Хорошо смеется тот, кто с пустыми глазницами

Художник заказал себе плюшевое надгробие

12 ноября 2008 в 17:09, просмотров: 321

Расхохотаться в лицо смерти теперь можно не только при личной встрече. Потренироваться как следует можно и при жизни, уверяют художники “обереговой” выставки Смех/Смерть, которая открывает биеннале культурных пересечений Rozamira. Главное — не напороться на стальной прут и не распилить себе череп.

Смерть смешной не бывает, но встречать ее с улыбкой на лице — хороший знак. На выставке Смех/Смерть в галерее Diehl+Gallery One художники России, Казахстана, Узбекистана и Киргизии выстроились в ритуальный хоровод. Не обычное, а гранитно-плюшевое надгробие Ростан Тавасиев заказал для себя в настоящей кладбищенской мастерской.

Сначала ему долго отказывали, но искусство победило. Теперь эта “яркая” работа (черный гранит и голубой плюш “игрушечного” происхождения) открывает выставку.

И тут какой-то человек, движущийся, подобно роботу, в черной куртке с капюшоном, начинает вещать: “Покрутите мне ручки”! Лицо закрыто эмалированным дуршлагом, а голос напоминает организатора всего мероприятия Федора Павлова-Андреевича. Свой моноперформанс он подготовил специально для Rozamira как символ культурных связей и пересечений. Стоит только дотронуться до одного из переключателей на его одежде, и человек-радио начинает выдавать программы в стиле советской эпохи, когда Средняя Азия была частью нашей страны, а “Иновещание” работало на 64 языках. Повернул — и доярка из Казахстана рассказывает об успехах в надоях. Еще повернул — и вещание продолжается на английском, но с сильным индийским акцентом, потому что “говорит Дели”.

Одна из центральных на выставке работа Гоши Острецова “Неурожайный год” разворачивается в двух плоскостях. На стене — три огромных карандашных портрета тоталитарных правителей. Но это не лица, а непроницаемые маски, шлемы из “Звездных войн”. Монохромные портреты и стена забрызганы кровью, а перед ними человек (к счастью, в исполнении манекена) “монотонно” насаживает себя на стальной прут. Человек пытается достучаться до правительства, но бьется о непроницаемую стену и в итоге, впадает в отчаяние, — рассказывает автор. — Сначала были созданы маски тоталитарного правительства, а потом появился человек как противоборствующая сила. Искусство всегда находится между правыми и левыми.

Можно добавить, что искусство занимает бесконечное пространство и одновременно балансирует между смехом как высшим проявлением жизни и смертью как трагическим ее завершением. А “абстракцию с косой в руках” правильнее всего встречать смехом.



Партнеры