Собачьи какашки

Ваша маленькая лохматая нахалка Дуся

14 ноября 2008 в 15:23, просмотров: 426

Ну что, граждане двуногие! Все еще мучаетесь тягостными размышлениями о том, как бы поскорее да попроще свести в могилу надоевшего до оскомины соседа-алкоголика, вечно писающую под дверью блохастую соседскую жучку или повадившегося спать на вашей лестничной клетке опустившегося бомжа? Не сомневаюсь, рано или поздно вам это непременно удастся! Кстати, мой вам совет: начните с собственных престарелых родителей. Они — единственные, кто еще сможет простить вам ваш преступный эгоизм и жестокость, очнувшись где-нибудь на том свете.

А между тем отличная идея появилась тут у некоторых двуногих, в отличие от вас еще способных к состраданию к ближнему. Идея эта называется просто — экопоселение. Причем совместное — для выкинутых из жизни двуногих и их четвероногих коллег по несчастью. Для тех, кому по тем или иным причинам просто не нашлось места среди человечьего мира цинизма и жестокости, среди руин гуманистических ценностей, среди свалок, помоек и прочих уродств вашего мегаполиса. В вашей, человеческой жизни им уготован всегда один, предельно понятный и не подлежащий амнистии финал — смерть.

Вот для них-то в свое время и была придумана идея экопоселения. Для выброшенных из жизни людей и для таких же брошенных животных. Экопоселение как некий плацдарм для выживания, как островок ускользающей жизни, как реабилитационный центр для ветеранов-паралитиков…

Идея эта принадлежит Вере Ивановне Петросян, являющейся одной из немногих двуногих, сумевших сохранить не только забытый многими человеческий облик, но и способность к состраданию. Реализовать свою идею экопоселения Вера Ивановна пытается не так уж далеко от Москвы, на купленной ею калужской земле. Жаль только, что разговаривать на эту тему она категорически отказалась. Видимо, сказывается неверие в способность понять подобные альтруистические начинания и просто вполне понятная человеческая усталость. Усталость от вашей общей черствости, от глухоты, наконец, от привычного человеческого зверства.

Кстати, именно эти отличительные черты двуногих как раз и диктуют для многих наших зоозащитников довольно своеобразный тип социального поведения. Точнее, асоциального. Того, который, наверное, можно было бы назвать этаким “социальным аутизмом”. Давно ведь замечено, что общаться с ними подчас бывает ой как сложно! Их отказывается слышать и понимать общество, а они, в свою очередь, устали обращаться к нему. Устали стучать в закрытую дверь, устали биться башкой в закрытую дверь… Причем настолько, что уже сейчас зачастую не могут договориться даже между собой. Отсюда и весь тот разнобой и несуразица в их беспорядочных, неорганизованных подчас жестах и действиях. Отсюда и то, что общество их, в свою очередь, тоже напрочь отказывается слышать… Скажете, чертовщина какая-то, замкнутый круг получается? Ну да, получается, вы абсолютно правы.

И все же вернемся к вечно живой идее “светлого будущего” (хоть бы и утопического), к экопоселениям. Справедливости ради замечу, что сама идея экопоселения родилась далеко не здесь и точно уж не сейчас. Идея первых экопоселений родилась в мозгах более продвинутого в вопросах гуманизма Запада в 60-е годы века ХХ. Помните это счастливое времечко? Еще б не помнить! Это ж эпоха хиппи, сумевшая повернуть глупого, порядком помятого прогрессом человека лицом к самому себе, к собственному внутреннему миру (не столь уж богатому), к экологии человеческой личности, а заодно уж и к экологии мира в целом.

Каковы были первоначальные очертания идеального экопоселения? Объясняю: экологическое поселение в своей изначальной идее — не то чтобы чудесный прообраз рая, а просто некое место, созданное для организации экологически чистого жизненного пространства. Созданное вполне намеренно и сознательно. Пища тут все, что под ногами растет и что сами вырастят. А быт строится так, как диктуют предлагаемые самой природой жизненные обстоятельства.

Кстати, знаете ли вы, где находится самое крупное и известное экопоселение на свете? Сообщаю: это община Финхорн в Шотландии. Если верить старухе статистике, то там постоянно проживает около 500 человек. И еще несколько тысяч ежегодно тусуется в рамках различных образовательных программ. Сам Финхорн был основан 40 лет назад двумя сумасшедшими семьями альтруистов, купивших небольшой участок земли и вагончик для жизни. Обзаведясь последним, энтузиасты начали с завидным рвением разводить на песке цветы и капусту. Понятно, что соседи поначалу удивились, решив, что “сумасшествие, как известно, не лечится”. А сейчас — пожалуйста! — в этот крайне привлекательный экологический дурдом съезжаются истомившиеся граждане со всего света.

Ах, да! Еще целая куча экопоселений в США. А в Европе даже создан целый GEN-Europe (Европейский союз экопоселений).

В нашей же стране будущее экопоселение под Калугой тоже далеко не единственное. Но вот соединить в одном пространстве жизни и судьбы обездоленных людей и животных пришла, похоже, в голову Вере Петросян первой.
Говорят, что еще в конце ХIХ века некий индейский вождь сообщил миру буквально следующее: “Когда будет выловлена последняя рыба и срублено последнее дерево, люди поймут, что деньги несъедобны”.

Деревья пока, слава богу, срублены еще не все, да и люди деньги жрать явно не отказываются. А стало быть, настоящий Апокалипсис для нас еще впереди. И это, согласитесь, отчасти обнадеживает!..

Кстати, об основных идеях, из которых, как из кирпичиков, складывается любое экопоселение. Одна из основных — идея бережного природопользования. Экопоселенцы активно используют альтернативную энергетику вроде солнечных батарей, ветряных двигателей, мини-ГЭС и прочих продвинутых, но, увы, далеко не самых популярных человеческих изобретений. Кроме того, у них в ходу самые различные природосберегающие технологии сельского хозяйства.

Но и это, братцы, не все. Есть еще две идеи, лежащие в основе экопоселений. Первая из них — идея так называемой “человечности”, о которой сами “человеки” давным-давно уже запамятовали. В чем она выражается? К примеру, в стремлении к гармонии (пусть и недосягаемой), примиряющей нас друг с другом и с миром.

Скажете, утопия? Отчасти — конечно. И все-таки иногда так хочется верить в хорошее! Пусть даже и несбыточное. В несбыточное, кстати, особенно.



Партнеры