В России появилась мать-антигероиня

Многодетная “кукушка” сдала всех своих 11 детей государству

18 ноября 2008 в 19:11, просмотров: 1579

Чем ниже падает женщина — тем выше демография в стране.

Одиннадцать лет мать-героиня Галина ходила с пузом. Было время, по татарскому селу Русские Алаты ребятишки Буренковы носились ватагой. А потом перекочевали в детский дом — непутевую мать лишили родительских прав. Из-за пьянства и тунеядства “кукушка” не платила положенные законом алименты, которые на данный момент составили почти четыреста тысяч рублей… И сейчас на Галину шьют суд да дело.

А стая “кукушат” возвращается в родовое гнездо, чтобы расклеваться с долгами.

— Одна баба нагрешила, а вы сразу клеймо и на местные власти поставите, — заволновались в администрации Высокогорского района. — А мы ее 11 отпрысков, между прочим, всей деревней воспитывали…

Шустрая баба —  50-летняя Галина Буренкова. Не стоит на месте. Все больше по хатам шляется…

— Она у нас постоянно в розыске, — жалуется Одыл Халинов, начальник службы судебных приставов Высокогорского района. — Сначала выяснилось, что паспорт с 80-х годов не меняла — так и жила с документом советского образца. Мы ей сделали доброе дело — посодействовали в получении нового паспорта. И тогда уж только в суд подали… По закону она должна была отчислять свои алименты несовершеннолетним брошенным детям. Но поскольку Буренкова нигде не работала, ее долг на сегодняшний день составляет 395 тысяч рублей…

Младенцы на конвейере

Дом Буренковых — некогда полная чаша — в селе Высокая Гора заколочен. После лишения родительских прав и смерти мужа Галина вернулась к родителям в соседние Русские Алаты. Там она личность звездная — все ее знают в лицо. А большинство мужиков — и того ближе…

— Любит она это дело, — судачат на лавочке деревенские старушки. — Третьего дня у Василия ночевала, а вчера утром уже от Димки выползала… Чем берет? Ни кожи, ни рожи…

Вот и старший сын Сергей, что недавно из тюрьмы вышел, — сразу и не поняли, какому отцу принадлежит. Был тут вроде “сына полка”.

— Гулять-то она начала еще со школы, — сплетничает старожилка Татьяна Ивановна. — В селе у детей такой пример перед глазами: скотина спаривается, не кроясь. Вот и повторяют за ней. Когда Галька понесла, все долго гадали — от кого. А папаша не признавался, подлюга. Боялся, жениться заставят. Отходила, родила… Пошли всем селом на младенца смотреть, чтобы фамильное сходство вычислить. Глядим мы на это лицо размером с кулачок и диву даемся: глаза вроде Сашкины, нос грузинский — с горбинкой, волосы — как у Димки с ликеро-водочного завода… А отцом-то Борька Жуков оказался!

Названный папик сразу выполнил свой родительский долг: дал малышу фамилию и уехал в Казань на ночной электричке. На заработки. Больше его в селе не встречали.

— Тяжело ей было одной с ребенком, а Виктор давно за ней ухлестывал — они оба до этого на ликеро-водочном работали, — продолжает жительница Русских Алат. — Смекнула Галина, что Сережке постоянный отец нужен, так быстро с Буренковым свадьбу справила. Тот и не сопротивлялся. Дарили молодоженам бутылки — вся деревня на том же заводе работала, и притырить продукцию было милым делом.

Говорят, невеста на радостях жутко напилась. Хотя платье на ней уже еле застегивалось — через полгода второй сын Володя появился.

— Вовка с молоком матери алкоголизм впитал, — качает головой Татьяна Ивановна. — Не переставала Галька бухать… Наверное, сама не заметила, как опять залетела. Через год у них Алеша народился. А потом беременная Буренкова стала для нас обычным зрелищем — каждый год рожала, а то и дважды укладывалась. В сумме у них получилось 5 мальчиков и 6 девочек.

Деревенские рассказывают, что дети были предоставлены сами себе.

— Старшие пеленали и баюкали младших, а мама могла у завалинки в огороде спать. Виктор с работы приходил пьяный. Наверное, только пособие по многодетности и помогало. Ребята все равно вечно голодные ходили. Мы их жалели, звали покушать в гости. Некоторые из них были совсем дурачками: даже еда изо рта сыпалась и языки вечно высунутые болтались. Одна малышка хромала из-за родовой травмы. Самая взрослая из девочек, Светка, рано начала по мужикам шататься… А старший Сережка себя будто неродным в семье чувствовал — все Буренковы, а он Жуков… Пил вместе с отчимом, а потом с ним же дрался. Вот и вырос самым неблагополучным — в 17 лет связался с дурной компанией, обчистил квартиру в городе.

Когда старшего сына посадили, судьба оставшихся обеспокоила местные органы опеки.

— Пришли мы впервые к ним на двор, Буренкова открыла нам пьяная в зюзю и толком не смогла объяснить, где сейчас находятся все ее отпрыски, — объясняет Инсия Гилязиева, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних. — Дети недоедали, некоторым требовалась медицинская помощь, другим — коррекционная школа. Мы стали готовить документы для лишения родительских прав.

Рожала рода ради

Галина Буренкова не работала последние лет 25, а начинать трудовую деятельность с нуля накануне пенсии нелегко.

— Когда мы стали принуждать ее к выплате алиментов, которые являются процентом от зарплаты, столкнулись с трудностями, — говорит начальник службы судебных приставов Одыл Халинов. — Если Буренкова не работает, то и процент вычитать неоткуда. По закону мы сделали расчет на момент лишения матери прав исходя из прожиточного минимума по Татарстану. Так и получилась огромная сумма долга. Галина поняла, что ей не отвертеться, и устроилась работать. Правда, ни на одном месте пока не задержалась больше двух месяцев.

Мы нашли непутевую мать-героиню в туберкулезном диспансере Высокогорского района, где она трудится санитаркой. Сухонькая женщина с крашенными под цвет ржавой проволоки волосами черпала половником густую баланду и делила ее меж подопечными. Потом пальцем стащила марлевую повязку под подбородок и по-простецки улыбнулась.

— Им все время хочется жрать. Это болезнь дает такой побочный эффект, — объясняла нам Галина по пути на улицу. — Я-то знаю: муж три года назад тоже от туберкулеза скончался. Мы не работали, так прокормить его не было сил. Худой перед смертью стал, как палка. Так что заразиться я не боюсь — пойду за Витькой следом, он уж меня ждет...

Говорит, понимали они с мужем друг друга. И детей приносила, потому что Виктор каждый раз был рад пополнению.

— На беременность я научилась не обращать внимания — ко всему человек привыкает, — объясняет “кукушка”, задумчиво глядя в пол. — Ни тяжести, ни трудностей с вынашиванием не испытывала. Да и боли после третьего ребенка во время родов уже не чувствовала — младенчики вылетали только так. Одна Кристина отличилась: не тем местом на свет выглянула, так болезнь у ней развилась. Что-то там с ногой было, ходить не могла — только ползать…

— Галина даже не знает диагноза дочери-инвалидки.

Почему Буренкова не пыталась предотвратить зачатие? Человек предполагает, а спирт располагает.

— Врачи после седьмых родов меня предупреждали: “Так часто и много рожать — смертельно опасно. Матка может разорваться”. Я и аборты делала, да разве это помогло? А после пьянки всю память отшибает… Порой не вспомнишь: было ли что вообще? Потом проверяешься — выходит, с мужем переспали. Ну, и толку тут предохраняться? — весьма логично рассуждает алкоголичка.

Врачи предлагали Галине и стерилизацию. Та отказалась наотрез:

— Что я им, кошка или собака какая? На грех меня толкать… Мы с Виктором всегда считали: сколько Бог детей даст, столько, значит, ему и надо.

В диспансере Буренкова получает три тысячи рублей. Две из них теперь идут на оплату долга: “Я алименты плачу уже два месяца”, — с гордостью говорит “мать-героиня”. Между прочим, к совершеннолетию за прошедшие годы у каждого из детей должен был накопиться личный счет —  чтобы начать взрослую жизнь самостоятельно.

Ввосьмером по лавкам

Когда суд Высокогорского района вынес решение, горе-мать не проронила и слезинки.

— Витя переживал, что у нас детей отбирают, — спокойно вспоминает Буренкова. — “Оставили бы хоть парочку, а то — всех от сердца отрывают”, — пил за них на посошок. А я тоже… Сколько рожала, чуть не умерла — и на тебе…

Неприятность такая.

Воспитатели Высокогорского детдома вспоминают, что мать сама собрала восьмерых несовершеннолетних в дорогу. Сережа к тому времени уже сидел, Володя служил в армии, а Света состояла в гражданском браке с городским парнем.
А детдомовских за девять лет Галина не навещала ни разу: “Может, они видеть меня не хотели?”

— Так она даже не интересовалась, как им живется, — машет рукой Резеда Гимранова, социальный педагог детдома Высокогорского района. — А ребята никогда на нее зла не держали: все время о своей так называемой маме говорили, скучали по ней сильно.

Поначалу у воспитателей голова шла кругом: куда ни глянь в детдоме — всюду сплошные Буренковы. Старший Леша, которому сейчас уже 19, был остальным вместо отца. Объединенные общим горем, дети сплотились — так и жили дружной семьей сами по себе.

— Всюду ходили по два-три человека, — продолжает Резеда Гимранова. — Было видно, что в семье они голодали: у нас таскали хлеб из столовой и держали сухари под матрацем. Когда мы постельное белье меняли — крошки с него так и сыпались. Потом ребята привыкли, расслабились. Стали у них разные способности развиваться… Лена начала рисовать, Саша в футбол играл лучше всех.

Кристине, у которой был врожденный вывих бедра, прямо в стенах детдома сделали три операции. Сейчас девочка делает первые шаги.

— Другие дети поддерживали сестренку — по очереди дежурили у ее кровати, развлекали, — говорит Резеда. — Но потом дружную семью пришлось разделить для их же блага. Настю, Костю и Машу мы определили в коррекционную школу. Если старшие дети у Буренковых рождались нормальными, то на младших наложили отпечаток годы материнского пьянства: налицо умственная отсталость.

Больше всех повезло трехлетней Алле Буренковой, которую по программе международного усыновления взяли на воспитание родители из Испании. Поскольку у маленькой “испанки” в детдоме остаются братья и сестры, требовалось согласие старшего из них — Алексея.

— Леша долго сомневался: “Я ее пеленал, мы все к ней так привязаны. Уедет за кордон — и больше сестру никогда не увидим…” Но мы ему объясняли, что Алла не будет нуждаться в деньгах, получит образование. И главное — девочка вырастет в полноценной семье, — говорит Гимранова. — Скрепя сердце старший брат подписал все документы. В течение первых нескольких лет мы наблюдаем за усыновленными малышами. Нам прислали отчет и об Алле: малышка уже говорит первые слова на испанском, а у нас только молчала…

В этом году в Высокогорском районе закрыли детдом и оставшихся Буренковых — Тоню, Лену и Кристину — перевели под Нижнекамск. Леша год назад выпустился и пошел в армию. А его брат Саша никак не оформит документы на квартиру, которая полагается каждому бывшему детдомовцу. И до тех пор — вернулся в отчий дом, что в Русских Алатах.

…В покосившейся, прогнившей избе на одну комнату приходится сразу пятеро жильцов: почти глухие бабушка с дедушкой, Галина, выходец из детдома Саша и Сергей, вернувшийся из мест не столь отдаленных.

Мы застали дома только стариков — парни отъехали на заработки в город. А родители “кукушки” были рады, что про них напишут в прессе. С удовольствием листали альбом, путаясь в именах многочисленных внуков…

— Вот два брата — Саша да Александр! Тьфу, то есть Алексей! А вот Светка… Или Ленка? Бабка, не помнишь? — Раис Каримович снял с носа очки и передал их супруге.

Глаза у бабушки под линзами увеличились раза в два:

— Вижу: ент она!

— Так кто из них двоих-то?

— Да черт ее знает! Вон их сколько…

И старики счастливо загоготали. На вопрос, почему не следили за поведением родной дочери, впали в окончательное беспамятство: “А что такого? Галя всегда вела себя правильно. И потомками нас не обделила”.

— Вы со всеми внуками знакомы?

— Да пока видали только четырех! — разводит руками Раис Каримович. — Когда Виктор был жив, в гости в соседнее село так и не добрались. Но ничего: скоро выйдет из детдома вся свора, даст бог — свидимся. Единственное, мы Лешу все время за малышку Аллу ругаем: вдруг ее в Испании на органы распилют? Лучше бы жила где родилась… Все-таки дочь земли русской.

А Россия-матушка своих детей не продает. Она еще сама приплачивает, чтобы от них отказаться.

Респ. Татарстан — Москва.

p-6-3.jpg

Чтобы расплатиться  с долгом перед детьми, Галина Буренкова устроилась санитаркой в диспансер.

 p-6-4.jpg

Алеша.

 p-6-5.jpg

Саша.

 

 p-6-6.jpg

Света.




Партнеры