Лавочников Сделали Стратегической Отраслью Экономики

Такой вывод можно сделать из последних заявлений премьер-министра РФ

7 декабря 2008 в 17:09, просмотров: 660

Ближайшие три, от силы четыре месяца покажут, насколько наша исполнительная власть (от малых муниципальных структур и до самого верха, до Правительства РФ) соответствует реалиям жизни, насколько чиновники в состоянии адекватно реагировать на события, управлять страной, быть эффективными. И так далее. И, что самое главное, насколько они могут поступиться своими корыстными интересами ради того, чтобы действовать так, как им прикажет премьер-министр Владимир Путин.

Премьер в ходе своей недавней прямой телевизионной линии с народом, прошедшей 4 декабря, затронул, наверное, максимум возможных тем, всплывающих так или иначе в последнее время. И в большинстве своем так или иначе связанных с кризисом. Пусть для самого Путина словосочетание “кризис российской экономики” так и осталось непреодолимым, поливариантные эвфемизмы типа “сложный период”, “зеркало мирового кризиса”, “кризисные явления в нашей экономике” никого обмануть не в состоянии. Пожалуй, впервые премьер говорил напрямую с теми, пусть и тщательно отобранными и скорректированными в вопросах людьми, задававшими тем не менее по-настоящему острые вопросы.

И, что оказалось очень немаловажным, премьер подтвердил принципиальный курс на поддержку малого бизнеса. Мало того, он включил этот сектор в число трех наиболее приоритетных направлений поддержки государством реальной российской экономики. Позвольте процитировать дословно: “И мы будем требовать от банков давать информацию по объемам кредитования трех секторов — это сельское хозяйство, оборонно-промышленный комплекс и малый и средний бизнес”. Напомню, речь шла о 175 млрд. рублей, выделенных через банки для поддержки реального сектора. Пусть Путин потом и оговорился, что этими тремя секторами список не ограничивается и он еще весьма длинен. Пусть понятно, что по сравнению с ОПК малому предпринимательству достанутся суммы несравнимо меньшие. Важен сам принцип “отбора тройки”: сельское хозяйство, ОПК, малое и среднее предпринимательство.

Вроде бы две первых составляющих трехзвенной системы господдержки обосновать весьма просто, даже исходя из самой примитивной логики. Аграрный сектор — производство продуктов питания, обеспечение жизни населения, которое должно осуществляться даже в самых крайних и диких условиях, когда, простите за совершенно чудовищное предположение, у страны не останется, к примеру, ни единого доллара для закупок импортного продовольствия. ОПК — стратегически важная отрасль, которая должна прикрыть государство, его территориальную целостность силой оружия от возможных агрессий и иного рода силовых посягательств.

Казалось бы, малый и средний бизнес рядом с этими двумя монстрами не стоит и стоять не может. Парикмахерская, прачечная или кафешка с одной стороны и высокотехнологичное производство стратегических бомбардировщиков?

Однако Путин поставил их в один ряд, и, поскольку он мало что делает спонтанно и случайно, а отличается крайней продуманностью в логике решений и заявлениях (думается, тот, кто полагает, что высказывание премьера про “одно место” Саакашвили — случайный экспромт, очень заблуждается), очень похоже, что сделал он это вполне осознанно. Причину этого, кстати, можно найти в словах самого премьера: “Малый и средний бизнес, безусловно, являются очень гибкой формой хозяйствования и быстрее всего реагируют на происходящие изменения на рынке труда и в условиях сложностей в мировой финансовой системе и у нас в стране заслуживают самого пристального внимания и поддержки”. Ну, пожалуй, можно привести и еще одну цитату, чтобы окончательно удостовериться, что исполнительная власть в нашей стране начала относиться к этому сектору экономики не как к детям, а по-серьезному: “Именно малый бизнес способен активно генерировать новые рабочие места, новые точки роста, оказывать действенное влияние на диверсификацию и повышение эффективности экономики. Все это сейчас нам крайне необходимо”. Правда, последняя цитата — из выступления Владимира Владимировича двумя днями ранее в прямом телеэфире.

К слову, на прямой линии премьер-министр повторил те решения, которые были озвучены им двумя днями ранее, на первом заседании правительственной комиссии по вопросам регионального развития, прошедшем 2 декабря в Ярославле: “В 2009 году на поддержку малого бизнеса поступят серьезные ресурсы из федерального бюджета — 10,5 млрд. рублей. Еще до 30 млрд. рублей будет направлено по линии Банка развития. Контроль за целевым и эффективным использованием этих средств будет самый жесткий”.

Кстати, в Ярославле Владимир Владимирович дал гораздо более развернутый рецепт помощи малому и среднему предпринимательству в России, чем сделал это на прямой линии с телезрителями. Необходимыми мерами содействия начинающим предпринимателям и тем, кто еще не успел развиться до стадии крупного бизнеса, стали, в частности, необходимость скорейшего принятия закона о ликвидации избыточных административных барьеров (“Он содержит и такую радикальную меру, как переход к уведомительному порядку открытия собственного дела в таких востребованных малым бизнесом сферах, как общественное питание, розничная торговля, бытовые услуги и ряд других”. В.В.Путин), “рекомендация” региональным властям принять региональные законы по снижению ставки налога на малый бизнес с 15% до 5% до конца года, чтобы эти законы вступили в силу с 1 января 2009 года. И, что очень значимо для этого сектора экономики, окончание формирования перечня помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности, которые будут предоставляться в аренду предпринимателям.

Учитывая крайнюю болезненность вопроса помещений для реальных предпринимателей, Путин сделал на этом очень важном нюансе особый акцент: “Условия аренды должны быть стабильными и необременительными. Там, где это целесообразно, надо дать возможность бизнесу выкупить занимаемую недвижимость на максимально льготных условиях. Например, дать рассрочку по платежам не менее чем на три года”.

Еще один принципиальный момент, на котором премьер-министр решил заострить внимание, — участие предпринимателей в госпрограммах разного уровня, доступность и прозрачность муниципальных и региональных заказов для представителей бизнеса с целью исполнения ими заказов от соответствующих органов исполнительной власти. И здесь Путин заложил самую потенциально взрывоопасную “бомбу”: “Подчеркну — любой эффективный бизнес, а не тот, который является “своим” для тех или иных чиновников”.

С чем связана такая резкая расстановка акцентов по отношению к малому бизнесу? Если бы не кризис, власть, возможно, и не захотела бы повернуться лицом к малому бизнесу. Но, с одной стороны, угроза того, что значительное количество россиян будет в ближайшие пару месяцев выброшено на улицу, стала восприниматься правительством как одна из наиболее реальных. А с другой — ни одна из госкомпаний, ни один из лидеров стратегических отраслей не сможет в кратчайшее время создать такое количество рабочих мест, которое не позволит общему числу “новых безработных” достичь стадии критической массы, которая снесет все на своем пути. Александра Сергеевича читали все, особенно нынешние руководители страны, и уж его формулировку про русский бунт, “бессмысленный и беспощадный”, они наверняка запомнили. И кто, кроме малого и среднего бизнеса, будет способен обеспечить приемлемый уровень доходов этой части населения?

Так что малое и среднее предпринимательство, против воли и в соответствии с ней, действительно становятся стратегическим фактором не столько развития страны, сколько в первую очередь ее сохранения.

Вопрос только в том, поймет ли этот четкий мессидж премьер-министра среднее и мелкое чиновничество, привыкшее на местах “вить жилы” и “сдирать шкуры”?



    Партнеры