“Нас может спасти только капитализм”

Корреспондент “МК” позавтракал в Лондоне c главным редактором и внуком основателя журнала “Форбс” Стивом Форбсом

7 декабря 2008 в 19:28, просмотров: 303

Мы встретились в 9 утра в одном из дорогих отелей в районе Пикадилли. На столе было много фруктов, несколько видов сыра и свежая выпечка. Впрочем, ни к чему этому 61-летний миллиардер даже не притронулся. На завтрак ему принесли кофе из “Старбакс” и кока-колу с нулевым содержанием сахара.

— Кризис не повлиял на ваш вкус: все те же кофе и кока-кола, как в молодости...

— Да, люблю. Тем более что вреда в них почти никакого нет. Ведь без сахара. Но вам не обязательно брать с меня пример.

— Давайте начнем разговор с того, кто виноват в том положении, в котором оказалась мировая экономика. Политики в России, да и во многих других странах, во всем винят Америку. По-вашему, это справедливо?

— Думаю, что да. То, что сегодня происходит, — это катастрофический результат цепи крупных ошибок в экономической политике, допущенных американским руководством. Эти ошибки временно парализовали глобальную кредитную систему и подтолкнули США и Западную Европу к промышленному спаду.

— Разве кризис не продемонстрировал крах рыночной экономики?

— Вовсе нет. Все началось с рокового просчета Федеральной резервной системы (ФРС) в 2004 году, когда ей почему-то показалось, что американская экономика слабее, чем она в действительности была, и нуждается в дополнительной ликвидности. Тут же были напечатаны новые деньги, а ставка рефинансирования искусственно удержана на неоправданно низком уровне.

Но как только вы пускаете в оборот большой объем дополнительных денег, это немедленно сказывается на ценах на сырье и связанные с ним товары и услуги. Цены на нефть, металлы, на морские перевозки буквально выстрелили вверх.

— Вы хотите сказать, что дело не в ипотечном кризисе?

— Одновременно эти дополнительные деньги взорвали и без того идущий вверх рынок недвижимости. Он набирал темп после 1998 года, когда в США был практически отменен налог на доход от продажи недвижимости. Прежде банкиры были очень осторожны при выдаче ипотечных кредитов, а тут на фоне уверенного повышения цен решили: чего бояться, если должник не сумеет выплатить одолженную сумму, мы сами продадим эту недвижимость на рынке с хорошим плюсом. В результате многие банки понизили требования к кредитам, стали отказываться от депозитов и обращать внимание на то, какую часть доходов заемщика составляет ипотечный взнос.

К чему это привело? К тому, что стал надуваться огромный пузырь. Это все видели, но доходы были такими, что никому не хотелось останавливаться. Почему, например, ФРС не вмешалась, не забила тревогу? Почему министерство финансов не потребовало, чтобы ФРС прекратила крутить печатный станок? Потому что администрации Буша нравился слабый доллар. Он снижал стоимость экспорта и давал возможность улучшить цифры нашего торгового баланса. Очевидно, что ипотечный кризис никогда не достиг бы этих пропорций, если бы ФРС придерживалась политики сильного доллара.

— То есть в кризисе виноваты не алчные банкиры, а государство?

— Да, несмотря на очевидные ошибки правительства, политики и пресса сваливают все на отсутствие жесткого контроля за банками. Главным виновником объявляется рыночная экономика. Впрочем, тут нет ничего нового. Такое уже бывало и раньше. Знаете, с чего началась Великая депрессия? С так называемой тарифной поправки Смута-Хоули 1930 года, которая резко повысила таможенные пошлины на импорт. Другие страны немедленно ответили тем же.

Мировая торговля оказалась в состоянии коллапса. Прекратилось международное движение капитала. Интересно, что, когда эта поправка была впервые внесена в конгресс в 1929 году, биржи отреагировали падением. Когда поправку отклонили, биржи пошли вверх, а после ее принятия годом позже — акции обвалились. А добил американскую экономику президент Гувер, который в 1932 году поднял подоходный налог с 25 до 63 процентов. Мало того, он еще ввел налог на чеки — плати Дяде Сэму сбор всякий раз, когда выписываешь кому-то чек. Как следствие, клиенты стали забирать из банков наличность, и в 1933 году многие банки вообще закрылись.

— И что же, по-вашему, теперь нужно делать?

— Прежде всего перестать криминализировать ошибки финансистов. В старину, когда предприятие оказывалось банкротом, его хозяин нередко попадал в долговую тюрьму. Одним из значительных достижений цивилизации и экономического прогресса стала идея “ограниченной ответственности”, по которой инвестор отвечал только за деньги, вложенные им в дело. Его личные активы оставались в безопасности. Не будь принципа “ограниченной ответственности”, мы бы до сих пор жили на уровне 1850 года, потому что никто не брался бы рисковать.

Но после корпоративных скандалов компаний “Энрон” и “Уорлд ком” федеральные и местные прокуроры стали активно искать в неудачах крупного бизнеса злой умысел. Конечно, было допущено немало серьезных корпоративных ошибок, и негодяи были справедливо наказаны. Но надо признать, что преследованиям подверглись и многие невиновные представители бизнеса. Предпринимателю надо дать право на риск и на ошибку. Не на преступление, а на просчет. Это даст ему возможность искать новые перспективные возможности для бизнеса.

Предпринимателю нужно помочь. Новые правила функционирования банков, принятые сегодня в Вашингтоне, могут серьезно осложнить жизнь предпринимателю, затруднив ему доступ к капиталу.

— Вы призываете государство перестать регулировать бизнес?

— Нет, финансовый сектор, безусловно, нуждается в новых нормах и правилах. Необходимо, например, произвести “инвентаризацию” наблюдающих за ним многочисленных государственных структур, которые очень часто дублируют друг друга. Можно провести ревизию и стандартизацию существующих финансовых инструментов, отбросить наиболее экзотические и обеспечить прозрачность операций. Но все эти меры не должны быть карательными, не должны затруднять работу компаний.

Другое важное условие предотвращения новых кризисов — снижение налогов. Политики никак не хотят понять, что налоги — не только источник госдохода, но и обуза для бизнеса. Подоходный налог — это цена, которую вы платите за возможность работать, а налог на прибыль — это цена, которую ты платишь за успех. Снижение налогов приводит к повышению эффективности и дает возможность идти на риск, без чего нет успешного предпринимательства. Я думаю, надо ввести единый невысокий налог. Как это сделали, например, в России и 24 других странах.

— Каких шагов вы ждете от администрации Обамы?

— Сложно сказать. Мы его совсем не знаем. Но должен признать, что он набрал очень сильную финансовую команду. Тимоти Гейтнер, Ларри Саммерс и Кристина Ромер — это знающие люди, способные принять правильные решения.

— Какая судьба ждет доллар?

— Сильный доллар очень важен для американской экономики. Полагаю, что хорошим барометром в этом смысле было бы золото. ФРС должна “завязать” доллар на цену золота. Что-нибудь в районе 500—550 долларов за унцию. Тогда рынки перестанут опасаться того, что доллар опять пойдет вниз.

— Рубль в последнее время стремительно дешевеет. До какого уровня он может скатиться?

— Мне представляется, что рублю следует ориентироваться на евро. Может быть, его не надо жестко привязывать к европейской валюте, но было бы полезно установить некую связь между ними. Это не значит, что у евро не может быть каких-то неприятностей в будущем, но в любом случае они будут временными.

Я полагаю, что у России хорошие перспективы на достижение успехов в экономике. У вас сильная наука, много специалистов в высокотехнологических областях. Вам надо теснее сотрудничать с Европой. Посмотрите, как успешно развиваются “новые” европейцы — Румыния, Польша, страны Балтии. Последние растут просто как на дрожжах.

— А вас не пугают быстро увеличивающиеся размеры государственных долгов? В Британии, например, он за 3—4 следующих года может вырасти до триллиона долларов. А у тех, у кого были солидные запасы, они начинают таять. Это ведь огромные цифры.

— Совершенно. Сейчас важно любой ценой возродить экономику, поставить ее на ноги. Глобальная экономика жива, она никуда не делась. Нужно только задать ей правильные настройки и не мешать. Капитализм уже не раз вытаскивал планету из рецессии. Уверен, что сделает он это и теперь: станет приносить прибыль и даст возможность погасить задолженности.



Партнеры