На трон грядущий

Как вступали в должность предшественники Обамы

1 декабря 2008 в 15:07, просмотров: 1064

“Торжественно клянусь, что буду преданно исполнять обязанности президента Соединенных Штатов и буду по мере сил и возможностей сохранять, предохранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов”. Так звучит текст прописанной в Конституции США клятвы, которую произносит вновь избранный президент перед вступлением в должность. Принесение клятвы — обязательная процедура. Только после нее президент-элект становится законным главой государства и верховным главнокомандующим. Эти слова скажет и Барак Обама 20 января 2009 года. Как проходили инаугурации его предшественников и как выглядит церемониал в целом — выяснил “МК”.

Какую Библию выбрать?

Первым президентом, произнесшим слова клятвы, был Джордж Вашингтон. Это произошло 30 апреля 1789 года в здании Федерал-Холла в Нью-Йорке. Вашингтон повторял клятву, которую зачитывал канцлер Нью-Йорка Роберт Ливингстон. Завершив официальный текст клятвы, Вашингтон добавил уже от себя: “Да поможет мне Бог!” Эта фраза, хотя ее и нет в тексте конституции, тоже стала канонической. Вслед за Вашингтоном ее повторяли все последующие 42 президента США. Только два президента — Франклин Пирс и Герберт Гувер — вместо “клянусь” произнесли “заявляю”. (Один из них был квакером.) А президент Рузвельт, закончив речь, добавил: “Итак, я клянусь”.

Принося клятву, президент обычно держит руку на Библии. Это обычай, который светской конституцией, предписывающей отделение церкви от государства, не предусматривается. Многие президенты клялись на инаугуральной Библии Вашингтона; некоторые предпочитали свои — семейные.

Когда председатель Верховного суда США (шеф-судья) Оливер Эллеворт привел к присяге президента Джона Адамса, это тоже стало традицией. С тех пор и по 2005 год президентов приводили к присяге 14 шеф-судей, один обычный член Верховного суда, трое федеральных судей, двое судей штата Нью-Йорк и один… нотариус! Закон разрешает принимать президентскую клятву любому лицу, имеющему те или иные юридические полномочия. Исключение составил Джон Кулидж, отец президента Кулиджа, приведший сына, занимавшего тогда пост вице-президента, к клятве. Это произошло в 1923 году. Сын навещал отца в его загородном доме, когда ему сообщили новость о смерти президента Уоррена Гардинга. Никого из судей любого ранга поблизости не оказалось, и отцу пришлось самому “помазать” сына “на президентство”.

Кстати, президент клянется или на закрытой Библии, или открытой на том месте, где напечатана его любимая притча или содержится его “путеводное” изречение.

Говорил 2 часа, простудился и умер

После принесения клятвы президент обращается с посланием к стране. Между клятвой и посланием сводный оркестр всех видов вооруженных сил играет президентский гимн Hail to the Chief (“Слава вождю”). Раздается салют из 21 гаубицы батареи президентских салютов третьего пехотного полка США.

В послании президент задает тон правлению. Но вот четыре президента обошлись без него. Это Тайлер, Фильмор, Эндрю Джексон и Артур. Во всех этих случаях речь шла о вице-президентах, заступивших в должность после смерти своего шефа. Президент Форд, заменивший ушедшего в отставку после уотергейтского скандала Никсона, обратился к народу не публично, а по радио. Но он предупредил, что его обращение не является “ни инаугуральным президентским посланием, ни избирательной речью, а лишь небольшой искренней беседой между друзьями”.

Самым коротким стало второе послание президента Вашингтона — всего 135 слов. Самое длинное послание запузырил президент Генри Гаррисон (8495 слов) и был жестоко наказан за это. День его инаугурации выдался очень холодным. Гаррисон отказался от теплого пальто и говорил около двух часов — он подхватил воспаление легких и через месяц умер.

Речи скучные и не очень

По признанию летописца американского президентства Роберта Дэллека, “запоминающихся инаугурационных речей было мало”. Лишь несколько речей отличались сплавом ораторского искусства и глубины содержания. Среди них — послание Кеннеди, в котором он произнес знаменитую фразу: “Мои сограждане американцы, спрашивайте не о том, что ваша страна должна сделать для вас, а о том, что вы должны сделать для вашей страны!”  Выделяется и первое послание Вашингтона, в котором он говорил о “благоговении и смирении, когда моя страна позвала меня, страна, чей голос я не могу слушать без почитания и любви…”

Поправка “хромой утки”

В Конституции США дата инаугурации не указывалась. Но, поскольку сама она вступила в силу 4 марта 1789 года, “отцы-основатели” решили сделать именно этот день инаугурационным. Двенадцатая поправка о дне инаугурации 4 марта смешала карты плавного перехода власти. По ней получалось, что президент, избранный в ноябре, вступал в должность в марте следующего года, а конгресс, избранный в том же ноябре, аж в декабре будущего года! Нестыковка выглядела грандиозной и лишь частично оправдывалась транспортными и коммуникационными трудностями XVIII века и начала XIX. Но только в 1933 году двадцатая поправка сменила двенадцатую, а дата 20 января — дату 4 марта.

Двадцатую поправку иногда называют поправкой “хромой утки”, поскольку она значительно сократила сроки перехода власти из рук старых в новые. (В “междуцарствие” уходящие на покой президент и конгресс называются как раз “хромыми утками”.)

Когда 20 января падает на воскресенье, президент-элект приносит клятву в тот же день приватно, а на следующий — публично. Так что соблюдаются и двадцатая поправка, и воскресная привилегия граждан отдохнуть и повеселиться. По случайному совпадению президент Рейган произнес свою первую клятву в самый жаркий день из всех инаугураций (7 градусов по Фаренгейту).

20 января 2009 года, когда состоится инаугурация 44-го президента США Барака Обамы, — вторник. Он будет нерабочим лишь для жителей округа Колумбия, в который входит столица США Вашингтон, и некоторых графств граничащих с ним штатов. Причина тому сугубо прагматическая — разгрузить насколько возможно дороги Вашингтона.
Все президенты США приносили клятву именно в Вашингтоне — за исключением шести человек. Наиболее драматической была инаугурация Джонсона. Она прошла в Далласе на борту президентского лайнера у гроба с телом убитого Кеннеди в присутствии Жаклин, которая не успела смыть с костюма кровь супруга.

Сначала вице-, потом президент

Церемония инаугурации проходит при гигантском стечении народа на Капитолии, где находится конгресс США. Если погода хорошая, действо устраивают снаружи, если плохая — внутри. Кстати, в общем природа благоволила инаугурациям. С 1789-го по 1993-й 35 церемоний прошли при солнечной погоде, 10 — при дождливой, 7 — при снежной.

Церемонии организуются специальным совместным комитетом конгресса. Этот орган собирает и распределяет деньги для церемониальных событий. Билеты тоже распределяют конгрессмены. Поэтому в это время на законодателей идет усиленная охота.

Согласно протоколу, первым приносит клятву вице-президент-элект. Эту традицию установил Рузвельт в 1937 году.

Текст вице-президентской клятвы несколько отличается от президентской. Он гласит: “Я торжественно клянусь, что буду поддерживать и защищать Конституцию Соединенных Штатов от всех врагов, внешних и внутренних, что я буду с доброй совестью присягать, что буду выполнять эти обязанности свободно, без каких-либо душевных оговорок и целей избежания, и я буду хорошо и верно выполнять обязанности на посту, на который вступаю”. Согласитесь, что в этой неуклюжей формуле таится нечто фрейдистское. Слишком уж много клятв и обещаний, словно вице-президент изначально находится под подозрением, что он потенциальный Иуда.

Существует и традиция, по которой президент-элект и уходящий президент встречаются и вместе направляются на Капитолий. В 1837 году так впервые поступили Эндрю Джексон и Мартин Ван Бюрен. Они поехали на Капитолий в деревянной карете, сработанной из остатков знаменитого исторического фрегата U.S.S. Constitution. Еще одну традицию заложил в 1933 году Франклин Рузвельт. Перед инаугурацией он поехал в епископальную церковь Святого Иоанна помолиться. С тех пор так поступают все президент-электы. Сначала молятся Богу, а затем присягают народу, глас которого — глас Божий.

Панталоны, фрак, жилет

После инаугурации новые президент и вице-президент идут на ланч с членами конгресса. Это редкий случай, когда все они оказываются под одной крышей. В это время в Белом доме “на дежурстве” остается один из министров правительства. Если случится невероятное и все участники церемонии погибнут, “дежурный” министр станет президентом, чтобы не образовался вакуум верховной власти.

И еще одна традиция, стартовавшая со второй инаугурации Джефферсона в марте 1805-го: после всех церемоний на Капитолии автор Декларации независимости прошел парадом весь путь по Пенсильвания-авеню от конгресса до Белого дома. С тех пор этот президентский “крестный ход” совершают все президенты.

Шествие Рейгана в 1981-м стало особенно торжественным. Оно совпало с новостью о том, что после 444 дней заключения освобождены наконец 52 американских заложника в Тегеране. Народ ликовал. Рейган, стареющий голливудский красавец, был на высоте положения в роскошном фраке и блестящем высоком цилиндре. Это не было пижонством. Одеяние Рейгана должно было знаменовать наступление “имперского президентства” в отличие от разночинного картеровского: Картер прошагал всю Пенсильвания-авеню пешком в обычном рабочем костюме.

Вертолеты над Вашингтоном

Обычно в целях безопасности президенты едут по Пенсильвания-авеню в закрытых бронированных автомобилях, по обе стороны которых бегут агенты секретной службы. На пути к Белому дому президенты покидают свои лимузины один-два раза, чтобы “пообщаться с народом”. Места этих остановок выбираются заранее. Там собирают “надежную публику” и ставят усиленный полицейский кордон.

Обеспечение безопасности во время инаугурации требует сложнейшей хореографии и слаженности, как в балете. В нем участвуют помимо секретной службы другие подразделения правопорядка, эмиграционная и таможенная службы, Федеральная служба защиты, все пять видов вооруженных сил, капитолийская полиция, полиция города и округа Колумбия, а также представители правоохранительных органов соседних с Вашингтоном штатов. На крышах караулят снайперы, в толпе — детективы-психологи, в небе — вертолеты, а на дальних подступах — зенитная и ракетная артиллерия и истребители-перехватчики. Вопреки поговорке дитя у семи нянек глаза не теряет. Еще ни разу на инаугурациях не было ни одного покушения на президента.

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ ОБ ИНАУГУРАЦИИ


Теодор Рузвельт — единственный президент, который клялся без Библии.

Джон Куинси Адамс был первым президентом, явившимся на инаугурацию в брюках, а не в длинных шелковых чулках и камзоле.

Первая инаугурация, которая фотографировалась, — инаугурация президента Джеймса Бьюкенена в 1857 году.

Авраам Линкольн был первым президентом, кто включил в свой инаугурационный парад чернокожих — в 1861 году.

Инаугурация президента Мак Кинли в 1897 году была первой, снятой на кинокамеру.

Жена президента Тафта была первой леди, сопровождавшей мужа в параде на Пенсильвания-авеню (1909 год).

Президент Гардинг был первым, кто воспользовался автомобилем в инаугурационном параде (1921 год).

Первой инаугурацией, репортаж о которой передавался по радио, была инаугурация президента Кулиджа в 1925 году. А по телевидению — инаугурация президента Трумэна в 1949-м.

На инаугурации президента Картера впервые выделили специальную трибуну для инвалидов.

Рональду Рейгану во время его второй инаугурации в 1985 году пришлось “конкурировать” с футбольным Суперкубком — по значимости событий.

Первая инаугурационная церемония, передававшаяся по Интернету, — клинтоновская в 1997-м.



    Партнеры