Не прошли фейс-контроль

Дмитрий Рогозин: “Альянс дрогнул — иначе не скажешь”

3 декабря 2008 в 18:59, просмотров: 867

Украина и Грузия не получили План действий по членству в НАТО — таков итог встречи министров иностранных дел стран — членов альянса. Решение было предсказуемым, но это не умаляет торжества Москвы. Тем не менее на идее вступления соседних государств в НАТО вовсе не поставлен крест. Проблема непременно возникнет вновь. Вопрос — когда? Постпред России в альянсе Дмитрий РОГОЗИН в интервью “МК” заявил, что бушующий кризис делает грузино-украинские перспективы очень туманными.

— После саммита глав МИДов альянса Россия может праздновать победу. Однако по итогам встречи был принят годовой план сотрудничества Украины и Грузии с НАТО. Означает ли это, что через год проблема предоставления двум государствам ПДЧ примет нынешнюю остроту?

— По сути дела мы ожидали решения о предоставлении Украине и Грузии ПДЧ еще в апреле — на саммите НАТО в Бухаресте. Но когда мы стали демонстрировать своим партнерам (членам НАТО. — Н.Г.) предельную жесткость, то оказалось, что среди них есть те, кто воспринимает наши аргументы. Еще большее число партнеров оказалось на нашей стороне после действий Саакашвили в Южной Осетии. В итоге альянс дрогнул — иначе не скажешь. Итог заседания (глав МИДов альянса. — Н.Г.) — Украина и Грузия получили отлуп. Да, вводится годовой план сотрудничества этих стран с альянсом, который предусматривает, что НАТО будет следить за соблюдением Украиной и Грузией взятых на себя обязательств. В первую очередь речь идет об адаптации Вооруженных сил (к натовским стандартам. — Н.Г.). Но вооруженные силы Украины в упадке, а грузинские — разгромлены. Теоретически введение плана означает, что должен пройти год, а дальше будет решаться вопрос о предоставлении Украине и Грузии ПДЧ. Однако руководству НАТО нужно все-таки головку высунуть из штаб-квартиры альянса и посмотреть, что происходит в мире. В условиях кризиса у НАТО нет денег на расширение. Поэтому, честно говоря, я не верю, что через год можно будет говорить о перспективах Украины и Грузии по получению ПДЧ.

— Тем не менее альянс вовсе не отказывается от мысли принять оба государства в НАТО. И скорее всего рано или поздно это произойдет. При каких обстоятельствах Россия бы перестала возражать против вступления Украины и Грузии в НАТО?

— Для этого должно произойти перерождение альянса и его отказ от блокового подхода, что позволило бы России рассматривать НАТО как открытую организацию.

— Открытую для чего? Вы ведь не имеете в виду вступление России в альянс?..

— Мы не собираемся туда вступать, но при этом были бы заинтересованы в том, чтобы двери для нас были открыты. Понимаете, сейчас на дверях НАТО стоит фейс-контроль. Именно в этом Россия и видит враждебность. Но если наши партнеры примут предложения Медведева о новой системе евроатлантической безопасности, которая, безусловно, является новой философией, которая, например, предусматривает отказ решения вопросов силовым путем, то существование НАТО потеряет свой нынешний смысл. Если наши партнеры решатся вести такой диалог, то в новой архитектуре безопасности найдется место всем имеющимся структурам.

— Генсек НАТО г-н Схеффер вчера заявил, что выступает за возобновление контактов с Россией — “прогрессивное, но с условиями”. О каких условиях идет речь?

— Да, начинается процесс активного размораживания отношений с Россией. До конца этого года может состояться неформальное заседание совета Россия—НАТО. И это лучше, чем формальное. На неформальном можно хоть чай заказать. Шутка. После этого мы планируем другие контакты. На мой взгляд, речь могла бы идти о встрече глав МИДов России и НАТО.

Что же касается условий, о которых говорит Схеффер, то я пока не знаю, о чем речь. Наверное, мы с ним повстречаемся один на один, и он мне эти условия озвучит. У меня в свою очередь тоже есть поручения центра (в смысле — Москвы. — Н.Г.).

— Какие, например?

— Ну зачем я буду говорить? Что ж это за дипломатия тогда получится?..

Беседовала Наталья ГАЛИМОВА.

 
Реакция Грузии и Украины

Большинство украинских политологов восприняли решение Брюссельского саммита НАТО как само собой разумеющееся. Член комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны Валентин Зубов полагает, что такого решения “и следовало ожидать, потому что последние события в Украине, особенно политические, нестабильность в государстве не очень нравятся людям, которые хотят видеть нас в альянсе”. И лишь министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко бодро выдает желаемое за действительное: “На этом этапе мы достигли такого результата, которого хотели. Сегодня мы де-факто получили План действий по подготовке к вступлению в НАТО”, — сообщил он.

В Грузии же по привычке любое поражение готовы записать как победу. “Нам удалось сделать шаг вперед, — заявил госминистр Грузии по вопросам евроинтеграции Георгий Барамидзе. Сама глава МИДа Грузии Эка Ткешелашвили тоже старательно делает “хорошую мину”: “НАТО как организация выражает абсолютную готовность приложить максимальные усилия в рамках комиссии НАТО—Грузия для такого типа помощи, который приблизит Грузию к членству в альянсе. Акцент был сделан не на Плане действий по вступлению в альянс, а центральным предметом обсуждения стал вопрос, как помочь Грузии, чтобы она стала членом НАТО”, — разъясняет плюсы нового положения министр.

“Декабрьская оттепель”

The Times (Великобритания): “Министр иностранных дел Дэвид Милибэнд отрицает, что НАТО раскололось из-за Грузии и Украины. . Но по меньшей мере три члена альянса быстро заблокировали это, отказавшись идти на столь смелый шаг. ”.

The New York Times (США): “На своей последней встрече в НАТО госсекретарь Кондолиза Райс пошла на уступку (на умеренное возобновление диалога НАТО с Россией). В обмен Германия согласилась разрешить НАТО ускорить работу по подготовке Украины и Грузии в членству, с тем чтобы возложить все будущие решения на грядущую администрацию Обамы”.

Corriere della Sera (Италия): “ Что касается Грузии и Украины, то им придется долго ждать, прежде чем они смогут стать членами альянса: никакого ПДЧ, никакого ускоренного маршрута, в отличие от других новых членов альянса, принимавшихся с 1999 года. Такую “остановку” можно считать “компенсацией”, которую Москва могла получить и в которой, вероятнее всего, ей нельзя было отказать”.

Подготовил Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

МЕЖДУ ТЕМ

В 2009 году в НАТО, как ожидается, будут приняты Албания и Хорватия. Участники саммита признали, что эти страны выполнили поставленные перед ними требования и смогут стать полноправными членами альянса в апреле. Кроме того, министры иностранных дел стран Североатлантического блока поддержали планы США о размещении элементов системы ПРО в Польше и Чехии.





Партнеры