Новый крестовый поход

Корреспондент “МК” побывал в первом рейде православной столичной дружины

7 декабря 2008 в 18:49, просмотров: 304

О том, что в России могут быть созданы православные народные дружины, заговорили несколько недель назад. Правозащитники высказались по этому поводу достаточно критично — кто-то заявил, что такая структура станет аналогом “черной сотни”. Но тем не менее — в Москве уже есть люди, называющие себя “православной дружиной”. И корреспонденты “МК” первыми из журналистов отправились в первый рейд дружины.

День для православных траурный — скончался патриарх. Но рейд не отменили. Улица Новаторов, двор дома №36, — здесь была заявлена точка сбора. Действующие лица и исполнители — члены дружины, сочувствующие, корреспонденты “МК”. Время: 19.30. Глава созданной дружины — Виктор Милитарев, характеризуемый как “русский националист”. Члены дружины — пятеро местных жителей, по большей части дамы.

Собрались мы возле здания бывшего теплового пункта, которое в 30-х годах было храмом. Пять лет назад Милитарев и товарищи узнали об этом и стали бороться за его восстановление. На этой почве насмерть поругались с местной управой. Сейчас здание заколочено, стены его расписаны православными лозунгами, на крыше, как и положено, крест. Преступников, пусть и мелких, во дворе не видно — попрятались, видимо, испугавшись наших героев. Зато стоят хорошо всем известные парни в черной форме — “Союз православных хоругвеносцев”. Куда ж без них. Бейсбольных бит пока не видно. Спрашиваю Виктора Милитарева о маршруте.

— Сегодня у нас “премьера”, поэтому маршрут будут не очень долгим. Пройдем по району, посмотрим на сносимые пятиэтажки — там власти обычно селят мигрантов. Ну и так, за порядком следить будем.

— А вот если заметите преступников или там мигрантов незаконных, ваши действия?

— Какие действия? В милицию сообщим.

Идем. Прохожие, несмотря на легко узнаваемые одежды хоругвеносцев, в стороны не шарахаются. И то хорошо. Представитель последних рассказывает мне, что вот недавно была акция. Жгли книги идейных врагов. Тут же Виктор вступается и сообщает, что лично он и его единомышленники такие вещи осуждают.

— Уж больно все это отдает фашизмом и делами инквизиции. Это не наш стиль.

Спрашиваю о фирменном стиле и целях. Как на уроке отвечает. Мол, современный горожанин не знает ни своих соседей, ни истории. Это плохо.

— Я пять лет пытался организовать домком. Ничего не получалось, никто не хотел идти. А тут идея восстановления храма неожиданно сплотила жильцов. И бедных, и зажиточных. И пошло-поехало. Так что в наших реалиях объединить людей может только православие. Я теперь так считаю.

Максим — хоругвеносец. Укоряю его: как же так, молодежь смотрит на их акции, а потом убивает инородцев.
— Никакого отношения к скинхедам мы не имеем. Мы за возрождение православных традиций.

К беседе подключается Дмитрий — глава так называемого “Православного антирейдерского комитета” (век живи — век учись: есть, оказывается, и такой!).

— Завтра утром семь православных дружин со всей Москвы пойдут “в народ”. Пойдем с миссионерской акцией — будем раздавать православные листовки гастарбайтерам! И на Поклонную гору пойдем, и на стройку Москва-Сити…
Наталья — преподаватель в средней школе. Но тоже член дружины.

— Я сейчас с ребенком дома сижу. В окошко выглянешь — там наш храм. Ну и тепло становится на душе, — говорит она. — А власти собираются здесь устроить паркинг. Обещают, что для всех, но ясно же, что для нас там места не найдется. Будут ставить машины жильцы элитных домов, которые по соседству. Не могу пройти мимо…

Минут через сорок наше патрулирование заканчивается. Возвращаемся к точке старта. Наша небольшая группа стоит у теплостанции (бывшего храма). Внутрь их не пускают власти. Раньше на храме был другой крест — но кто-то его сломал. Тогда-то и установили этот, более основательный. Сегодня вот решили помолиться за упокой патриарха. Нестройно звучит “Вечная память”. Равнодушный город нас не замечает. Вместе со всеми молюсь и я. Вечная память!

Все происходящее напоминает какую-то картину из древнехристианской эпохи. Или молебен на Соловках в пору существования там концлагеря. И это, пожалуй, самый светлый момент в сегодняшнем патрулировании. Все остальное сильно напоминало театральную постановку. Но вот молитва была искренней.




Партнеры