернут ракетный комплекс “Искандер”. Естественно, что мы предусматриваем в этих целях и ресурсы ВМФ РФ.

И наконец, с территории Калининградской области будет осуществляться радиоэлектронное подавление новых объектов системы ПРО США. Хочу подчеркнуть, что это меры вынужденные”.

Комментарий “МК”

Дивизия РВСН в Козельске оснащена старыми комплексами “РС-18” с шестью боеголовками. Они уже выработали свой ресурс и в любом случае подлежат ликвидации. Раньше козельская дивизия состояла из 6 полков, сейчас их осталось 3.

Но, как говорят ракетчики, процесс расформирования недавно был остановлен. Оставшиеся полки после ликвидации старых “РС-18” будут перевооружаться на принципиально новый комплекс, с малым подлетным временем, способный эффективно поражать именно объекты ПРО в Европе. Перевооружение планируется осуществить к 2012—2013 году — времени развертывания 3-го позиционного района ПРО в Европе.

Другой мерой сдерживания президент назвал ракетный комплекс “Искандер”, дислоцированный в Калининграде. Его дальность 280 км, но при условии его оснащения “крылатыми ракетами” дальность повышается до 500 км. “Искандер” из Калининградской области сможет “достать” противоракеты, которые планируется разместить в Польше.

Причем ранее сообщалось, что “Искандер” может купить Белоруссия. Но в этом случае Россию могли обвинить в нарушении договора о размещении ракет средней и меньшей дальности. Если же он появится в Калининграде, никаких договоров мы не нарушаем.

Главное достоинство “Искандера” — точность и “умные” головки самонаведения, которые могут получать информацию о цели и с земли, и с самолета-разведчика, и со спутника. Военные, участвующие в его разработке, рассказывают, что на полигоне во время испытаний “Искандера” офицерам боевого расчета приказали аккуратно погасить лампочку, которая горела на вешке, обозначающей цель. Расчет к приказу подошел творчески: прогремел залп, ракета подошла к цели, перебила электропровод, свет погас, а лампочка осталась цела.

Но у нас в войсках их всего 3—4 комплекса, которые стоят на вооружении одной из ракетных бригад Сибирского военного округа. Программа вооружения предполагает, что следующие “Искандеры” также штучно поступят в ракетные бригады Дальнего Востока и Сибири в 2009 году. Возможно, заявление президента ускорит поступление этих комплексов в войска.

Кроме того, в Калининграде планируется развернуть специальную РЛС, способную решать две задачи: обнаруживать взлетающие ракеты с территории Польши и средствами радиоэлектронной борьбы подавлять радар в Чехии.

По мнению специалистов, в целом эти меры можно считать эффективными и достаточными на данной стадии развертывания ПРО и диалога с США. Этим заявлением президент как бы говорит оппонентам: если вы пойдете на дальнейшее развертывание, то мы как минимум примем вот такие меры. Дальше все будет зависеть от того, сколько в Европе появится противоракет. Если больше заявленных десяти, то меры можно и усилить. Но это будет зависеть от того, как пойдет диалог с вновь избранной администрацией США.

ТАЙНЫЙ ОБЛИК ВС РФ


ЦИТАТА:“Что касается перевооружения армии и флота современной техникой, то соответствующие решения мною уже приняты, поручения правительству даны.

Я утвердил новую конфигурацию облика Вооруженных сил нашей страны”.

Комментарий “МК”

Что касается конфигурации нового облика Вооруженных сил, здесь много неясного. Что это за облик — точного ответа на этот вопрос пока нет, похоже, и у самих авторов проекта. Будущий облик армии обсуждался руководством Минобороны в закрытом режиме, что вызвало серьезное неудовольствие и военных специалистов, и Госдумы. Так, зампредседателя комитета по обороне Михаил Бабич заявил, что “решения, имеющие принципиальное значение для безопасности государства, не должны приниматься кулуарно, они требуют тщательных расчетов и обсуждения, в том числе в верхней и нижней палатах парламента, Совете безопасности и других институтах государства”.

Ничего этого сделано не было, в результате депутаты, эксперты и военные этот облик рисуют каждый по-своему, опираясь на цифры, которые были недавно озвучены министром обороны. Он сообщил, что уже к 2012 году численность армии сократят до 1 миллиона. Будет сокращено 200 генеральских должностей и 200 000 офицерских, на треть урезан аппарат управления Генштаба и Минобороны, а из 65 военных вузов будет сформировано 10 учебных центров.

Ольга БОЖЬЕВА.
ЧТО ЖДЕТ ФЕМИДУ?

ЦИТАТА: “Нужно взвешенно относиться к избранию меры пресечения в виде ареста и к назначению наказания, связанного с изоляцией от общества… Правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту лиц, пострадавших от преступлений”.

Ольга Костина, член Общественной палаты РФ, лидер правозащитного движения “Сопротивление”:

— Президент поднял очень важную тему. К сожалению, действительно, у нас практически не применяются домашний арест и другие меры, не связанные с лишением свободы.

Что касается защиты прав потерпевших, то мы стоим только в начале этого пути, и государственного участия в этом очень важном вопросе раньше практически не наблюдалось. Президент Медведев — первый, кто об этом заговорил.

ЦИТАТА: “Уже в ближайшее время следует принять закон об обеспечении доступа к информации о деятельности судов РФ… в том числе через Интернет”.

Гасан Мирзоев, президент Гильдии российских адвокатов:

— Публикация в открытом доступе решений — несомненное благо, ведь чем более открыта информация, тем сложней злоупотреблять полномочиями. Разумеется, обнародование данной информации не должно идти вразрез с действующим законодательством, в частности с конституционным принципом неприкосновенности частной жизни, правом на личную и семейную переписку, с принципом закрытости судебных заседаний по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну и т.д.

Сейчас вести, например, видеозапись судебного процесса закон позволяет с разрешения председательствующего судьи. Более детальная регламентация с уклоном в сторону прав сторон позволила бы в большей мере обеспечить принцип гласности судебного заседания.

Лина ПАНЧЕНКО.





Партнеры