Кто стоит за пиратами?

Сомалийский посол в РФ — “МК”: “Они — работники международной мафии”

27 ноября 2008 в 16:42, просмотров: 591

“Мы сами виноваты в том, что случилось с нашей страной, — говорит посол Сомали в России Мохамед Мохамуд ХАНДУЛЕ, — хотя было много и внешних факторов. В ходе гражданской войны оппозиция обезглавила режим, а режим обезглавил оппозицию. Страна осталась без лидеров. И теперь она находится в поиске таких лидеров, которые могли бы сплотить нацию”. Мы встретились с послом, чтобы поговорить о пиратстве XXI века — одной из самых актуальных международных тем последних месяцев. Наша беседа проходит в посольстве Сомалийской Республики, умещающемся в обычной квартире в типовой московской многоэтажке. Живущий с 1980 года в Москве дипломат рассказывает о проблемах своей страны на хорошем русском языке…

 “Ничья земля” разорившихся рыбаков

— В ходе гражданской войны была уничтожена вся государственная инфраструктура. Сомали превратилось фактически в “ничью землю”. Никто из соседей не может захватить эту землю, поскольку формально существует международно признанное сомалийское государство. Фактически мы видим новую форму колониализма: целая территория, где нет государственной власти. Есть местные власти, которые контролируют ситуацию. У нас есть кланы, племена, которые играют большую роль при отсутствии политических структур (идеологии, партий). Эти кланы соперничают между собой. Для решения этих проблем Сомали должно стать федеративным государством. Некоторые регионы, которые в будущем могут стать субъектами федерации, уже создали свои структуры власти — например, Сомалиленд, который провозгласил себя независимой республикой, или Пунтленд, где создана автономная республика. Но пока главное — найти каркас власти, которую признают все сомалийцы, все кланы.

— Еще несколько лет назад про сомалийское пиратство никто не слышал — и вдруг такой всплеск. Почему?

— Раньше сомалийцы вообще не очень-то ели рыбу, не занимались рыболовством. Я впервые попробовал рыбу, когда мне было 15 лет. Но из-за вызванной войной разрухи, из-за засухи многие начали заниматься рыболовством. Между прочим, в свое время существовал даже проект с участием СССР по созданию в Сомали рыбного хозяйства. Но после того, как в 1977 году произошел раскол между нашими странами, проект был прерван. Тем не менее сомалийцы уже начали вылавливать рыбу. После знаменитого цунами в декабре 2004 г. в Индийском океане многие рыбаки в Сомали потеряли свое рыбацкое снаряжение и маленькие лодки. Международное сообщество считало, что цунами не коснулось Сомали, — рыбаков было сравнительно немного в численном отношении. Но они потеряли все, что у них было.

Добавим к этому проблему браконьерства. За время гражданской войны у наших берегов рыбу ловили все кому не лень. Более трех тысяч кораблей браконьерствуют в наших водах — из Китая, Таиланда, Марокко, Испании, откуда угодно. Это же очень богатые рыбой, особенно тунцом, места. Причем бывало, что браконьеры сами нападали на сомалийских рыбаков. По этой причине рыбаки стали объединяться против браконьеров. Мы, конечно, осуждаем и браконьеров, и пиратов.

— Как общество относится к пиратству?

— Еще одна проблема — загрязнение моря. Были случаи, и до сих пор такое происходит, когда в море у сомалийских берегов вываливались мусорные отходы. Отходы выгружались даже на сушу. Существуют проблемы с другими видами противозаконной деятельности — от нелегальной торговли оружием до наркоторговли. Все это возмущает народ. И многие люди считают, что пираты борются против этого. К тому же пираты привлекли внимание международного сообщества к проблемам Сомали. Это, пожалуй, единственный плюс от их деятельности.

Но те же пираты разрушили имидж сомалийского народа. Теперь, когда люди видят сомалийца, тут же начинают спрашивать про пиратство.

— Насколько правдиво пишут о сомалийских пиратах в СМИ?

— Многое из того, что пишут про пиратство в Сомали, вызывает сомнения. Трудно поверить, что сомалийские пираты могли захватить саудовский супертанкер Sirius Star с 2 млн. баррелями нефти на борту. Для этого надо иметь специальную подготовку. Говорят, что танкер был захвачен на рекордном удалении от берегов Сомали. Но как пираты на своих катерах могли вычислить на таком огромном расстоянии точное место, где будет проходить этот танкер?

Вдобавок в саудовской прессе писали, что двум катерам, чтобы захватить гигантское судно размером с многоэтажный дом, куда надо забраться по лестницам, потребовалось бы два часа. И саудовцы уверены, что подготовить специалистов, способных на такую операцию, могли только в двух странах — Израиле и Иране…

Пиратство всех устраивает?


— То есть вы считаете, что пираты — лишь внешняя сторона проблемы?

— Мы допускаем, что пираты — работники международной мафии. Давайте представим: можно взять судно, нагрузить его, скажем, картошкой. И застраховать на большую сумму, например на $100 миллионов. Пираты захватывают его, за это я даю им $1—2 миллиона. Получаю деньги от страховой компании. Минус несколько миллионов за груз — все равно остается $90 миллионов.

Или так: пираты захватывают судно, на борту находится оружие. В итоге оружие получат исламские экстремисты, которым оно, скорее всего, и предназначалось, судовладелец получит свою страховку, а пираты — свои $2 миллиона. А значит, такой захват мог быть организован пиратами по заказу исламистов: ведь официально в Сомали оружие поставлять нельзя, однако если судно проходило мимо и было захвачено, то вроде бы как и не придерешься.

Полгода назад пиратов было сто человек, сейчас — тысяча. Они не связаны друг с другом, у них разные группы. На каждом катере — человек по 12. Плюс 3—5 человек на суше. Как такая группа может захватить целое большое судно вроде “Фаины” с оружием? Это просто похоже на отработанную схему поставок оружия террористам.

— Получается, что существующая ситуация всех устраивает?

— Пиратство — не дело рук одних сомалийцев. Они только исполнители. Представьте, у вас есть маленький катер — и надо обнаружить именно то судно, которое нужно. Разве это возможно? Выходит, что кто-то снабжает пиратов информацией. Говорят, что у захватчиков есть спутниковая система навигации. Но и у американцев она тоже есть, так почему же они не могут отследить такое большое судно? Вдобавок ни для кого не секрет, откуда выходят пираты, как они получают деньги. Вот я, посол, не могу получить через различные международные платежные системы больше 2000 долларов — меня постоянно спрашивают, откуда эти деньги. Как в таком случае пираты только за последние месяцы получили десятки миллионов? Есть основания полагать, что сами пираты из $2 млн. выкупа получают 100 тысяч. А где же остальные деньги, которые проходят через финансовые каналы в Дубае?

На днях Совбез ООН принял резолюцию 1844, которая ужесточает санкции против тех, кто способствует пиратству. И это важно. Ведь кто-то дает указания этим молодым людям. Кто-то получает деньги. Кто-то ведет за пиратов переговоры.

— Как же положить конец пиратству?

— Мы можем сами решить эту проблему. Не было ни одного сомалийского корабля или судна с сомалийским грузом, за которые пираты получили бы выкуп. Пару раз они попытались захватить наши суда — но им был дан жесткий отпор. Суда из Сомали с верблюжатиной идут один за другим в Саудовскую Аравию во время хаджа — и никто их не трогает. Потому что пираты знают, что будут убиты.

Совсем иное дело — с иностранными судами. Фирмы-судовладельцы фактически отстраняют сомалийское правительство и местные власти от решения проблемы с захватом заложников. Нас предостерегают от переговоров с пиратами и от насильственных действий против пиратов. А что нам делать?

Единственное, о чем мы просим международное сообщество, — помочь нам создать свою береговую охрану. Хотя бы выделить властям центрального правительства, Сомалиленда, Пунтленда по десятку катеров, пусть без оружия. Против официальных властей действуют санкции на поставку оружия, а тем временем пираты приобретают себе все новые катера на деньги, вырученные в качестве выкупа. И чем больше у них катеров, тем больше у них возможностей захватывать еще больше кораблей. Получается замкнутый круг.

— Выходит, что международное сообщество мешает властям бороться с корсарами?

— Да, нам мешают санкции на поставки оружия в Сомали. Но мы ведь хотим использовать это оружие для войны с пиратством, а не для межфракционной борьбы.

Можно создать береговую охрану под контролем ООН. Главное, чтобы там были сомалийцы. И бороться береговая охрана должна не с одним пиратством, но и с нелегальной торговлей оружием, наркоторговлей, браконьерством. Решать все надо комплексно. И нельзя откладывать это дело. Вчера было легче, позавчера вообще проблемы не было, все можно было предотвратить. А завтра будет уже поздно.

“Пиратство — повод для военного присутствия в регионе”


— И все-таки как выглядит схема поставок современного оружия и быстроходных катеров в Сомали?

— Сведения о первоклассном оснащении пиратов часто преувеличены. И действительно: откуда у пиратов берутся вооружение и техника? А откуда берется вооружение у сомалийских экстремистов, воюющих против Эфиопии, против войск Африканского Союза? В регион оружие доставляет не одна только “Фаина”. Один из источников — страны, находящиеся в конфликте с Эфиопией, которые используют Сомали как полигон, чтобы расквитаться с Эфиопией.

Вообще, многие страны вовлечены в эту сферу. Почти во всех странах региона есть негосударственные организации, которые заинтересованы в нестабильности. К примеру, в Йемене правительство борется против своих экстремистов, которые, в свою очередь, поддерживают сомалийских исламистов. Во вторник было сообщено о захвате пиратами йеменского судна. На самом деле его захватили еще за неделю до этого. За это время с него могли снять любой груз — и кто теперь узнает, какой это был груз и кому он предназначался?

— Если известно, где базируются пираты, где они удерживают захваченные суда, то почему бездействуют военные корабли тех же США или других стран НАТО, которых так много в районе Африканского Рога?

— Для многих иностранных государств пиратство — это дополнительный повод, чтобы держать свои военно-морские силы в регионе. Раньше это мотивировалось борьбой с терроризмом, теперь — еще и с пиратством. На самом деле трудно действовать против пиратов в условиях, когда компании-судовладельцы и страховщики не дают полной информации. Не скажу, чтобы все так делали, но очень многие. Мы хотели бы, чтобы Россия послала к нашим берегам не только “Неустрашимый”, но и другие свои корабли. Сейчас регион Африканского Рога становится очень опасным. Все эти корабли из разных стран (США и других стран НАТО, Индии и так далее) сосредоточены здесь, но нет согласованности. И могут возникнуть международные проблемы. Мы хотели бы, чтобы были проведены переговоры с участием сомалийского правительства, других стран региона и чтобы было достигнуто международное соглашение. Такого соглашения в мире еще нет, но оно могло бы стать примером для других регионов, сталкивающихся с угрозой пиратства.

Есть еще одна проблема. Французы решились на операцию по освобождению захваченных пиратами заложников, поскольку там было все ясно: французское судно под французским флагом с французскими гражданами на борту. А что может сделать та же Саудовская Аравия в случае с танкером? Насколько он вообще принадлежит саудовцам? Ведь шел он под флагом Либерии, на борту — команда из представителей многих стран. И надо иметь в виду, что в случае провала спецоперации пираты могут взорвать танкер, и случится страшное экологическое бедствие для всего региона.

— Давайте подведем итог: каков рецепт борьбы с пиратством?

— Во-первых, неукоснительное исполнение резолюции СБ ООН №1844. Во-вторых, создание береговой охраны. В-третьих, с пиратами надо бороться и на суше. На территории Сомали существуют различные власти на местах — им надо помогать. Надо успеть, пока пираты не начали контролировать местные власти. И, конечно, надо помнить, что наша молодежь не пошла бы в пираты, если бы у них была нормальная работа…

p-4-2.jpg

Этих сомалийских парней подозревают в пиратстве.



    Партнеры