Любовь уходит, алименты остаются

Где найти управу на нерадивого отца

20 ноября 2008 в 16:34, просмотров: 1450

Она была уверена, что за ним как за каменной стеной. Но и самые прочные стены разрушаются. Большая любовь обернулась большой ненавистью. Так в жизни бывает.

Но остаются дети. По закону они имеют право жить под отцовской крышей и получать алименты. Но на практике выселить младенца на улицу государство позволяет, а вот добиться содержания от его родителя не может.

Почему бездействуют судебные приставы и не работают законы? Найдется ли управа на злостных неплательщиков алиментов? И как заставить нерадивого родителя все-таки вспомнить о собственных детях?

Они познакомились восемь лет назад. Оба молодые, энергичные, мечтающие о достатке и крепкой семье.

— Женя мне сразу понравился, — вспоминает Наталья Федорова. — Умный, интересный, язык хорошо подвешен. Мне в 21 год он казался таким солидным и знающим жизнь!

Через год Наталья переехала жить к Евгению. Он работал в уголовном розыске, Наталья трудилась кассиром — в общем, денег было немного. Но отношения оставались самые трепетные. Вместе строили планы на будущее: как устроят свое гнездышко, сколько детей заведут.

Еще через год расписались. Постепенно дела у молодой семьи пошли в гору: Евгений занял пост советника президента по экономической безопасности крупной торговой сети, Наталья тоже получила повышение, стала кредитным экспертом. Купили машину, сделали ремонт в квартире, ездили отдыхать… Только детей не было. Наталья лечилась от бесплодия, супруг уговорил жену бросить работу, чтобы все силы бросить на лечение.

* * *

Через четыре года случилось долгожданное чудо — тест на беременность показал положительный результат. Но радость и беда, как известно, ходят рука об руку…

Когда пришло радостное известие, Евгений был в командировке. Вернулся мрачнее тучи. Наталья в шутку спросила: “Нашел, что ли, кого?” И словно небо раскололось от его ответа: “Да, нашел”.

Услышав про беременность, некогда заботливый муж лишь равнодушно бросил: “Ты сначала выноси этого ребенка!”

Наталье хотелось верить, что роман мужа — временная блажь. И она терпеливо ждала, когда с него, что называется, сойдет.

— Он то говорил, что видеть меня не может, то объяснялся в любви, — вздыхает Наталья. — То вел себя как примерный семьянин, то снова бежал к любовнице.

А 19 июня 2006 г., как раз в тот день, когда счастливая мать впервые услышала, как стучит сердечко их малыша, Федоров подал в суд заявление о разводе. А жену попросил освободить квартиру.

Наталья разводиться отказалась. Тогда Евгений решил ее сломить.

Из справки травматологического отделения поликлиники №229 г. Москвы: “Федорова Н.Д. обратилась 15 июня 2006 г. в 11 часов 25 минут по поводу ушиба поясничного отдела справа, ушибов и кровоподтеков левого плеча и левого бедра”.

— Иногда мне казалось, что муж хочет обнять, я тянулась к нему, а он наносил удар, — вспоминает Наталья Федорова. — Бил не разбирая. Однажды, когда я порвала его заявление о разводе, он занес надо мной нож. А ведь в те дни я была на четвертом месяце беременности.

* * *

Из постановления ОВД “Митино” от 29 июня 2006 г. об отказе в возбуждении уголовного дела: “27 июня 2006 г. поступило заявление от гр. Федоровой Н.Д. Опрошенная по данному факту Федорова Н.Д. пояснила, что ее муж Федоров Е.В. желает с ней развестись и пытается выселить ее из квартиры. 27 июня 2006 г. в 21 час Федоров Е.В. ударил ее по лицу и в переносицу. Высказывал угрозы убийством ей и будущему ребенку”.

Заявлению о насилии над беременной женщиной в милиции хода не дали. Написали, что конфликт возник между ранее знакомыми людьми, без свидетелей, в отдельной квартире. Соседей Федоровы не потревожили, тяжкого вреда здоровью друг друга не причинили. Подумаешь, лицо у жены разбито и вся она в синяках. Не милицейское это дело — защищать еще не рожденных детей от отцовских кулаков. Пусть сами разбираются.

Время шло. Развода Наталья все равно не давала. Тогда Евгений стал уверять жену, что и сейчас, и после родов она с ребенком останется в его квартире, а они с Еленой найдут себе другое жилье. Измученная женщина сдалась, и 28 июня подписала согласие на расторжение брака. 21 июля 2006 г. Федоровых развели.

— А уже 1 августа Евгений потребовал: “Уходи! Или не выносишь своего ублюдка!” — говорит Наталья.

Она не выдержала и переехала к дяде, у которого жила до замужества. А 25 сентября получила иск о выселении из квартиры, куда ее когда-то прописал Евгений…

Их сын Богдан родился 7 января 2007 года. Следующим пунктом папиного плана было доведение размера алиментов на первенца и бывшую жену до чисто символических.

Евгений где-то добыл и принес в суд удивительную справку: он якобы работает заместителем директора ООО “Профессиональные бухгалтерские консультации” с зарплатой аж в 2600 рублей. Наталья возражала: это обман! Бывшему мужу хватало и на шикарную иномарку, и на отдых за границей с молодой женой, и на занятия в элитном тренажерном зале!

Мировой судья тоже посчитал, что Евгений лукавит, и постановил взыскать с ответчика четверть зарплаты и еще 3000 рублей ежемесячно. Евгений гневно оспорил это решение и добился снижения суммы с 3000 до 2300 рублей.

Содержание ребенка стало на 2 пачки памперсов меньше.

Следующий удар был нанесен на квартирном фронте. 19 июня Евгений оформил фиктивное дарение спорной “однушки” своей новой пассии.

Причем произошло это сразу после того, как Наталья, едва оправившись от родов, появилась в коридорах суда — она решила отстаивать в суде право ребенка на жилье родителя-собственника.

Евгений рассудил, что в такой ситуации вернее избавиться от предмета жилищного спора и не дать Богдану ни единого шанса претендовать на отцовское гнездышко.

На этот момент папаша не потратил на сына ни копейки.

Теперь они с Еленой были абсолютно спокойны: ни возраст ребенка, ни алиментные обязательства его родителя, ни отсутствие у бывшей жены средств к существованию и крыши над головой — ничего, по их мнению, не должно было помешать новому собственнику квартиры выкинуть на улицу Наталью и Богдана.

Объясняя в суде причину столь внезапного дарения практически нищим заместителем директора своего единственного жилья, Евгений разоткровенничался: “Не хочу, чтобы сын от Натальи получил часть моей квартиры по наследству…”

Когда Богдану исполнилось 8 месяцев, был введен в действие третий пункт плана военных действий. Евгений выписался из своей квартиры. Беглый папа надеялся таким способом обмануть местных приставов и судей Мосгорсуда, разбиравших жалобы Натальи о нарушении жилищных прав ребенка. Из документов следовало, что Федоров “убыл в Сочи”. Но там, по информации компетентных служб, он не числится: ни временно, ни постоянно.

* * *

— Евгений сейчас здесь не живет, он ушел к другой женщине, — сказала мне по телефону Елена. Однако соседи утверждают, что Федоров обитает здесь по-прежнему, причем живет на широкую ногу. Я слышу в трубке детский плач — у Елены недавно появился собственный малыш.

Хотя год назад районный суд подтвердил обязанность Евгения Федорова выплачивать алименты на содержание Богдана и бывшей жены, этот гражданин весьма успешно игнорирует судебные постановления. На сегодняшний день задолженность его по алиментам составила более 140 000 рублей.

Бывшей жене он заявил: я все алименты плачу. Ты просто давно свою сберкнижку не смотрела.

Наталья тут же отправилась в банк, и оказалось: Федоров действительно в последнее время стал перечислять деньги — по 30 и 70 рублей в месяц (ей и сыну). “Я такой способ в Интернете нашел, — не стесняясь, заявил он опешившей женщине. — Теперь меня не смогут привлечь за неуплату”.

Евгений горд своей хитростью. Судебные приставы Северо-Западного административного округа Москвы, видимо, тоже удовлетворены: буква закона соблюдена, кормящая мать и сын “получают содержание”.

Заявлению Натальи о возбуждении уголовного дела против Евгения за злостное уклонение от уплаты алиментов вряд ли будет дан ход. Отношение к должнику крайне лояльное. Вот уже больше года приставы практически не тревожат Евгения.

Между тем Наталье пришлось вскоре после родов мыть полы в подъездах. Она снимает угол у знакомой на окраине — так дешевле...

На последнее судебное заседание по жилищному делу “безработный” папа пришел одетым стильно и дорого. С улыбкой отрапортовал судье: не тружусь, не прописан, имею долги...

* * *

На днях в редакцию позвонила еще одна женщина, которая несколько лет тщетно пытается получить на содержание 15-летней дочери Виктории положенные по суду алименты:

— С мужем мы развелись в 1999-м, и до 2004 г. я получала алименты. Потом муж уволился с работы, и все, тишина, — рассказала Людмила Грязнова. — Я обратилась в службу судебных приставов по СВАО. Меня гоняли из кабинета в кабинет — мол, вы не с нашего участка. Всюду огромные очереди пришлось высиживать.

В конце декабря 2006-го Людмила отправила уведомление старшему судебному приставу — ответа нет. Обратилась в Федеральную службу юстиции — тишина. Писала туда снова и снова. Только на третье письмо в Минюст Людмиле ответили, что установлено, где работает ее муж. И что исполнительный лист по алиментам отправлен в ЦАО, где расположена эта фирма. Но денег как не было, так и нет. Ни копейки.

В общем, дело сдвинулось с мертвой точки лишь тогда, когда Грязнова написала о своих бедах самому президенту. Сильна традиция на Руси — пока до самого царя-батюшки не дойдешь, ничего не изменится.

Оказалось, что исполнительный лист по их алиментам утерян. Дубликат Людмила должна получить в суде. То есть снова ехать в суд, потом к приставам, всюду сидеть в очередях. А это значит — отпрашиваться с работы, терять в зарплате, которой и так едва хватает, чтобы свести концы с концами.

А в это время отец ребенка живет не тужит: официально нигде не работает, алиментов не платит — ни Виктории, ни другой дочери от первого брака. Дети его не интересуют, при этом разрешения на выезд своих чад за границу он не дает — просто так, из вредности. Недавно звонил Людмиле, предлагал “возобновить отношения”, но вопрос об алиментах его обидел: какие, мол, эти женщины все меркантильные.

— И знаете, что он нам заявил? — возмущается Грязнова. — “Когда я стану старым, тоже подам на алименты, пусть дочь меня содержит!”

Что ж, отцы бывают разные — как и люди вообще. Но почему те государственные структуры, которые призваны защищать интересы мам и детей, бездействуют? Конечно, скучное это дело и трудоемкое — добывать алименты у тех, кто их сам не несет. Лучше переждать — глядишь, дети и вырастут.

Комментарий юриста:

Проблема уклонения родителей от содержания своих чад намного серьезнее, чем кажется на первый взгляд. На сегодня распадается не менее половины семей с детьми, при этом число злостных нарушителей алиментных обязательств в стране равно населению крупного мегаполиса. Добавьте к ним еще миллионы родителей, которые лишь создают видимость содержания детей, высылая смехотворные суммы.

Получается, что право детей на судебную защиту имущественных интересов сводится к нулю неисполнением судебных постановлений, а принятые законы не работают.

Власть решила призвать уклонистов к порядку, предложив взыскивать с них алименты не только в процентах от заработка, но и в фиксированной сумме. Затем был подписан закон, по которому за каждый день просрочки денежных обязательств нарушители должны выплачивать по решению суда неустойку по 0,5% от суммы невыплаченных алиментов. Это в пять раз больше, чем предусматривалось ранее. В отношении злостных должников с нынешнего года введен запрет на выезд за границу. По заявлению взыскателя сведения о таких неплательщиках направляются в пограничную службу ФСБ России. С 1 февраля также действует норма о взыскании с должников в доход государства 7% штрафа от суммы долга за невыполнение требований исполнительных служб.

К сожалению, маленькому Богдану, школьнице Виктории и их мамам не повезло. И не только с отцами-должниками, но и с судебными приставами. Идеальный пример того, как строгость законов в нашей стране компенсируется необязательностью их исполнения.

Но тем не менее советую мамам Богдана и Виктории требовать от органов, исполняющих судебные решения, установить, где на самом деле проживают их бывшие мужья, на какие средства они существуют, по каким причинам отказываются от официального устройства на работу, а затем предупредить должников об ответственности по статье 157 Уголовного кодекса РФ за злостное уклонение от уплаты алиментов. Оба неплательщика обязаны встать на учет в центр занятости. Если ситуация не изменится, надо добиваться возбуждения уголовного дела.

Неплательщикам же следует иметь в виду, что под уклонением родителей от уплаты алиментов по решению суда понимается не только прямой отказ от содержания ребенка, но и сокрытие лицом своего действительного заработка, смена места работы или жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу.

Это значит, что та сторублевая подачка, которую отец Богдана кладет на сберкнижку бывшей жены, не спасет его от уголовной ответственности.

Взыскательницам алиментов следует также поставить вопрос перед судебными приставами-исполнителями о более тщательной проверке финансового и имущественного положения нарушителей: настаивать на повторных запросах в регистрирующие органы, выходе пристава по месту жительства должников, а при обнаружении имущества — обращении на него взыскания.

Причем в счет погашения долгов по алиментам у горе-папаш можно изымать и такие вещи, как компьютер, аудио- и видеотехнику, мобильный телефон и т.д.

В наше время для того, чтобы добиться исполнения судебного решения о взыскании алиментов, мамочки должны активно участвовать в исполнительном производстве. Закон наделяет старших судебных приставов, главных судебных приставов субъектов РФ и главного судебного пристава страны полномочиями по отмене постановлений их подчиненных. Жалуйтесь! Кроме того, бездействие судебных приставов-исполнителей, а также их отказ в оформлении материалов для уголовного преследования злостных неплательщиков алиментов взыскатели вправе оспорить в районном суде.



    Партнеры