“Красавчег” против ВЛКСМ

Как изменилось наше правописание с царских времен?

17 ноября 2008 в 17:44, просмотров: 3655

Лаконично угловатые буквы вместо славянского церковного шрифта — 90 лет назад декрет о введении новой орфографии поставил жирную точку на языке Российской империи. Новый свод правил породил практически новое наречие — современным русским языком оно называется уже без малого сотню лет. Избавившись от “еров-ерей” и буквы ижицы, русский язык притворился незыблемым организмом — словно с годами в нем ничего не меняется. Так ли это на самом деле? “МК” проследил за приключениями родной письменности после принятия легендарного декрета.

Ять товарищу не перенять

Многие ученые–филологи глубоко убеждены: не революция, а толерантность съела царскую орфографию. Якобы дети Интернационала, обучающиеся грамоте, тяжко усваивали “старый письменный”. Действительно, дискуссии вокруг орфографической реформы велись еще в 1900 году. Однако реально перекроить язык осмелились только после революции — 10 октября 1918 года был подписан декрет “о введении новой орфографии”. На реформированные правила русской письменности, разработанные Народным комиссариатом просвещения, в срочном порядке должны были перейти все печатные издания и педагогическая литература. В типографиях изымали “антибольшевистские” литеры, учителя-русисты спешно переучивались.

— Декрет 1918 года — это перелом, вызванный прежде всего общественно-политической ситуацией — революцией, — уверена кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и общего языкознания МГПУ Мария Захарова, — произошел раскол церкви и государства, поэтому религиозная графика Российской империи для нового государства была неприемлема…

Из письменности исчезло несколько церковнославянских букв: “ять” заменили на “е”, “фита” перевоплотилась в современную “Ф”, “йота” стала буквой “и”. Графический облик языка полностью изменился. Кстати, одним вычеркиванием старославянских букв дело не ограничилось: реформа настигла и русскую грамматику. Например, большая путаница поначалу возникала с написанием приставок на “з” — по новым правилам перед глухими согласными корня должна была ставиться “с”, однако от вечной звонкой “з” грамотная часть населения еще долго не могла отучиться. Но все приходит с опытом — так, царский “разсвет” превратился в советский и привычный нам “рассвет”.

— Следует признать, что такая резкая орфографическая реформа скорее не упростила обучение письменности, а, наоборот, ударила по интеллигенции — ведь проблем с освоением “старой” орфографии у образованной прослойки не было, — считает Мария Захарова.

Век аббревиатур

В 30—40–е годы о старославянских символах в алфавите уже никто не вспоминал. Забот в языке и без того было полно — ведь постреволюционный декрет практически не внес в правила письма никакой системы. Конкретных указаний, как правильно писать, в лингвистических виршах тогдашнего временного правительства было мало. Поэтому новый свод правил орфографии 1956 года фактически стал сборником поправок к советской письменности.

— Реформы как таковой не было, просто свод “новой” орфографии элементарно стал более понятным, — рассказывает русист Мария Захарова.

Многие лингвисты называют советское время эпохой аббревиатур. ВЛКСМ, горком, ДОСААФ — кажется, что сокращения встречались в языке через каждое слово. Удивительно, что аббревиатуры в этот период были как никогда адаптированы не только к письменному, но и к устному наречию. Такова уж была главная лингвистическая тенденция советской эпохи — максимальное упрощение письма и речи советского человека…

— В этот период литературный язык имеет влияние абсолютно на все слои общества, а не только на высшие, как это было раньше, — уверена Мария Валентиновна. — И меняется он тоже в соответствии со своей новой “аудиторией” — в литературном языке появляются просторечия, а также, что особенно интересно, элементы бюрократического языка. Например, те же аббревиатуры весьма органично втягиваются в литературу. Чтобы это понять, достаточно открыть Маяковского…

Дефис — дороже ижицы

Постперестроечный период — время, когда русскую орфографию чуть ли не разрывали на части — одни лингвисты предлагали еще больше систематизировать орфографию советскую, другие ратовали за возвращение ижицы и твердых знаков на конце слова. Но в итоге официальная орфография сильных видоизменений так и не претерпела. Хотя некоторые моменты в современных школьных учебниках русского языка и рассматриваются по-другому.

— Нововведения последнего десятилетия — это скорее уточнения. Например, если в начале девяностых сочетание “молодец молодцом” мы писали раздельно, то сейчас в альма-матер учат ставить между ними дефис, — объясняет Мария Захарова.

…К слову, присматриваться к новым деталям в учебниках русского языка все же стоит: периодически там появляются новые правила. Язык ведь все-таки живой организм. Правда, наибольшая часть изменений касается лексики — тут сумбур вносят иностранные заимствования.

— Заменять русские слова заимствованиями из иностранных языков — это наша национальная черта! Еще во времена Петра I привычка употреблять заморские слова стала модной среди молодых дворян — в те времена владение языками было практически синонимом успеха. Подобный стереотип существует и в наше время. Если человек часто употребляет такие слова, как “дресс-код”, “риелтор”, “пиарщик”, он показывает свое знание английского — такая вот национальная особенность.

Буква преткновения

Пожалуй, одним из самых больных вопросов “новейшей орфографии” остается использование буквы “ё”. Никаким репрессивным мерам обладательница двух точек наверху не подвергалась — никто ее не отменял, да и в школьных учебниках по русскому языку она по-прежнему употребляется. Вот только используется все реже — в прессе “е” с точками заменяется обычной “е”, даже на стандартной раскладке компьютерной клавиатуры клавиша с “ё” отброшена в крайний левый угол…

— Это обычное русское разгильдяйство! — считает ярый борец за права буквы “ё” писатель Виктор Чумаков, — просто людям лень поставить две точки над буквой, поэтому эта частичка русского алфавита бывает незаслуженно обижена.
По мнению Виктора Чумакова, игнорировать “ё” — чистой воды преступление перед родным языком, ведь эту букву использовали в своих произведениях Пушкин, Лермонтов и другие русские классики.

Аффтар жжот по-русски?

“Превед, красавчег!” — такое странное словосочетание не встретишь ни в одном орфографическом словаре, зато страницы интернет–порталов пестрят странными словами, отдаленно напоминающими фонетическую транскрипцию…

Но нет, к науке о русском языке так называемый язык “падонков” не имеет никакого отношения. Нарочито исковерканные слова — это современный интернет-диалект, сетевая орфографическая субкультура. Пожалуй, это действительно самая свежая форма русского языка — пусть и неформальная. “Олбанский язык”, как его еще называют, обрел популярность в 2000 году. Администратор сетевого ресурса, петербуржец Дмитрий Соколовский, более известный в сети как “Удафф”, вообще-то человек очень грамотный. А рассказы на языке “падонков” он начал писать из интереса — это было что-то новое. “Удафф” никак не ожидал, что совсем скоро необычное наречие подхватят миллионы “юзеров”.

— Какие-то модные выражения, типа “аффтар жжот”, подхватывались и выносились в массы. Теперь “олбанский” язык — неотъемлемая часть нашей жизни — это не дитя одного автора, он появился благодаря народному творчеству.

…Так весело исковерканный русский язык стал практически официальным “лэнгвичем” Интернета.

— Даже представить себе не мог, что так будет. Язык — это не цель создания сайта и тем более не его смысл. Это всего лишь один из инструментов, которыми пользуются “падонки”. Но, как известно, подростки и молодежь всегда моментально цепляются за что-то новое и необычное, — удивляется “Кирилл и Мефодий” XXI века.

Понятно, что такое явление, как “олбанский” язык, очень трудно охарактеризовать с научной точки зрения. Изучением “сетевых диалектов” лингвисты занимаются недавно. Пока ясно, что это — очередной эксперимент с языком. Собственно, наш язык постоянно переживает на себе последствия различных экспериментов.

Конечно, язык “падонков” — никакой не раздел русской орфографии, да и вряд ли столь неформальному наречию придадут какой-то статус. Что не мешает любителям виртуального общения (самых разных, кстати, возрастов) вовсю строчить сообщения на странном русском — “Превед! Што ты сийчазс делаиш?” — разлетаются пальцы по компьютерной клавиатуре…



    Партнеры