Либералы поверили в “правое дело”

Новая партия уже готовится к выборам

16 ноября 2008 в 17:58, просмотров: 375

Минувшие выходные ознаменовались окончательной ликвидацией сразу трех партий и созданием одной. Перестали существовать “Гражданская сила”, ДПР и СПС, а на следующий день их бывшие участники создали “Правое дело”. По мнению экспертов, другого варианта развития событий быть не могло — все решила воля либерального большинства.

“То, о чем мы говорили на протяжении всего своего существования, а именно — об объединении демократических правых сил в одну партию, наконец-то сбывается. Только при этом условии возможно, на мой взгляд, прохождение правой партии с правой идеологией в Государственную думу и в региональные парламенты. Это последний шанс для правых войти в реальную политику, в реальную власть”, — заявил после съезда Демократической партии России ее теперь уже бывший лидер Андрей Богданов. Как и большинство бывших участников СПС, ДПР и “Гражданской силы”, он написал заявление о вступлении в “Правое дело”.

Собственно, как отмечают практически все наблюдатели, у правых и не было иного выхода, кроме объединения. Несмотря на разногласия — впрочем, немногочисленные, — абсолютное большинство региональных отделений трех объединившихся партий приняло решение о самороспуске и делегировало представителей на учредительный съезд. Потому что — как заметил делегат от Татарстана Александр Таркаев, — если этого не сделать, “избиратель, который приходит на выборы и не очень склонен вникать в нюансы нашей идеологии, опять окажется перед выбором: вот одни, а вот другие — и опять каждому по полтора-два процента”. “Создание “Правого дела” — единственный легальный способ остаться в публичной политике. Любой из нас должен под этим подписаться”, — согласился с коллегой делегат от Приморья Николай Морозов.

Как заметил участникам съезда СПС пришедший туда в качестве гостя журналист Николай Сванидзе, “единственный вариант выжить на политическом пространстве, а не умереть на маргинальной помойке, это вступить в нормальные договорные отношения с властью, при этом не теряя своих позиций, не действуя в зависимости от того, что захочет власть, и по ее подсказке, а сохраняя свою линию, но просто обходясь без хамства по отношению к этой власти”.

А Анатолий Чубайс, давший согласие войти в высший совет партии “Правое дело”, философски заметил: “Самое болезненное, что обязан уметь делать политик, — это спокойно оценить ситуацию”. Ситуация же, по мнению Анатолия Борисовича, предельно простая: “либо Россия с правой партией, либо Россия без правой партии”.

Примерно такой же позиции придерживалась и отечественная творческая интеллигенция — ядро либерального электората, — с самого начала поддержавшая создание новой партии. “Я за любые попытки каким-то образом сформировать какую-то либеральную силу. Посмотрим, что из этого получится”, — выразил общее настроение телеведущий Владимир Познер. “Создание нормальной оппозиции — это правильный шаг. Стране нужна такая оппозиция, которая будет общаться с властью, влиять на нее, а власть будет к ней прислушиваться. Наша оппозиция должна заниматься конкретным делом и держать власть в напряжении”, — считает режиссер Марк Розовский.

А писатель Леонид Жуховицкий настроен еще более радикально. “Я считаю, что, если в обозримом будущем у России не будет сильной правой партии, Россия просто перестанет существовать как независимое государство”, — говорит Жуховицкий. “Дело в том, — объясняет он, — что во всем мире происходит один и тот же процесс: богатство страны зарабатывают правые, а левые его делят. Если в России никто не будет зарабатывать, то будет нечего делить”.

Настроение участников учредительного съезда, несмотря на историческое событие — создание первой объединенной партии либералов, — было не столько праздничным, сколько рабочим. Перед “Правым делом” стоит теперь нелегкая, но выполнимая задача — мобилизовать либеральный электорат, который, по оценкам всех политологов и социологов, в стране есть, но который в последнее время особой активности не проявляет. “Правым удалось убедить друг друга в необходимости объединения. Теперь надо убедить общество в том, что новая партия ему нужна”, — замечает замдиректора НИИ социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский. “Потерянные идеи надо восстанавливать, в том числе и в умах избирателей”, — подтверждает литературовед Мариэтта Чудакова, которая так же, как и Анатолий Чубайс, согласилась войти в высший совет “Правого дела”.

По мнению директора Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова, для достижения успеха новые правые должны предложить обществу не просто нечто вроде “хорошо забытого правого” — то есть либерализма в новой упаковке. “Нужно выработать идеологию, ориентированную в основном на успешных людей, находящихся в либеральном спектре, — считает Дмитрий Орлов. — Не на пораженцев, не на противников режима, а именно на успешных людей. А это непростая задача”, — замечает политолог. Кроме того, перед “Правым делом” стоит нелегкая задача создать организационную структуру. “У всех трех партий были существенные организационные проблемы, — подтверждает Дмитрий Орлов. — А создать нужно именно структуру масштабов КПРФ, причем не на бумаге, а реально”.

“Первым тестом для “Правого дела”, по которому можно будет оценить его дальнейшие перспективы, будет мартовский единый день голосования (1 марта 2009 года. — “МК”), — считает Дмитрий Бадовский. — Не думаю, что правых ждет фронтальный успех, но в Заксобраниях некоторых регионов они вполне могут сформировать свои фракции”. Более того, с учетом той политической модели, которая предложена президентом, у “Правого дела” есть задача к следующим федеральным выборам создать свои фракции более чем в трети Законодательных собраний — тогда появится возможность не собирать подписи к думским выборам. Бадовский уверен: “Способность выполнить эту задачу и выйти на этой базе на следующие федеральные выборы и будет проверкой “Правого дела” на состоятельность и показателем того, насколько успешно партия развивается”.



Партнеры