Типы и виды писателей

Нет людей более интересных, чем писатели

14 ноября 2008 в 15:01, просмотров: 5612

Все-то они видят, подмечают и умеют в оригинальном свете преподнести читателю. Им дано прозреть то, чего другие не способны различить, они скручивают лихие сюжеты из полуфабрикатных, незаконченных историй… И рассказчики они, как правило, непревзойденные.

Кое-что из созданного ими, а также детали их повседневного быта побуждают предпринять попытку классификации мастеров художественного слова.

Писатель-бессребреник ходит в телогреечке французского дизайна и китайского пошива, презентации собственных книг устраивает на площадях и перекрестках, возле станций метро и вблизи общественных туалетов (потому что — против истеблишмента), при этом не избегает литературных премий, не чурается правительственных наград, с независимым видом стяжает то и другое, а члены жюри и власть предержащие рады потрафить фрондеру, который знает границы дозволенного и за буйки не заплывет. За себя бессребреник не просит, но всегда готов замолвить словечко за других — ведь это повод лишний раз напомнить о своей персоне.

Писатель — массовик-затейник не может существовать без шума, гама, тарарама, устраивает вокруг своих произведений грандиозные шоу с привлечением средств массовой информации, те раздувают резонанс хеппенинга. Темы и изобразительные средства для проведения митингов черпает из политических арсеналов (там же находит сюжеты для книг), это приемы самого широкого диапазона: от привлечения штатных клакеров-скандалистов, те клеймят и позорят нанявшего их автора, — до организации демонстраций, кульминацией коих становятся поругание заклейменных идейно порочных фолиантов и спускание их в канализацию. Естественно, тиражи таких ассенизированных книг возрастают, поскольку приходится компенсировать истраченные в рекламных целях экземпляры.

Писатель-правовед без устали качает права: пишет в инстанции и газеты, будоражит общественное мнение и стремится привлечь внимание к нерешенным проблемам — бедственному положению пенсионеров и русских литераторов (имея в виду прежде всего себя). Любим телевизионщиками, поскольку публицистически ярко и бескомпромиссно переливает из пустого в порожнее, защищает от несуществующих нападок президента страны, вершит пространные экскурсы в историю и горячо хвалит спонсоров, оплачивающих его присутствие в эфире.

Писатель-обличитель и ниспровергатель находится на противоположном от писателя-правоведа конце детских качелей: сыплет шокирующими парадоксами и обвинениями в адрес власти и народа в целом, не ленится вспоминать о собственной смелости в эпоху брежневского застоя, при этом не преминет ностальгически вздохнуть о том, что проживал в высокопоставленных хоромах и кормился из спецраспределителей, ведь папа занимал ответственный пост в КГБ.

Писатель-апокалиптик стращает грядущими бедствиями, рассказывает о переселении душ (в частности, уверяет: в него переместился дух Пушкина, Бомарше и Николая Второго), такое растроение личности считает доказательством наличия в своей судьбе божественного начала: ведь Бог — един в трех лицах.

Писатель-затворник скрывается, петляет и путает следы, будто заяц; никто не знает, где он заляжет под куст. Прячась от лисы, волка и прочих преследующих его маний, он постоянно в бегах и не кажет внешности миру — напоминая вампира, боящегося солнечного света. Есть подозрение: увидевшие его исполненное интеллекта чело обречены скончаться от ужаса и уж точно не сумеют сдержать вопль страха, который исторгнется из их глоток при виде монстра. Чудищу придется рассказать не одну сотню сказок, пока найдется девушка, согласная его поцеловать, и тогда он (оно) превратится в красавца, принца, мечту каждой незамужней искательницы счастья. Но и обретя новый облик, чудак продолжит носить неснимаемые темные очки.

Писатель — нарочитый путаник люб всем, кто обожает кроссворды, чайнворды и прочие крестословицы. Сей выдумщик преподносит постоянные сюрпризы в виде романов-головоломок, загадок, компьютерных заморочек и аналогичной соблазнительной для любого ничем не занятого и не способного к серьезной работе мозга чепухи. Уже за одну эту возможность размять простаивающие извилины и разбудить дремлющий, как стагнирующая российская экономика, разум провайдеры и завсегдатаи интернет-кафе безмерно благодарны автору лего-проектов и высокохудожественных блогов.

Особая категория: писатель, которому нечего сказать. Но его распирает желание испещрять бумагу словами, раздавать интервью, присутствовать в радиоэфире и на телеэкране. Выпускает том за томом, заявляет, что знает о жизни все, поэтому делится опытом направо и налево по любому поводу и без повода, у него масса поклонников — столь же пустых, как он сам и его книги. На звук его тамтама стекаются новые почитатели, твердо верящие: ведомые своим кумиром, они идут путем прогресса…

P.S. Продолжение классификационно-систематизационной попытки следует.




Партнеры