Школу не дали оправославить

Минобрнауки не давало своего разрешения на обязательное преподавание детям религиоведческих предметов

7 декабря 2008 в 18:46, просмотров: 1010

На днях прокуратура Пензенской области признала незаконным обязательное преподавание в местных школах предмета “Православная культура”. Провалившийся “эксперимент” в Пензенской области не был первым. В 2006 году точно такой же — и с тем же результатом — пыталась запустить Белгородская область. А в более мягкой, необязательной форме — Калужская и Владимирская области. Во всех случаях “экспериментаторы” использовали один и тот же предлог — так называемый региональный компонент школьной программы.

Условия для протаскивания в школу религиоведческих предметов создает коллизия двух российских законов — “Об образовании” и “О свободе совести и религиозных объединениях”. Нынешняя редакция первого позволяет регионам формировать до 10% школьной программы, делая все выбранные предметы обязательными для всех местных школьников. В основном это краеведческие предметы — вроде “Москвоведения” в столице, и их введение не вызывает протестов родителей. Однако “Основы православной культуры” вводить нужно на основе Закона “О свободе совести и религиозных объединениях”, а не Закона “Об образовании”, разъяснила “МК” начальник отдела Департамента госполитики Минобрнауки Татьяна Петрова. А потому все здесь будет по-другому.

Закон “О свободе совести и религиозных объединениях” относит все связанное с религиозными чувствами школьников до их совершеннолетия к ведению родителей. А в этом случае школа может вводить религиоведческие дисциплины только с их согласия и только при наличии выбора для детей разных вероисповеданий. На практике это может выглядеть только так: пока желающие изучают основы православной культуры, дети из мусульманских семей изучают основы исламской, а атеисты — внерелигиозные предметы вроде этики. Лишение их этой возможности — нарушение закона, равно как и отсутствие учебников, утвержденных хотя бы на региональном уровне, а также специально подготовленных учителей по ОПК, подчеркнула Татьяна Петрова.

Все это неоднократно обозначали первые лица государства. Разъяснения в том же духе давали Общественная палата и Минобрнауки. Тем не менее попытки внедрить ОПК в качестве обязательного предмета на территориях с традиционно сильными позициями РПЦ продолжаются вновь и вновь. А вслед за ними — рост напряжения в обществе, протесты прокуратуры и органов управления образованием.

Не исключением стало и пензенское дело. В министерстве образования Пензенской области “МК” подтвердили информацию об инциденте с предметом ОПК. Однако, как отметил чиновник министерства, православная культура преподавалась лишь в одной школе — и сейчас урокам уже “задана форма, соответствующая всем требованиям”. В то же время в Минобрнауки категорически опровергают утверждения местных церковных иерархов и бывшего районного главы управления образованием Пензенской области Евгения Кададова о якобы имеющихся разрешениях Минобрнауки навязывать школьникам ОПК. “Ничего подобного не было! Пусть покажут документы”, — заявила “МК” глава профильного отдела ведомства.

Вводя ОПК, чиновники на местах любят отговариваться тем, что это — предмет культурологический. А раз так, то ни у прокуратуры, ни у общественных организаций вопросов возникать не должно. Однако это — лукавство. Ключевым является принцип добровольности, и там, где он соблюден, проблем не возникает. “У нас “Основы православной культуры” введены в младших классах, в качестве регионального компонента, — рассказал “МК” министр образования Брянской области Петр Тарико, — в учебном плане на этот предмет зарезервировано 1—2 часа в неделю. Чтобы ребенок его изучал, нужно разрешающее заявление от родителей”.

В Москве проблем нет: здесь основы православия преподаются лишь в качестве факультативов. Однако в масштабах страны успокоение в умах наступит разве что после вступления в силу нового закона о госстандарте образования 31 августа 2009 года. С этого дня региональный компонент исчезнет из жизни. А с ним — и сопутствующие проблемы.



Партнеры