Канал жизни

Размышления над книгою Ю.Лужкова “Вода и мир”

7 декабря 2008 в 16:32, просмотров: 498

Автор книги уже не раз удивлял меня редкой способностью: увидеть старую проблему по-новому, в новом, как говорят художники, ракурсе. Это и есть новаторство. Не зря замечено: новое — это хорошо забытое старое. Об этом и в Книге Книг: “…все это было, было…

И то, чего не было: уже тоже было…”

Помню, Лужков как-то заявил:

— А ведь Хрущев-то был прав насчет кукурузы…

Напомню эту давнишнюю историю. Никита Хрущев ушел с политической сцены с обидным прозвищем — “кукурузник”. Побывав однажды в Америке, он был поражен масштабами развития культуры кукурузы в этой стране. Американцы производят гигантское количество кукурузного зерна — для себя и на экспорт. Ну, во-первых, климат позволяет, а во-вторых… голова есть на плечах… Американцы едят кукурузу — готовят из нее массу полезных блюд; благодаря кукурузе они содержат гигантское поголовье домашнего скота; гонят из кукурузы свой бурбон, отличный виски… (А вот теперь — жаль, Хрущев не дожил, — и автомобили у них начинают ездить на топливе, приготовленном из кукурузы.) Мы же тратили тогда (и тратим сейчас) миллиарды долларов на импорт кукурузного зерна.

Вот Хрущев и решил освободиться от этой кукурузной зависимости, предложил выращивать эту культуру на всех пригодных для ее культивирования земельных площадях. Дело погубили угодливые дураки. Известно же: заставь дурака Богу молиться… Кукурузу начали сеять повсюду, не считаясь с климатическими условиями, — чуть ли не у Полярного круга. Затея с треском провалилась, исправить ошибку у Хрущева уже не было времени: вскоре его сняли, пришив ко всем его прегрешениям и “кукурузное дело”.

Когда Лужков уверял, что неплохо бы вернуться к планам Хрущева, он знал что говорил. Будучи ученым-химиком, добросовестным исследователем, вообще пытливым, ищущим человеком, он у себя на участке под Москвой выращивает кукурузу в два метра ростом с развитыми початками.

* * *

Но это преамбула, так сказать, штрих к портрету автора книги “Вода и мир”.

Лужков возвращает нас к истории 20-летней давности. Многие помнят эту грандиозную эпопею под названием “поворот рек”. Закрытие всех работ по осуществлению грандиозного созидательного проекта воспринималось тогда ошалевшим от свободы обществом как великая “победа демократии”. На самом деле это было преступление перед Родиной — и политическое, и экономическое.

В книге Лужкова речь идет о сибирской части проекта — о канале Обь—Средняя Азия.

Предполагалось забрать 7% избыточных и паводковых вод в нижнем течении реки Оби и направить эти кубокилометры на юг, дабы напоить южные, умирающие от засухи сибирские земли. (Заметьте, всего 7%, ничтожнейшую часть, к тому же избыточных и паводковых вод — вот вам и весь “поворот” могучей сибирской реки!) Далее канал мог пойти через Казахстан, очень нуждающийся в воде, и затем же в Сырдарью и Амударью — чтобы спасти Аральское море.

Кто-то, наверное, скажет: ну и слава богу, что проект не состоялся; на хрен нам Арал? Он теперь в чужих государствах!

Это так. Но погубленный Арал, превратившийся за последние годы в три крутопересоленных озерка (а земли вокруг него стали засоленными пустынями), очень серьезно влияет на экологию южных земель Европейской и Восточной России. Давно уже пора приложить совместные усилия, чтобы спасти Аральское море.

* * *

Сегодняшнему думающему российскому гражданину трудно даже уместить в голове — почему именно этот проект, со всех вроде сторон выгодный России, вызвал такой гнев общественности 80-х годов? Творческой, замечу, общественности — работников пера, художников, политиков. Не народа, нет! Народ либо ничего не понимал в поднятой шумихе, либо был обеими руками “за”. Как, например, десятки миллионов жителей Средней Азии. Они даже обиделись на старшего Брата, не захотевшего поделиться с ними “кружкой воды”.

Мы жили в единой стране, и, конечно же, не существовало тогда такого веского аргумента, как денежная выгода. И предположить не могли, что воду можно продавать среднеазиатским республикам. И продавать задорого. Многие страны нынче торгуют водой, вода в скором времени будет не дешевле нефти.

Тем не менее великий проект был зарублен на корню. Без весомых и убедительных аргументов. Писатель Сергей Залыгин, один из главных закоперщиков войны против проекта, пустил в обиход ловкое словечко — поворот. Мол, они (эти, которые наверху) задумали повернуть реки вспять. Тут уж и простой обыватель взъярился. Логика-то у него проста: одно дело зачерпнуть несколько ведер из речки, чтобы полить огород, и другое — повернуть речку в сторону огорода.
“Ишь чего они задумали, эти маразматики из Политбюро, — повернуть реки!”

А проект-то был совсем не большевистский. Идея — сбросить часть стока северных рек на юг — возникла в России еще в первой половине XIX века. Тысячи русских и советских ученых работали над этой проблемой, десятки научно-исследовательских институтов трудились над ней. И все коту под хвост!

* * *

Человечество строило каналы для орошения издревле. Самый известный в истории — Канал фараонов. Он был прорыт за несколько веков до нашей эры. Канал забирал воды из Нила и орошал безводные пустыни. Можно вспомнить Великий Китайский канал, построенный 15 веков назад. Можно привести свежие примеры.

Как бы выглядела Туркмения без Каракумского канала? А что было бы со степным Крымом, кабы не Северо-Крымский канал? А возможна ли была жизнедеятельность такого мегаполиса, как Москва, если бы не было канала Москва—Волга?
А вот пример, который убедит и наших западников, привыкших смотреть в рот Америке. Уж они-то, наверное, побывали в Южной Калифорнии и ее столице — городе Ангелов. Видели пышную растительность, плодородные почвы. Такой стала Южная Калифорния благодаря двум каналам: Северному — который сбрасывал на юг часть вод реки Сакраменто, и панамериканскому — забирающему часть стока воды из реки Колорадо.

* * *

Так почему же все-таки был загублен гигантский труд русских и советских ученых? Может быть, предполагалось затопить города, поселения, памятники древнего зодчества?

И это не так. Трасса канала должна была пройти по безлюдным местам Западно-Сибирской низменности. Мало кто там бывал, но мне (когда я был студентом-геологом) пришлось немного поработать в этих местах. Комары и болота. А под ними богатые залежи нефти и газа. Только добыть их трудно — места эти мало пригодны для человеческой жизнедеятельности.

Так почему же?

Ощущение, что осуществлялся чей-то злой замысел. Не смею на этом настаивать, но уж больно все совпадает. Теперь, по прошествии многих лет, замысел стал понятен: разрушить СССР, для начала разделить его. План удался.

В случае с южными республиками это непросто было сделать, если бы канал существовал. Если бы билась, трепетала, гнала кровь та живая пуповина, накрепко связывающая земли и народы. Чтобы оторвать от России южные республики, пришлось бы перерезать пуповину.

“История не терпит сослагательного наклонения”, — говорят историки. От частого повторения это банальное утверждение стало звучать как аксиома. Но если задуматься — никакая это не аксиома. Всякий серьезный исследователь время от времени должен задаваться вопросом: если бы?.. “Если бы мы тогда поступили не так, а эдак?..” Такой подход называется анализом, работой над ошибками.

Русский историк Василий Ключевский писал (цитирую по памяти): “Мы совершили столько ошибок, что достаточно не повторять их, чтобы стать лучше…”

* * *

Итак, если бы… Если бы орды невежественных “демократов” — писателей, художников, политиков — не загубили бы труд русских и советских ученых, что бы было сегодня?

По тогдашним планам канал мог быть построен за 6—7 лет. Кстати, сегодня, в начале ХХI века, и канал рыть нет необходимости — уже существуют огромные, 6—8-метрового диаметра трубы, по которым можно подавать воду. Так вот, если бы водопровод Обь—Средняя Азия уже существовал, — что бы мы имели сегодня?

А. Жители южных засушливых областей Сибири получили бы в достаточном количестве питьевую воду и воду для орошения земель.

Б. Была бы восстановлена (хотя бы отчасти) экология Аральского моря, и южные плодородные земли России перестали страдать от засоления и песчаных бурь.

В. Прибавим сюда денежную выгоду. Вода с каждым годом будет стоить все дороже — вододоллары пахнут не хуже нефтедолларов.

Г. Самое главное. Наши взаимоотношения с государствами Средней Азии, где живут (правильнее сказать — страдают) миллионы наших соотечественников, выглядели бы совершенно иначе.

Эти страны все больше отделяются от нас, они навсегда оторваны от России. Пока еще мирно настроены к ней, но кто знает, какую штуку выкинет история. После того, что случилось с Грузией и Украиной, удивляться не приходится.
Канал или водопровод, существуй он не на бумаге, а в действительности, накрепко связал бы эти страны с Россией.
Вот на какие размышления навела меня книга Юрия Лужкова.

* * *

Читатель вправе задать вопрос: вот он говорит, что полезное дело погубили невежды — писатели, политики… А сами-то кто?

Разумеется, я тоже дилетант. Но как бы это объяснить — только наполовину. Все-таки у меня высшее геологическое образование. Много лет я изучал геологию, гидрологию, геотектонику, геофизику, сейсмологию… Диплом мой назывался “Поиски нефтеносных месторождений методами сейсморазведки”. И как раз в тех местностях, о которых идет речь, — в Западно-Сибирской низменности и в Средней Азии.

Конечно, для серьезных ученых моя точка зрения — тьфу! — но, согласитесь, иметь собственное мнение по данной проблеме я имею полное право.



Партнеры