Пираты в Сомали: под кайфом и под “крышей”

Пленник корсаров рассказал “МК” о том, кто они такие и как можно их победить

25 ноября 2008 в 18:27, просмотров: 2428

Пиратство у берегов Сомали стало проблемой мирового масштаба. Только за 2008 год современными корсарами было захвачено более 60 судов и получено около 30 миллионов долларов выкупа. Вчера, например, они захватили очередное грузовое судно — из Йемена. На 8 декабря намечена военно-морская операция Евросоюза против морских бандитов. Насколько она будет успешной — посмотрим. А о том, что представляют из себя сомалийские пираты, “МК” рассказал человек, хорошо с ними знакомый. Виталий Рудниченко из украинского города Херсона пробыл в сомалийском плену на судне “Леманн Тимбер” 42 дня.

— Виталий, вы — один из тех, кто пережил захват судна. Как действуют пираты?

— Я работал на судне старшим механиком. Захватили нас в Аденском заливе. Я уже давно в морском деле и в принципе знал о творящемся у берегов Сомали. Мы плыли на приличном расстоянии от берега и думали, что находимся в безопасности. Но внезапно к судну подплыли два катера. Захватчиков было девять человек. Они приблизились к кораблю и начали беспорядочную пальбу. Изрешетили всё! Пуля просвистела в десяти сантиметрах от моей головы. Будь у нас оружие, мы бы смогли им дать отпор, но у нас его не было.

— Как с вами обращались в плену?

— Первые три недели просто ужасно. Всю команду “сгрузили” на правый борт, в мизерную штурманскую рубку. В туалет ходили прямо рядом с рубкой — и все это при 50-градусной жаре. Дней через 10 после захвата закончились запасы еды и питьевой воды. Мы стали питаться сухпайками с аварийных шлюпок. За время плена я похудел на 23 килограмма. Такое обращение было связано с тем, что судовладелец никак не шел на уступки пиратам.

Африканцы отбуксировали судно к берегу, постоянно принимали наркотики и, по-моему, вообще слабо понимали, что происходит вокруг. С берега на борт заходили какие-то люди. Думаю, что они использовали корабль как место для передышки. Ведь в Сомали идет постоянная война всех со всеми, и корабль ими, видимо, воспринимался как “островок стабильности”. Так вот, судовладелец (немецкая компания “Грейпейджес”) первые три недели упорно предлагал 200 тысяч долларов и ни центом больше. Африканцы же требовали три миллиона. В какой-то момент они сказали, что если денег не будет, то начнут расстреливать по два человека в день. Нам с капитаном, калининградцем Валентином Барташёвым, стоило огромных усилий их от этого отговорить. Из-за постоянного наркотического дурмана сомалийцы все время забывали о только что данных обещаниях.

После первых трех недель судовладелец все-таки пошел на уступки, и пираты стали обращаться с нами более дружелюбно. В конце концов даже начали пускать помыться. А выкупили нас в итоге за 750 тысяч долларов.

— Что из себя представляют сомалийские пираты?

— Это мужчины от 20 до 35 лет. У каждого из них есть личный автомат Калашникова. В Сомали он давно стал не просто оружием, а чем-то вроде предмета культа. У старших есть еще и пистолет ТТ. На борт к нам они затащили также 4 РПГ и 12 снарядов к ним. Потом доставили на судно ведер шесть патронов, которые просто свалили на палубе в кучу. Затем разместили на судне четыре пулемета. Все вооружение у них старое, ржавое. Сами себя они гордо величают “солдатами”, но солдаты из них такие же, как из меня испанский летчик. У них нет никакого понятия о дисциплине, они не знают элементарных правил обращения с оружием. Стреляют лишь бы куда, при этом дико визжат. В пиратском коллективе постоянно разгораются конфликты из-за дележа наркотиков или денег. Однажды, например, двое делили анашу. И один из пиратов захотел попугать другого — начал беспорядочную пальбу. Его оппонент в итоге лишился ног.

Зато у них достаточно современные и мощные средства связи. У наших захватчиков было два спутниковых телефона, каждый имел при себе по мобильнику. Кстати, они разговаривали по ним не только на арабском, но и на английском. Поначалу они хотели продать груз и требовать выкуп только за наши жизни. И переговоры по грузу вели на инглише…

— Как, по-вашему, можно решить проблему сомалийского пиратства? И почему ее не удалось решить до сих пор?

— Пиратство стало очень выгодным бизнесом. Очень многие с него наживаются. Во-первых, с него кормится почти все Сомали. Бандитствовать на побережье приезжают люди из центральных районов страны и просятся принять их в бригады. Примерно как наши украинцы приезжают к вам в Россию на стройки работать. Так что решения проблем пиратства без решения внутренних сомалийских проблем, без установления там железного порядка не произойдет.

Во-вторых, приличные барыши получают от происходящего и другие стороны. В нашем случае огромные суммы перепали и английским переговорщикам, и Оману как стране, которая обеспечивала нашу безопасность после вызволения, и Кении, которая занималась доставкой пиратам денег, и всем другим лицам и странам, кто участвовал в освобождении.

Характерно, что выкуп за нас получали не сами пираты, а старейшины их клана, которые, думаю, поделили его не только внутри своей шайки, но и отправили часть средств по заморским адресам. Наверное, наличием иностранных покровителей и объясняется техническая оснащенность пиратов. Откуда иначе бандитам-африканцам взять сверхскоростные катера и суперсовременные средства связи?

Я считаю, решить проблему пиратства какой-то крупномасштабной военной операцией нельзя. Сомалийцы о ней узнают и разбегутся.  Это будет тычок пальцем в небо. Можно сделать гораздо проще и эффективнее — на торговые суда, которые проплывают мимо Сомали, надо сажать военных. Они смогут либо арестовать пиратов, либо перестрелять их.

 p-5-5.jpg

Команда “Леман Тимбера” накануне пиратского плена.

МЕЖДУ ТЕМ

Пираты, захватившие украинское судно “Фаина”, в очередной раз снизили сумму выкупа — теперь до $3 млн. Ранее сумма выкупа составляла $35 млн., затем пираты снижали размер выкупа: сначала до $20 млн., а потом — до $8 млн.



Партнеры