Большое путешествие Тернера в Москве

Папа импрессионизма, дедушка авангарда

18 ноября 2008 в 19:03, просмотров: 598

Жемчужина Галереи Тейт — Уильям Тернер — три месяца будет сиять в Москве. 40 картин, 70 акварелей и 2 гравюры — крупнейшая за последние 30 лет ретроспектива великого английского пейзажиста в Пушкинском музее привлекла внимание первых лиц государства.

Ирина Антонова, директор музея, появляется в зале вместе с первой леди страны. Светлана Медведева, в сером бархатном пиджаке, с директорами и кураторами проходит по всей экспозиции, чтобы понять, какие картины привезли, а какие не доехали до Первопрестольной, а также прослушать краткий курс жизни величайшего пейзажиста.

— Выставка Тернера лишь отчасти из Англии, — говорит куратор Пушкинского музея Анна Познанская. Живописные работы полгода выставлялись в Нью-Йорке и Вашингтоне. А вот акварели привезли непосредственно из Тейт Бритен, где хранится самое большое собрание художника. Известно, что графику нельзя показывать слишком долго — после каждой выставки она должна “отдыхать”.

И вот, после передышки на родине, в Москве — необыкновенно важные для самого художника акварели. Именно в них он зафиксировал первые впечатления, игру света и настроение, получавшие экспрессивное развитие в больших работах маслом. Ветер, солнце, дым и брызги воды будто сорвались с холста, и атмосфера вышла за пределы картины. Когда в 1906 году его работы выставили впервые, “публика была шокирована. — рассказывает сэр Уэн Уоррел, куратор от Галереи Тейт Бритен. — Оказалось, что Тернер пришел к тем же результатам, что и импрессионисты, только гораздо раньше”. Во всяком случае, глядя на пейзажи в импрессионистической манере, понимаешь, что отец импрессионизма был еще и дедушкой абстрактной живописи.

Жизнь Уильяма Тернера похожа на одно большое путешествие. Он начал с Британских островов, а затем исколесил всю Европу. Из Италии привез светлый легкий колорит, которого не знала английская живопись. Однажды страшная буря настигла его в Швейцарских Альпах. Так возникла знаменитая “Снежная буря. Переход Ганнибала через Альпы”.

В Москву, к огорчению знатоков, не приехали три знаменитые картины из Британского музея. Работа “Дождь, пар и скорость” — самая поэтичная оценка технического прогресса. Нет “Пожара лондонского парламента” и “Невольничьего корабля”, описывающего моменты современной работорговли. Но зато есть одна ранняя работа, которая показывает художника как человека экстравагантного. Рассказывает Уэн Уоррелл: “В юности художник увидел работы Клода Лоррена и был настолько поражен их красотой, что позже создал картину “На закате” в память о Лоррене. А в своем завещании Тернер сначала пожелал, чтобы их картины висели в музее на одной стене, а затем решил, что будет лучше, если его тело просто завернут в полотно этой картины. Но друзья уговорили художника оставить произведение потомкам”.

Выставка в ГМИИ стала самым дорогим проектом года. Говорят, что ее организация стоила 2 миллиона фунтов. Но, несмотря на кризис, один из попечителей музея и спонсор самых серьезных выставок, Алишер Усманов, подчеркнул, что деньги на искусство у отечественного бизнеса еще остались.




Партнеры