В жертву “Нерпе” принесли лучших

специалистов двух военных заводов

11 ноября 2008 в 18:00, просмотров: 2709

Сегодня, 12 ноября, в Комсомольске-на-Амуре провожают в последний путь подводников, погибших на подлодке “Нерпа”. Большинство из них — рабочие двух судостроительных заводов. И каждый — так уж совпало — по-своему уникальный и замечательный специалист. “Других мы на подлодку не пускали”, — сказали на заводе. “МК” продолжает рассказывать о жертвах морской трагедии.

Вечером в понедельник в Большом Камне состоялась церемония прощания с погибшими. Утром во вторник тела должны были быть доставлены в Комсомольск-на-Амуре специальным самолетом. Но, по информации “МК”, сделано этого вовремя не было. В итоге спецрейс приземлился под вечер на закрытом аэродроме авиационного производственного объединения города.

Прощание с погибшими проходит во дворце культуры Амурского судостроительного завода. 12 ноября объявлено в Хабаровском крае днем траура. Погибшие 12 комсомольчан работали на Амурском судостроительном заводе и на электромонтажном заводе “Эра”. “Все эти люди — специалисты высочайшего класса, — рассказала “МК” пресс-секретарь Амурского завода Марина Радаева. — Случайных не было. Все, кто пошел в рейс, естественно, прошли государственную аттестацию. Они были авторитетами, уважаемыми людьми как на работе, так и в своих семьях”.

Одним из самых опытных был инженер-механик Владимир Тарасов. Он отдал заводу более 25 лет своей жизни — его трудовая деятельность началась в 1982 году. Число подлодок, в том числе атомных, в изготовлении которых поучаствовал Владимир Дмитриевич, перевалило за десяток. “Нерпа” стала для него последней…

Сергей Бакулин известен всему городу. В трудные 90-е годы, когда Амурский судостроительный встал, он резко сменил профессию и пошел работать в милицию. Там Сергей Алексеевич дослужился до начальника батальона, на его счету не одно задержание опасных преступников. Но в душе он всегда оставался корабелом. Поэтому, когда на заводе снова затеплилась жизнь и появился “запрос на опытные кадры”, он не задумываясь вернулся на завод.

Особая история у молодого Саши Нежуры, работавшего машинистом систем вентиляции и гидравлики. Он с детства мечтал стать кораблестроителем, продолжить семейную династию. Выход в море с “Нерпой” стал для него первым в жизни. Несмотря на молодость и небольшой опыт, он не растерялся в критической ситуации. Ценой своей жизни он спас отца-механика и еще одного человека. Отец Александра Владимир Андреевич выжил и находится сейчас в военном госпитале. Но сын погиб от фреонового удушья.

Хорошим другом Саши Нежуры был дозиметрист Антон Тюгаев, также из молодой рабочей поросли. Погибли они вместе. Всю свою жизнь отдал заводу старший инженер-механик Виктор Фишич. Известным в заводской среде был и старшина судовых систем гидравлики Владимир Пищулин. На производстве он слыл прекрасным бригадиром и как магнит притягивал перспективных работников. В его команде примерно на одного “старика” приходилось двое молодых, что для депрессивного завода было редкостью. За своим начальником в рейс на лодке отправилось большинство членов бригады. Но судьбе было угодно прервать жизнь именно Владимира Валерьевича.

Характерно, что среди работников завода, в том числе погибших комсомольчан, мало молодых людей. Завод в постоянном кризисе, денег вечно нет, зарплаты мизерные. Соответственно, и молодежь туда не идет. Вот и вынуждены выходить в море люди почти пенсионного возраста. Вместе с тем, по словам губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева, свою работу они выполнили на “отлично”. А злополучную систему пожаротушения, как утверждается, конструировали и устанавливали контрагенты, то есть приглашенные специалисты со стороны. 

* * *

На испытаниях подводной лодки “Нерпа” погибли трое москвичей. Все трое пришли работать на предприятие “Мосинформ Агат”, занимающееся разработкой боевых управляющих систем для подводных лодок и военных кораблей, сразу после окончания вузов.

Андрей Власов и Илья Егоров — ровесники, им было по 29 лет; они пришли работать на предприятие в один год.

— Андрей и Илья занимались разработкой управляющих систем для подводных лодок, вычислительных систем для ракетных комплексов морского базирования, — рассказывают сотрудники предприятия. — За столь короткий срок оба выросли из инженеров до заместителей начальников научного сектора. Оба всегда с удовольствием выезжали на испытания новой техники, на стажировки в разные регионы России, не сидели на месте, хотя могли бы ограничиться лишь научной теорией.

— Андрей собирался жениться в декабре и все уши прожужжал о своей свадьбе — буквально пару недель назад они с невестой подали заявление в загс, — вспоминает его коллега. — Радостный такой на работу пришел, обещал всех на свадьбу пригласить…

А Илья женился чуть больше года назад. Сейчас супруга на 7-м месяце беременности. Как узнала о смерти мужа, попала в больницу.

— У Ильи вообще тяжелое положение: мама — инвалид II группы, а у жены не осталось родственников, — рассказывает коллега.

Самому молодому из погибших специалистов — Игорю Шутову — было 27 лет. Он пришел на предприятие инженером-программистом, а в прошлом году его назначили заместителем главного конструктора. Семью Шутовых прекрасно знают на предприятии. Жена Игоря Наташа работает вместе с мужем. А их сыну Алеше всего год и 7 месяцев.

Екатерина Беляева, Игорь Кармазин.

 
ПОГИБШИХ В ПОДЛОДКЕ НЕ БЕРУТ НА ФЛОТ

ВМФ не хочет отвечать за гибель людей: субмарина ему “не принадлежит”

Результаты расследования причин аварии на борту подлодки К-152 “Нерпа” госкомиссия объявит 14 ноября. Между тем командование ВМФ продолжает открещиваться от лодки, и никаких особых мер на флоте после инцидента, похоже, не принято.

В пресс-службе Тихоокеанского флота на вопрос о мерах, которые принимаются, чтобы исключить повторение трагедии, отвечать отказались: “Вопрос не по адресу. Лодка не была включена в состав ВМФ и тем более в состав ТОФ. Она просто проходила заводские испытания”.

Помощник главкома ВМФ капитан 1 ранга Игорь Дыгало был более откровенен.

— Когда в ВВС случается авария, то  на время расследования ЧП приостанавливают полеты данного типа самолетов. Будут ли предприняты подобные меры командованием ВМФ в отношении АПЛ?

— Нет. Причина ведь известна — несанкционированное срабатывание системы. А она является самой эффективной системой как на наших, так и на лодках других иностранных государств. В замкнутом объеме, в условиях, когда задымлен отсек и невозможно обнаружить очаг возгорания, позволяет потушить пожар. Еще она хороша тем, что не наносит никакого вреда технике, ведь если пожар, то может погибнуть и лодка, и весь экипаж. В случае пожара играется аварийная тревога. Но здесь мы о пожаре не говорим — его не было. Комиссии предстоит разобраться, почему именно на этой лодке система сработала несанкционированно.

— На командире экипажа лежит какая-то доля ответственности за это или только заводчане должны отвечать?

— О чьей-то персональной ответственности говорить нужно в последнюю очередь. Сейчас главное — расследовать причины и устранить их. Нужно иметь в виду — лодка была на этапе заводских испытаний. Кстати, количество гражданских людей на лодке оправдано объемом испытаний, которые предстояло провести.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Бывший командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Касатонов.

— Игорь Владимирович, какие выводы руководство ВМФ России должно сделать из трагедии в Японском море?

— Во-первых, необходимо объявить официальные результаты расследования. Я думаю, что в результатах будут фигурировать халатность, поведение команды в нештатной ситуации и прочее. Все случилось после того, как системы “ЛОХ”, основанные на использовании фреона, ошибочно сработали. Эти системы эксплуатируются у нас около 40 лет. И ситуаций с ложным срабатыванием “ЛОХ” было очень немного за все это время. Случай в Японском море — это сигнал. Теперь нужно осмотреться внимательно по всем позициям, провести целый ряд предупреждающих мероприятий — технических, организационных. И в обязательном порядке — мероприятий по обучению личного состава подводной дисциплине: научить дышать в нештатных ситуациях, рассказать о правилах поведения в отсеке и всех святых правилах подводного плавания, во главе которого стоит командир корабля. Все разговоры о том, что лодка заводская и виновата во всем техника, — это заблуждение. Лодка плавает под государственным флагом, на ней находится сдаточный капитан, являющийся командиром подводной лодки. Грешить на заводской брак — неправильно. Конечно, командир несет ответственность. Поэтому на АПЛ “Нерпа” командир и ответственный сдатчик должны были установить порядок и дисциплину.

— Вы считаете, что человеческий фактор сыграл роль в этой трагедии?

— Да. Отсутствие дисциплины, инструктажей, правил использования индивидуальных средств дыхания — все это привело к гибели людей.

— В штабе ВМФ, в Минобороны уже приняты какие-то решения, чтобы предотвратить в будущем подобные катастрофы?

— Обычно ситуация сразу же объявляется по всему Военно-морскому флоту. В первую очередь проверяются техническая исправность кораблей, умение команды их эксплуатировать и действовать в экстремальных условиях. Думаю, это все уже сделано, а в дальнейшем будет только усиливаться с точки зрения осмотрительности.

Адмирал флота Иван Капитанец (командующий Камчатской флотилией, Балтийским и Северным флотами с 1973 по 1988 г.):

— Конечно, лодка шла на испытаниях под красным флагом, а не флотским (это значит, что лодка принадлежит заводу. — Ред.). Но ведь сдаточная команда состоит из военных моряков, и они также несут ответственность. Честно говоря, всыпать стоит всем. Насколько могу судить, все дело действительно в системе пожаротушения “ЛОХ”. Правда, почему-то не разглашается, была ли система, установленная на лодке, совершенно новой или модифицированной. Комплекс управления системой мог существенно отличаться от того, что устанавливался ранее на подлодках этого проекта. Возможно, системы не были отработаны и состыкованы должным образом. В причинах трагедии, конечно, будут разбираться комиссия. Тогда станет ясно, подвела ли автоматика или кто-то случайно “задел тумблер”, система включилась, а люди, находящиеся в первых отсеках, об этом не знали. “ЛОХ” ведь можно включить не только из данного отсека, но и из других тоже. Народу на АПЛ находилось в три раза больше чем положено — во время испытаний всегда так, и кто-то мог, сам того не зная, случайно включить систему.

Елена Павлова, Екатерина Петухова.

Капитан подлодки “Нерпа” Д.Б.Лаврентьев. Его экипаж с 1997 года носит почетное наименование “гвардейский” (всего в составе Краснознаменного объединения подводных лодок два таких экипажа). Звание присвоено в честь легендарной подлодки “С-56”, которая во время Великой Отечественной войны героически сражалась с фашистами. В экипаже есть представители флотских династий: у гвардии капитана 2 ранга Петра Колосова дед был командиром дизельной подводной лодки, которая принимала участие в боевых действиях на Тихом океане во время Второй мировой войны. По стопам своих отцов-подводников пошли также гвардии капитаны 3 ранга Дмитрий Синько и Николай Муромцев.

Погибшие сотрудники Амурского судостроительного завода (в формате pdf)



Партнеры