Присяжные вынесли приговор судье

Новый скандал на процессе по делу Политковской

20 ноября 2008 в 18:38, просмотров: 933

Скандалом, не успев начаться, ознаменовался процесс по делу об убийстве Анны Политковской. Присяжные выступили за присутствие пишущей прессы на процессе, один из них сложил с себя полномочия заседателя.

Напомним, что председательствующий Евгений Зубов закрыл процесс, сославшись как раз на нежелание присяжных выходить в зал, где находятся журналисты. «На самом деле, мы не заявляли, что боимся прессы», — сказал теперь уже бывший присяжный Евгений Колесов в интервью «МК».

Герою дня Евгению Колесову 59 лет. Он работает кровельщиком в РЭУ. Приглашение стать присяжным получил, как и все, по почте. Говорит, что ему было интересно увидеть своими глазами то, что будет происходить. И уже сделал вывод для себя: суд присяжных — вещь полезная и нужная, если все происходит честно. И пресса должна быть на таких процессах.

Рассказывает Евгений Колесов:

— Действительно секретарь суда принесла нам заранее составленный документ, в котором присяжные якобы просят закрыть слушания. На самом деле мы его не подписывали и не делали заявлений, что нам кто-то мешает. А в четверг написали общее заявление на имя судьи, что мы просим убрать только видео- и телекамеры, но не возражаем против того, чтобы пишущая пресса участвовала в этом суде.

Колесов также сообщил, что подготовил свое личное заявление на имя судьи, в котором указал, что просит не считать себя больше присяжным заседателем, потому что не хочет “участвовать в неправильном суде”.

Похоже, судье стало известно, что присяжный Колесов захотел выступить по радио, и поэтому-то он и отложил заседание до 1 декабря. Зубов неожиданно объявил участникам процесса, что он принял это решение, поскольку адвокат Мусаев должен участвовать в другом деле в регионе (имеется в виду процесс по делу о беспорядках в Кондопоге).

— Несмотря на то что Мусаев тут же встал и возразил, что он не подавал такого ходатайства, а судья еще в самом начале убедился, что накладок из-за Кондопоги не будет, вопрос улажен, своего решения он так и не изменил, — рассказала адвокат потерпевших Карина Москаленко.

— Может быть, перенос слушаний связан как раз с заявлением присяжных? — спросили мы у Колесова.

— Может быть, и так. Во всяком случае, судья явно выглядел растерянным. Вообще, то, что произошло в этом процессе, — просто грязно. Нас выставили дураками на весь мир. Теперь все будут думать, что в России и в Москве есть присяжные, которые боятся гласности.

Также стало понятно, что первым (если, конечно, не распустят коллегию присяжных) будет рассматриваться эпизод об убийстве Анны Политковской. Впрочем, много времени это не займет. Он составляет не более 10% от всего объема обвинения, заявили “МК” адвокаты подсудимых. Все остальное в деле — эпизоды, непосредственно к убийству отношения не имеющие.

Дело в том, что, как уже писал “МК”, на скамье подсудимых сидят четверо. Трое — братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы, а также Сергей Хаджикурбанов — обвиняются в соучастии в убийстве. Но кроме этого Хаджикурбанов и четвертый подсудимый, бывший сотрудник ФСБ Павел Рягузов, обвиняются еще и в незаконном проникновении в жилище, похищении предпринимателя Поникарова и вымогательстве у него 10 тысяч долларов в 2002 году. На том, что Рягузов в убийстве не обвиняется, уже на первом же заседании акцентировал внимание судья Евгений Зубов, председательствующий в этом процессе. Но возникает резонный вопрос: зачем же тогда громкое и непростое дело было усложнять таким “прицепом”? Ответов может быть несколько. Один: следствие так и не смогло найти доказательств участия Рягузова в деле Политковской — а именно по такому подозрению его и задерживали — и поэтому решило “закрыть” его хоть за что-то. Второй в четверг перед началом заседания сформулировал адвокат Мусаев:

— Все эти эпизоды были намеренно включены в обвинение, чтобы оно выглядело более солидным.



Партнеры