“Испугали чиновников по это самое…”

Госдума приняла законы против коррупции

7 ноября 2008 в 17:11, просмотров: 898

Вчера депутаты проголосовали в первом чтении за антикоррупционный пакет из четырех законопроектов, внесенный Дмитрием Медведевым. При этом и представитель президента, и депутаты так бичевали эту самую коррупцию, что если бы словами можно было убить — она бы тут же сдохла в корчах, не приходя в сознание…

Докладывавший от имени президента его представитель в Думе Александр Косопкин предупредил, что эти законы — лишь “один из первых шагов в системном решении проблемы”, и объяснил, что их главная цель — “создать атмосферу невыгодности коррупционного поведения для госслужащих”. Еще он напомнил, что исторически коррупция “родилась не в нашей стране”. Конечно — России как государства просто в помине не было, когда первый древневавилонский или древнеегипетский чиновник взял первую в истории взятку...

Председатель думского Комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин (“ЕР”), частично списав потрясающую коррумпированность российской власти на трудности переходного периода от социализма к капитализму, признал: “Непротивление коррупции приводит к ее расползанию”. Из слов г-на Плигина следовало, что если коррупцию в России и не изобрели, то как минимум сильно обогатили содержание понятия: “В других странах взятку дают за то, чтобы закон нарушили, а у нас зачастую — за то, чтобы он выполнялся”.

Депутатов очень заинтересовала одна из статей базового закона “О противодействии коррупции”, которая предписывает всем государственным и муниципальным служащим “уведомлять в письменной форме” работодателя или прокурора о “ставших ему известными случаях совершения коррупционных правонарушений другими служащими” или о недостоверности представленных в декларациях сослуживцев сведений о доходах и имуществе. “Вот я, депутат Госдумы, узнаю, что мой коллега занимается коррупцией, — что я должна приложить к этой своей записке — документы? А где я их возьму?” — спросила Любовь Шубина (“ЕР”). “Данную статью необходимо дополнительно изучить”, — согласился Владимир Плигин. А представитель президента объяснил, откуда она взялась: Россия ратифицировала международные конвенции о противодействии коррупции, где “в той или иной форме этот вид как бы деятельности (это он про стукачество. — Ред.) предусмотрен”. Но пообещал подумать над более четкой формулировкой, “адаптирующей международные нормы к российской действительности”…

Ни одна из фракций не отказалась от политического заявления. Виктор Илюхин (КПРФ) начал пафосно: “Наконец-то свершилось то, о чем мы говорили больше десяти лет и что отвергалось либо парламентским большинством, либо властью — сначала Ельциным, а потом командой Путина! …И только президент Медведев пошел на это! Мы поддерживаем его!” Дмитрию Медведеву придется непросто, признал г-н Илюхин, и бросил увесистый булыжник в огород предшественника нынешнего президента: “Коррупция получила особенно сильное развитие в последние десять лет”. Коммунист предложил шире использовать применительно к взяточникам механизм конфискации имущества и отбирать у них не только преступно нажитое, как требует Уголовный кодекс, но всё имущество, оставив минимально потребное для жизни их семей.

Вице-спикер Владимир Жириновский (ЛДПР) несколько раз многозначительно произнес: “На воре и шапка горит!” — но уточнять место пожара не стал. Зато поддержал предложение “стучать” на коррупционеров: “А то что получается? В стране коррупция, а они отмалчиваться будут?”

Олег Морозов, выступая от имени “Единой России”, предложил загнать несчастную коррупцию “на задворки, чтобы ее не было ни слышно, ни видно”. Положение обязывало первого вице-спикера защитить председателя родной партии и правительства. “Владимир Владимирович Путин возглавлял Российскую Федерацию в течение восьми лет… И в каждом послании Федеральному собранию привлекал внимание к коррупции!”

Привлекал и привлекал, а она росла и росла… Геннадий Гудков (“СР”) поднял вопрос о том, чтобы расширить список родственников госслужащих, обязанных вместе с ними сдавать декларации об имуществе и доходах: “А то только жена и несовершеннолетние дети! Да уж, испугали чиновников по это самое… Дальше некуда! Да здесь сидят люди, которые знают, как имущество переписывается на сына, свата, зятя! Если хочешь защищать права бабушки или тещи — не иди на госслужбу!”

Представитель президента в заключительном слове обещал ко второму чтению (оно состоится в середине декабря) взвесить все “за” и “против” и этого, и других предложений депутатов. Напоследок он процитировал своего начальника, президента Медведева: “Коррупция — наш общий главный враг, и мы должны его победить!”

Наше дело, как всегда, правое. Враг, конечно же, будет разбит…



Партнеры