Шесть лет — один ответ

Сергей Миронов: “Править Конституцию нужно было именно сейчас”

13 ноября 2008 в 16:36, просмотров: 756

Сенсационное Послание президента всколыхнуло политическую элиту страны. О целом ряде предложенных главой государства новшеств: продлении сроков полномочий президента и Думы (уже сегодня этот законопроект рассмотрят депутаты), изменении порядка формирования Совета Федерации, возможной «обязаловке» производить ротацию лидеров партий — мы поговорили со спикером СФ, лидером “Справедливой России” Сергеем МИРОНОВЫМ.


“Полностью содержание Послания знал только Владимир Путин”


— Вы обещали во время осенней сессии внести закон о продлении сроков полномочий президента. В итоге сессия идет третий месяц, а с инициативой увеличить полномочия главы государства выступил Медведев. Что вам помешало “стать первопроходцем”, внеся закон самому?

— Без консультаций и согласований текст закона об изменении статьи Конституции вносить самостоятельно было бы неправильно.

— А с кем вы собирались консультироваться — с Кремлем или с Белым домом?

— И с Кремлем, и с Белым домом.

— Вы входили в число посвященных, которые заранее знали, что в своем Послании Медведев предложит увеличить президентский срок?

— То, что это прозвучит в Послании, я не знал, а то, что будет вноситься поправка в Конституцию, знал и абсолютно не сомневался, что нужно это делать сейчас.

— Почему именно сейчас?

— В свое время Владимир Владимирович Путин поддержал идею продления сроков полномочий президента. Дмитрий Анатольевич Медведев тоже высказывался на этот счет положительно. Поэтому принципиальное решение было де-факто принято. Логика здесь простая: хотя следующая президентская кампания состоится в 2012 году, не нужно менять что бы то ни было в последний момент. Как минимум за два года до выборов все изменения должны быть приняты. Граждане должны привыкнуть к мысли, что сроки полномочий следующих президента и Госдумы будут больше.

— Вы можете назвать фамилию хотя бы одного человека, который заранее знал полное содержание Послания?

— Уверен, что в полном объеме все, кроме президента, возможно, знал один-единственный человек. Это Владимир Владимирович Путин. Я сидел в зале рядом с Владимиром Владимировичем, и по его реакции видел, что практически все новации ему знакомы. А почему я говорю “возможно” — потому что я наверняка-то, естественно, не знаю. Скажу больше: для большинства тех, кто непосредственно принимал участие в подготовке Послания, факт его продолжительности стал неожиданностью. Там появилось много нового.

— Вы давний сторонник продления сроков полномочий президента, и мотивация у вас такая: четыре года — слишком мало для реализации главой государства своих планов. А почему мало-то? В США, где президента тоже избирают на четыре года, никто не говорит о том, что это небольшой срок.

— В США давно отлажена двухпартийная политическая система. А в России в плане парламентаризма, демократических процедур и прочего ситуация другая. Мы же только 18 лет живем в условиях относительной свободы, без идеологических догм.

— Давайте посмотрим с другой стороны: если президента избирают на два срока подряд, то есть на восемь лет, то у него достаточно времени, чтобы реализовать краткосрочные цели и задачи и заложить прочные основы для реализации задач долгосрочных. Если же человек смог избраться только на один срок — это значит, что он не устраивает граждан, которые за четыре года вполне могут разобраться, что из себя представляет этот политик…

— Разобраться-то люди могут, а вот президент может не успеть сделать того, что наметил.

— Так, может, это и к лучшему? Если граждане не желают видеть его главой государства, значит, они не хотят, чтобы он продолжал начатый курс.

— Я поддерживаю Дмитрия Медведева в том, что необходимо увеличить срок полномочий президента и Думы. Но, на мой взгляд, разница между сроком полномочий Госдумы и президента должна составлять все-таки два года. И избираться глава государства и парламент должны на нечетное количество лет.

— Имеете в виду, что президента следует избирать на семь лет, а Думу, как и было предложено, на пять?

— Вы сейчас сказали: за восемь лет, то есть за два срока, президент все успеет. Но и за то количество лет, о котором говорю я, он тоже все успеет начать и завершить. В этом и заключается моя логика: за один срок полномочий глава государства может продемонстрировать результаты своей работы населению.

— За семь лет, говорите, президент успеет осуществить намеченные планы, а за шесть, что же — никак? Разница-то небольшая.

— Небольшая, но существенная. Как раз одного года может и не хватить.

— А в чем логика продления полномочий Госдумы? Ведь для того чтобы развести по времени думские и президентские выборы, Медведев мог бы ограничиться продлением сроков полномочий главы государства, а для Думы оставить нынешние четыре года.

 — Шесть лет для президента и четыре для Думы означает, что кампании будут совпадать по времени каждые 12 лет. А шесть и пять, как предлагается сейчас, будут совпадать только раз в 30 лет.

“К новому порядку формирования Совета Федерации возникло много вопросов”


— Медведев предложил формировать Совет Федерации по новому принципу: отныне сенаторы должны будут назначаться исключительно из числа депутатов регионального и муниципального уровней. У вас была другая идея: чтобы губернатор и Заксобрание выдвигали по две-три кандидатуры, а окончательный выбор делали бы, голосуя, жители региона. Не обидно, что вашу идею отвергли? Да еще и предложили отменить 10-летний ценз оседлости для сенаторов, введение которого вы долго лоббировали.

— По поводу того, чтобы членами Совета Федерации становились депутаты региональных Заксобраний, я однажды высказывался. Если мы не можем напрямую перейти к выборности, что ж, будем черпать кадры для Совета Федерации из действующих народных избранников. Но вот предложение насчет представителей муниципальной власти для меня полная неожиданность. Что же касается отмены ценза оседлости, то инициатива Медведева автоматически снимает этот вопрос.

— Почему снимает? Для депутатов ценза оседлости не существует, значит, избраться в регионе может любой “варяг”, а затем стать членом СФ.

— Стать депутатом в регионе не так-то просто. Там все друг друга знают. Откуда бы человек ни приехал, ему нужно будет получить поддержку избирателей.

— В первую очередь ему нужно получить поддержку властей. Все же знают, как сейчас проходят выборы…

— Но человек в любом случае будет связан с регионом. Потому что, прежде чем его кандидатуру будет рассматривать Совет Федерации, ему придется принять участие в избирательной кампании, основательно изучить все проблемы региона. Я уже провел с коллегами совещание по новому порядку формирования Совета Федерации. У нас возникло много вопросов. Может ли стать членом Совета Федерации депутат от любого муниципального образования? То есть даже от такого, где живет двадцать человек? Или все-таки нужно принять норму, в соответствии с которой в Совет Федерации может попасть депутат, избранный от территории, на которой проживает не менее, допустим, тысячи, пяти, десяти тысяч граждан? Помимо этого я уверен, что необходимо сохранить преемственность и кадровый потенциал нынешнего состава Совета Федерации. Давайте представим такую ситуацию: нужно избрать в Совет Федерации представителя от губернатора, но при этом сам губернатор хочет, чтобы продолжил работу действующий член Совета Федерации. Что предстоит сделать сенатору? Избраться в регионе. Причем сделать это до того момента, как переназначат губернатора (полномочия сенаторов истекают одновременно с истечением полномочий выдвинувших их органов власти — Заксобраний или губернаторов. — Н.Г.). Но у нас запрещено совмещать мандаты членов Совета Федерации и депутатов любого уровня. Значит, что получается? Человек должен сложить с себя полномочия члена Совета Федерации, стать депутатом, к примеру, поселкового совета и сидеть ждать, когда дойдет время до его утверждения членом Совета Федерации. Одним словом, возникает много сложностей. Как их преодолеть, будем думать.

— Такое чувство, будто вы беспокоитесь о том, что некоторые сенаторы могут оказаться за бортом: сложат с себя полномочия членов Совфеда, а потом по каким-то причинам не изберутся депутатами. Или изберутся в сельсовет, а местная власть передумает утверждать их сенаторами.

— Пока человек будет ждать своего утверждения или переназначения губернатора, он не сможет работать в Совете Федерации. То есть он оказывается между двух стульев. Вообще тут много возникает разных коллизий, в первую очередь с точки зрения профессионализма палаты. Допустим, палата в пожарном порядке — у нас это умеют делать — сформировалась только из депутатов законодательных органов власти и муниципальных образований. Я могу заявить: в этом случае новый состав Совета Федерации будет входить в курс дела, притираться к законодательной работе года два-три.

— На днях вы встречались с президентом. Делились с ним сомнениями?

— Президент заинтересован в сохранении кадрового потенциала Совета Федерации. Обновление палаты будет происходить поэтапно, предусмотрен переходный период. Но сначала давайте дождемся нового закона о формировании Совета Федерации. Я намерен принять самое активное участие в его подготовке и сделаю все возможное, чтобы решить сложные вопросы. Ведь по Конституции у Совета Федерации полномочия не прерываются никогда.

“Если лидер партии голосует против ротации, значит, хочет сидеть на своем месте до скончания века”

— Президент заявил, что в закон о партиях нужно внести поправку, согласно которой необходимо проводить ротацию руководящего партаппарата. То есть человек не сможет занимать должность в аппарате партии дольше определенного срока. Касается ли это партийных лидеров?

— Ну, работа в аппарате носит в основном технический характер. Там трудятся люди, которых, кроме членов партии, мало кто знает. Поэтому я думаю, что президент имел в виду руководство партий. Здесь получается интересная вещь. С одной стороны, партии — это самостоятельные общественные объединения, их внутренняя жизнь не подлежит какому-либо государственному регулированию. С этой точки зрения предложение президента носит довольно дискуссионный характер. Но, с другой стороны, логика главы государства мне понятна. Он говорит о большей демократичности, о том, чтобы некоторые забронзовевшие господа-товарищи не думали, что лидерство в партии — пожизненная привилегия. С этой точки зрения идея ротации имеет право на жизнь.

— Уже появилась шутка: после принятия закона о ротации лидеров партий надо ввести обязательную ротацию жен и мужей. Вам не кажется, что это из одной и той же оперы?

— Я уже сказал: президент высказал дискуссионную, но интересную идею.

— “Справедливая Россия” поддержит поправку о ротации, если она будет внесена в Думу?

— При чем здесь “Справедливая Россия”?

— Как это? Вас как лидера партии поправка касается непосредственно.

— Давайте разберемся. Президент сказал, что одно и то же руководящее лицо в партии не может занимать должность дольше определенного срока. Первое, что приходит на ум, — это аналогия с конституционными сроками президента, который не может быть избран больше чем на два срока подряд. Съезды, на которых переизбирается руководство “Справедливой России”, по нашему уставу проводятся не реже чем раз в четыре года. Таким образом, если мы будем говорить о двух сроках лидера партии “Справедливая Россия”, то реально его ротация может произойти лет через восемь.  

— Не боитесь, что власть возьмет и установит: съезды, на которых переизбираются лидеры партий, должны проходить раз в два года? Тогда ваши полномочия сократятся до четырех лет.

— Это исключено. Указывать, через какие сроки должны проводиться съезды, — это вмешательство во внутрипартийную жизнь.

— Позвольте, но сама идея о ротации лидеров партий — это уже вмешательство во внутрипартийную жизнь. Почему вы уверены, что государство не зайдет еще дальше?

— Законодательно оформлять эту инициативу будут депутаты Госдумы, которые все избирались по партийным спискам. Они заинтересованные люди, им и решать, вводить эту норму или не вводить.

— Ну и что все-таки решит “Справедливая Россия”?

— Не готов ответить. Мы еще эту идею не обсуждали.

— Хорошо, а как бы проголосовали вы лично — “за” или “против”?

— (Задумчиво барабанит пальцами по столу, напевая: “Ту-ру-ту-ру-ту-ру”…) Не знаю. Наверное, в нынешней ситуации я бы воздержался — именно потому, что являюсь лидером партии. Логика ведь здесь простая: если лидер голосует против, значит, он хочет сидеть на своем месте до скончания века. А я к этому не стремлюсь. К тому же мои однопартийцы могут думать так: “А почему бы и не проголосовать за ротацию? А то Миронов будет сидеть вечно”. Я должен и это принимать во внимание. Поэтому я не буду голосовать ни против, ни за.

“Последнее слово у нас за президентом”

— Недавно Дума приняла скандальную поправку в бюджет. Она гласит, что правительство может перебрасывать средства из одного раздела бюджета в другой без санкции парламента. А значит, и без резолюции президента, который подписывает принятые законы. Вам не кажется, что глава государства оказался в двусмысленной ситуации — ведь теперь, для того чтобы правительство могло распорядиться бюджетными деньгами, достаточно подписи премьер-министра?

— Никакой двусмысленной ситуации нет. Внесение такой поправки — это согласованная позиция руководства страны.

— Вы это точно знаете или это ваше предположение?

— Я это точно знаю.

— Теперь у нас все важнейшие решения принимаются по согласованию президента с премьером? И за кем из них последнее слово?

— Последнее слово за президентом, иного быть не может. Президент у нас по Конституции наделен всей полнотой власти. Именно он вносит свои предложения по кандидатуре председателя правительства. Но то, что президент в практической работе использует богатейший опыт и профессионализм премьера, то, что они постоянно проводят консультации, обмениваются мнениями, мне совершенно очевидно. Я же вижу, как они после заседаний Совбеза остаются вдвоем и о чем-то разговаривают. Но, естественно, о чем они говорят, я не знаю. Что касается поправки, которая вас так напугала… Мы часто опаздывали в принятии антикризисных мер, внося изменения в бюджет текущего года. Пока Дума и Совет Федерации проводили заседания, пока законы подписывались и публиковались, проходило несколько суток. А счет между тем шел на часы. Поэтому нам нужна максимальная оперативность при принятии решений по определенным денежным вопросам. Тем более эта поправка будет действовать только на 2009 год.

“Господин-товарищ Зюганов тормозит процесс объединения с нашей партией”

— Недавно “Справедливая Россия” отметила свое двухлетие. Оцените как лидер партии, чего удалось добиться, а чего — нет.

— Главное достижение — то, что мы имеем фракцию в Думе. А что “Справедливой России” не удалось — так это привлечь под свои знамена большинство членов КПРФ. Но мы реалисты: пока во главе партии господин-товарищ Зюганов, он будет тормозить этот процесс. А вот потом откроется прямая дорога к нашему объединению.

— Если бы коммунисты хотели объединиться со “Справедливой Россией”, они либо сместили бы Зюганова, либо массами уходили бы к вам. Однако что-то не заметно потока членов компартии, вступающих в ваши ряды.

— Напрасно не замечаете. К нам целыми райкомами уходят.

— Где, например?

— В Башкирии перешло несколько райкомов. И во многих других регионах товарищи к нам переходят.

— В каких именно?

— Вы поднимите списки наших кандидатов в депутаты на региональных выборах 12 октября. В некоторых регионах в наших списках присутствовали бывшие члены компартии.

— Вообще-то регионов, в которых 12 октября проводились выборы в Заксобрания, было всего пять.

— Тем не менее процесс идет. И я не отказываюсь от своих слов, что нам нужно единым фронтом выступать с коммунистами против “Единой России”.

— Так если б вы действительно были в оппозиции… А так получается: вы против партии власти, но при этом поддерживаете ее лидера Путина.

— Да, поддерживаем в плане государственного строительства, поддерживаем внешнеполитический курс. Но у нас есть разногласия по многим социальным, финансовым и прочим вопросам. Это ведь премьер от имени правительства внес в Думу федеральный бюджет. А наша фракция голосует против бюджета.

— Голосует как-то странно. Решение руководства было голосовать против бюджета, но в итоге этому подчинились далеко не все. Часть депутатов проголосовала “за”, часть воздержалась.

— “За” проголосовали во втором чтении два депутата. Воздержались многие. Но воздержаться в данном случае — это все равно что проголосовать “против”. У нас в регламенте записано: если фракция приняла решение голосовать против того или иного закона, то депутат может воздержаться от участия в голосовании.

— Значит, если вы воздержитесь во время голосования по вопросу о ротации лидеров партий, это будет все равно, что высказаться “против”?

— Можно сказать, что так.

— Недавно лидер вашей фракции Левичев пожаловался Путину на “ЕР”, которая сначала маринует законопроекты оппозиции, а потом вносит то же самое, но уже под своим брендом. Путин тогда ответил в том духе, что главное — чтобы идеи воплощались в жизнь, а кто их автор — не так уж и важно. Вы в данном случае на чьей стороне — Левичева или Путина?

— В данном случае я согласен с Владимиром Владимировичем Путиным. Да, “единороссы” сначала отвергают наши законы, а потом, чуть подправив, вносят от своего имени. Да ради бога! Левичеву как лидеру фракции обидно, что результат не идет в нашу копилку, но я как лидер партии считаю: главное, чтобы закон был принят, чтобы он изменил жизнь людей к лучшему. И еще: таким образом мы заставляем правительство и фракцию большинства “леветь”, думать о народе, о людях труда. У коммунистов это не получается.



Партнеры