Российская пресса нуждается в статьях

Спасти журналистов от смерти могут изменения в Уголовном кодексе

26 ноября 2008 в 17:37, просмотров: 442

“Я бы к штыку приравнял перо…”

В.В.МАЯКОВСКИЙ

“Одна газета лучше тысячи штыков…”

Наполеон БОНАПАРТ

В дни начала суда над убийцами Анны Политковской Россию вновь встряхнула грустная весть об очередном нападении на журналиста. Михаила Бекетова пытаются спасти. Вопрос — когда остановится это насилие? — тревожит сегодня в равной степени и журналистов, и общество, и государство. Глупо и низко предполагать, что волну насилия в отношении СМИ и журналистов поднимает власть. При всей прохладности в отношениях между ними они обречены на сосуществование и нуждаются друг в друге. Поэтому власть виновата в нападениях на журналистов ровно настолько, насколько отвечает за состояние преступности в обществе.

Жизнь человека с телекамерой, фотоаппаратом и блокнотом вообще может ничего не стоить, если журналист лезет в “горячие точки” и горячие темы. Уже приучили считать смертниками журналистов, освещающих самые острые, сложные, скандальные, политические темы. Мы каждый год теряем лучших из лучших: Влад Листьев, Дмитрий Холодов, Юрий Щекочихин, Георгий Гонгадзе, Пол Хлебников, Анна Политковская, теперь на грани смерти Михаил Бекетов. Список не иссякнет до тех пор, пока не прекратится повальное обвинение журналистов во всех тяжких грехах. Про войну писать нельзя, про террористов запрещено, про кризис нельзя. Волна насилия над журналистами не остановится, пока власть и общество не примут действительно эффективных правовых мер.

Журналист может и должен писать на любую тему. Регулировать темы может только сам автор. В чем же задача общества и государства в такой ситуации? Если не будет объективной, свободной и честной журналистики, то общество никогда не узнает правды. Государство же без открытого диалога с обществом через СМИ и журналистов никогда не станет ни народным, ни демократичным, ни правовым.

Об особенной государственной заботе свидетельствует и существование специального закона. Закон “О СМИ” — это свод правовых норм и правил, по которым государство предлагает журналисту выстраивать свои отношения как с отдельными гражданами, так и с предприятиями, органами власти и государством в целом.

Задача государства сводится к тому, чтобы обеспечить безопасность работы журналиста. Если этого не происходит, то должны включаться дополнительные средства. Прежде всего — уголовный закон. Однако примеры применения уголовного закона, к сожалению, выглядят однобоко. Во всем мире существует тенденция декриминализации ответственности журналистов по специфическим “профессиональным” статьям. Так, например, из уголовных кодексов Европы уходят статьи “Клевета” и “Оскорбление”. Это не значит, что за нарушения подобного свойства не надо наказывать. Но для этого вполне достаточно дисциплинарных мер, административных, гражданско-правовых, имущественных и неимущественных. В решениях Европейского суда можно найти ответы на все волнующие прессу и общество вопросы. Об особенной роли прессы в жизни любой страны, о широких рамках обсуждения поведения чиновников, о необходимости и допустимости резких критических высказываний в адрес правительства, о допустимости некорректного сравнения, о возможности преувеличения в процессе обсуждения и даже о возможности провокации. Там же обозначены наиболее применимые и достаточные формы взысканий со СМИ и журналистов за нарушение чужих прав. Это право на опубликование ответа, так же, как и право на опровержение. Помимо этого, в отличие от российского законодательства, ЕСПЧ дает возможность приносить извинения за совершенное нарушение.

Однако за последние годы в нашей стране, наоборот, растет количество возбужденных уголовных дел по указанным статьям. Учитывая такую негативную, разрушительную для СМИ практику, руководители правоохранительных органов должны тщательно пересмотреть отношение своих ведомств к “журналистским делам”. Генеральной прокуратуре желательно вместо анализа освещения газетных публикаций о кризисных явлениях заняться скрупулезной проверкой возбужденных уголовных дел в отношении журналистов. Если есть журналисты, находящиеся под арестом по обвинению в совершении преступлений, прямо связанных с исполнением профессионального долга, их необходимо освободить.

Ведь вопреки складывающейся у нас практике ЕСПЧ требует не накладывать на журналистов “разорительных взысканий”, “не разорять и не закрывать СМИ”, “не запугивать журналистов”, дабы не отвратить от исполнения особой общественной миссии по распространению информации.

Напротив, введенная в новый Уголовный кодекс в конце девяностых статья об уголовной ответственности за воспрепятствование законной журналистской деятельности (ст. 144 УК РФ) оказалась мертворожденной. Нет уголовных дел, но есть нападения, убийства, расправы. Журналисту разбивают камеру, не пускают на предприятие, бьют на глазах общественности, закрывают газету, убивают, но ни один прокурор или следователь не озаботится тем, чтобы оперативно дать юридически верную квалификацию преступным действиям против журналистов. На наших глазах происходят сотни подобных случаев, а санкция за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо отказу от распространения информации — штраф до 80 000 рублей. При этом по ст. 129 (“Клевета”) (ч. 3) можно посадить на срок до трех лет.

В вопросах защиты журналистов мы, к сожалению, снова бьем отрицательные рекорды. Да, наверное, на общее количество преступлений против личности приходится не так много “журналистских”, но каждое из них вызывает крайне болезненный резонанс, бьет по репутации государства.

Актуальным могло бы стать введение поправок в Уголовный кодекс специальных норм об ответственности за вред, причиняемый журналисту при выполнении им своей миссии. В статью 63 УК РФ “об обстоятельствах, отягчающих ответственность за совершенное преступление” — нормы об отягчении ответственности за преступление, совершенное против журналиста. Причем это не требует специальных изменений, поскольку есть часть “ж” — совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Необходимо дать толкование этой нормы, чтобы ее действие распространить на журналистов. Если нападение совершается на милиционера, то преступник отвечает за совершение квалифицированного преступления. Точно так же закон должен рассматривать и действия против журналиста.

Неработающий закон нуждается в поправке. Необходимо ввести дополнения в виде усиления наказания за противодействие журналистской деятельности и ввести дополнительную квалификацию о совершении указанных действий с применением насилия, установив наказание исключительно в виде лишения свободы на срок, предусмотренный уже существующими аналогичными нормами в отношении государственных, общественных деятелей, лиц, осуществляющих правосудие, сотрудников правоохранительных органов, т.е. от 12 до 20 лет лишения свободы или пожизненно.

Необходимо ввести отдельную специальную статью “Посягательство на жизнь журналиста” (ст. 144 прим.). По подобию ст. 277 “Посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля” (наказание — лишение свободы на срок от 12 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы), 295 УК РФ “Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование” (причем к ним закон относит и судью, присяжного заседателя, прокурора, следователя, дознавателя, защитника, эксперта, специалиста, судебного пристава, а равно их близких). Наказание аналогичное. И еще одна ст. 317 УК РФ “Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа” и санкция такая же.

Журналисты тоже выполняют общественную миссию, и каждый журналист — общественный деятель. Журналистское расследование порою более скрупулезное, объективное, всестороннее, полное и правдивое.

Поднял руку на журналиста — будь любезен пройти в тюрьму. Только так можно хотя бы притормозить волну насилия.
Только так государство, законодательная и судебная власть могут хотя бы выказать свое отношение к преступлениям против журналистов, а не закрывать глаза на варварские расправы.

Нельзя оставлять без внимания ни одного случая нападения на журналистов. Нельзя за статью убивать, за телесюжет сажать и судить, за радиокомментарий уничтожать и разорять. Эта практика порочна, недопустима и разрушительна для общества.

В деле А.Политковской имеется обвинительное заключение, в котором излагается суть преступления. Поразила меня в нем фраза из приводимого дословно разговора организаторов убийства: “…Предстоит поработать по СМИ”. Цинично и жестоко. Бандиты еще долго будут воспринимать уничтожение журналистов как “работу”.



Партнеры