Ефремов дал обет молчания

Но перед этим ответил на вопросы “МК”

9 ноября 2008 в 18:28, просмотров: 1264

Сегодня Михаилу Ефремову 45 лет. В канун юбилея Михаил как-то вдруг решил дать обет молчания. Он больше ни с кем не хочет обсуждать свою личную жизнь и публично говорить о политике. Ефремов ушел в себя, в свою работу. Теперь его можно представить как человека с плаката, поднявшего палец к губам, с подписью “Не болтай!”. Но для “МК” Ефремов все-таки сделал исключение. Неужели оно действительно окажется последним?

— Миша, я понял, что вы вообще не хотите отмечать свой полуюбилей?

— Я не хочу светиться в средствах массовой информации и вообще хочу, чтобы меня как Миши Ефремова было поменьше, а был бы я только как артист. Свои мнения, надежды и разочарования я хотел бы оставить при себе, а не делиться этим с многомиллионной армией поклонников, которые только и делают, что пишут письма во все газеты и спрашивают: “А где же Ефремов, мы хотим прочитать его интервью”. Пусть они меня простят, но я думаю, что в артисте прежде всего должна быть тайна.

— Эта позиция вызывает большое уважение, тем более на фоне многих ваших коллег, которые абсолютно не делают тайны из своей жизни.

— Да, очень много происходит абсолютного прилюдного раздевания. Я думаю, это не очень правильно.

— Что же с вами случилось? Вы же таким радикальным никогда не были.

— Просто подустал. Хотя я давно задумывался о том, чтобы замолчать.

— Но вас на экране-то на самом деле видно: только что прошел фильм “12”, а совсем недавно — мой любимый “Когда я стану великаном”, еще “День выборов”… То есть то, что хотите, вы и получаете.

— Я занимаюсь своей профессией, играю разные роли и их показываю. А если еще все это комментировать… Мне кажется, артист не должен давать интервью по поводу своей личной жизни и своих воззрений, и вообще не давать интервью, а только изображать разных других персонажей. Что же с артистом происходит на самом деле, пусть будет самой большой загадкой, и это будет зрителей заставлять смотреть все больше и больше фильмов и ролей.

— Ну да, не будем о личной жизни, надеюсь, что у вас с ней все в порядке. Скажите, вы как давний болельщик огорчились недавнему поражению “Спартака” в Кубке УЕФА от итальянцев?

— Да. Я был на стадионе. Но у “Спартака” появилась игра, и мне нравится, как работает датский тренер. Я вижу, что уже есть результаты его работы.

— Вы что, ходите в Москве на все спартаковские матчи?

— Нет, только когда свободен от работы. Вот был в четверг свободный вечер, и мы сходили с сыном на футбол.

— Не замерзли?

— Да нет, было не так страшно.

— Вы на стадионе сидите в VIP-ложе?

— Я сижу напротив VIP-ложи. Там есть такие специальные места, которые построили для Лиги чемпионов. Спартаковский директор выписал мне пропуск.

— А среди фанатов сидеть не пробовали?

— Пробовал, но только в детстве. Помню, в 1978 году я был фанатом. Но все хорошо в своем возрасте. И где вы видели 45-летних фанатов? Я не видел. Сейчас я уже стал поспокойнее.

— Но вот наш художник Леша Меринов, которому в следующем году стукнет 50, до сих пор фанат ЦСКА, все время с армейским шарфиком ходит, а в четверг вообще был в Роттердаме на матче “Фейенорд”—ЦСКА…

— Шарфы-то у меня тоже были. Но я не поеду в Удине, как и в Лондон. Хотя в Лондон, может, и поеду — очень мне нравится этот город. Но сейчас заканчивается футбольный сезон, и все надежды спартаковских болельщиков перенесены на будущее.

— Среди футболистов у вас есть друзья?

— Скорее приятели. Игорь Шалимов, например.

— Но это из 90-х годов. А из нынешних?

— Из нынешних я мало кого знаю. Я отношусь к футболистам как к небожителям, поэтому к ним не лезу.

— Да какие они небожители? Пусть играют лучше. А знаменитых футболистов прошлого они вообще не знают.

— Ну что ж тут поделаешь. Я уверен, что из молодых артистов мало кто узнает старых.

— Но раз вы такой болельщик, скажите: когда наши летом на Евро выиграли у Голландии, вы были где?

— В клубе, где и смотрел этот матч. После победы я радовался. Конечно, не поехал на Тверскую и не орал: “Россия — чемпион!” Просто в том же клубе мы с друзьями славили российскую команду.

— Ну а кроме футбола, что у вас есть еще?

— Только работа. За Мишу Ефремова все скажут его фильмы и спектакли.



    Партнеры