Избранный переполох

Почему заявление Лужкова вызвало бурную реакцию в прессе?

19 ноября 2008 в 18:24, просмотров: 332

Выступление мэра Москвы в ночь на вторник по телевидению вызвало столь бурные отклики в политическом бомонде, что невольно возникает ощущение: взрыв был не случайным.
В кулуарах даже поговаривают, что произошедшее могло быть грамотно разыгранной комбинацией. Теперь, когда первые эмоции схлынули, а политологи отработали свой хлеб, пора задать простой вопрос: а что, собственно, произошло? Что такого сказал Лужков, чего он раньше не говорил?

Столичный мэр и прежде не раз утверждал предпочтительность прямых выборов глав регионов с точки зрения их легитимности. Сейчас он всего лишь повторил свою точку зрения. Впрочем, это даже точкой зрения назвать трудно.
Это демократическая аксиома, с которой спорить возьмется лишь тот, чьи цели находятся далеко за пределами выборности губернаторов. Так же далеко эти цели находятся и от поддержания стабильности в стране. В мутной воде, как известно, и дела мутные.

Оппоненты Лужкова не могут не видеть, что принятые московской командой меры в условиях грядущего кризиса позволили эффективно поддерживать реальный сектор экономики, что, в свою очередь, позволяет выполнять все городские социальные программы. А укрепление фигуры столичного руководителя в нынешних сложных экономических условиях никак не согласуется с планами его оппонентов.

За кадром дутого скандала оказался и другой вопрос: почему четыре года назад Лужков одним из первых поддержал предложенную Путиным систему назначения глав регионов?

Сам Юрий Михайлович не видит в этом противоречия. Отвечая на вопросы, Лужков заявил буквально следующее: “Вы помните, в каких условиях Владимир Владимирович Путин вносил эти предложения. Это было время исключительно тревожное, и нужно было консолидировать государственный потенциал, сделать власть более эффективной, более мощной. И я думаю, что времена складываются разные, и сейчас этот вопрос можно вернуть к рассмотрению снова”.
Может, кто-то спорит, что ситуация в стране кардинально изменилась?

Кроме того, московский мэр заявил лишь о возможности вернуться к рассмотрению вопроса. И уточнил: разумеется, не сейчас, когда на дворе кризис, а в перспективе, когда страна справится с последствиями мирового финансового потрясения. Надо обладать большой фантазией, чтобы на основании подобного допущения причислять государственника Лужкова к лагерю оппозиции.

Из всей этой “скандальной” истории, которую точнее было бы назвать мыльным пузырем, вытекает еще один вопрос: вправе ли крупный государственный и политический деятель размышлять о путях развития демократии? (Когда вопрос сформулирован, его бредовость становится очевидной.) Если нет, то тогда мы живем не в России ХХI века, а в Советском Союзе первой половины двадцатого.

Все “черные” информационные технологии строятся на подтасовках и передергиваниях. Не являются секретом и цели технологов. Цель всегда одна — дестабилизировать ситуацию. В данном случае — внести разногласия в отношения федеральной и московской власти.

А для чего вносятся разногласия? Правильно: для того, чтобы произвести смену властных фигур. Думаю, что авторы этой комбинации вряд ли рассчитывали на смену фигурантов федеральной власти. А значит, цель все та же. Слишком аппетитно для “сторонних” наблюдателей выглядит кресло мэра Москвы.



Партнеры