Мигранты и другие москвичи

Председатель столичного парламента поделился планами законодателей

10 декабря 2008 в 19:05, просмотров: 799

Как московские власти представляют себе идеальный порядок привлечения иностранной рабочей силы в столицу? Начнется ли распродажа объектов культурного наследия Москвы? Когда наконец будет принят закон об отзыве депутатов городского Законодательного собрания? Об этом в преддверии 15-летия Мосгордумы рассказал в интервью “МК” ее председатель Владимир ПЛАТОНОВ.

— Владимир Михайлович, недавно премьер Правительства России Владимир Путин предложил увеличить квоты на использование иностранной рабочей силы. Вы считаете это необходимой мерой? Или, может быть, есть другие пути решения проблемы?

— Сразу скажем, за последнее время ситуация работы с миграционными потоками изменилась в лучшую сторону. Но я уверен, что этот процесс нуждается в дальнейшем усовершенствовании. Есть определенное сходство между работниками, приезжавшими ранее по лимиту, и теперешними гастарбайтерами. Они работают там, где не хватает рабочих рук. И надо использовать то положительное, что уже было наработано и проверено на практике. Сейчас определенные положительные результаты в работе с мигрантами у нас есть. Но система показала и свои минусы.

Так, Москва подала заявки на привлечение в 2008 году 380 тысяч иностранных работников — эта цифра появилась не с потолка, а на основании скрупулезного изучения потребностей рынка. И вот уже летом все годовые квоты были выбраны. Но рабочие места, по которым делался запрос, в то же время заполнены не были!

— Почему так получилось?

— У нас уведомительная система регистрации иностранных работников. И вот они получают квоты на работу, приезжают… И дальше никто не следит, трудоустраиваются они или нет. Более того: люди, заявляющие о каких-то профессиональных навыках в той или иной области, могут этой профессией и не обладать вовсе. Подтверждения квалификации от них никто не требует. Поэтому мы считаем, что необходимо делегировать субъектам РФ право по отбору желающих у них работать и по созданию условий для их работы. Думаю, многое можно вернуть из советской системы, когда организация, нанимающая сотрудника по лимиту, брала на себя обязательства обеспечить его койко-местом в общежитии, набором социальных и медицинских услуг. При этом приезжий мог здесь завести семью и в дальнейшем получить прописку.

И если мы не сможем вернуть систему жесткого контроля, придется просто увеличивать лимиты на привлечение иностранных работников.

 — Считаете ли вы, что нужно заменить уведомительный порядок регистрации иностранных работников на принудительный?

— Я бы назвал это прозрачной системой. Когда регион знает, кто ему нужен конкретно. А если не нужен — то и не приглашает. И это не просто прихоть городских властей! Мы несем ответственность перед москвичами за создание рабочих мест. Может ли человек с образованием каменщика конкурировать с людьми, готовыми работать вдвое больше за зарплату вдвое меньшую? А нам нужно заботиться в первую очередь о москвичах.

— Кстати, об интересах москвичей. Сейчас они все чаще теряют работу в связи с финансовым кризисом…

— Действительно, все больше поступает информации о сокращении рабочих мест. У меня вот родственницу с работы уволили. Но сегодня у нашей страны запасы прочности значительно выше, чем перед прошлым дефолтом. Надеюсь, взвешенные и продуманные действия властей позволят эти запасы прочности использовать более рачительно.

— Недавно Мосгордума приняла закон о приватизации объектов недвижимости, имеющих статус памятников. Когда, по вашим прогнозам, начнется грандиозная распродажа культурного наследия столицы?

— Грустно, что СМИ преподнесли эту новость как начало торговли памятниками. Такое право у Москвы было еще в 1994 году, когда Ельцин подписал соответствующий указ. И закрепил общемировую систему, когда памятники содержатся не за счет бюджета, а на деньги частных собственников. Но для них установлены огромные ограничения с целью сохранения этого памятника. Москва этим правом воспользовалась лишь в 2001 году, но потом был введен мораторий, пока власти Федерации и власти города не разберутся, где чьи памятники. Эта работа завершена, и мы привели наше городское законодательство в соответствие с федеральным. Скажу сразу, что с 2001 года было продано всего 30 памятников. И уверяю вас — это были развалюхи. Теперь мы создали условия, чтобы это были не просто памятники под охраной государства, а чтобы было что реально охранять.

— Недавно Юрий Лужков заявил о том, что не против возвращения порядка выборности глав регионов. Прокомментируете его слова?

— Во время интервью в прямом эфире Юрия Михайловича спросили, как лично ему лучше работать. И он честно ответил, что ему было бы лучше управлять городом, если бы его выбрали прямым голосованием. Это было почему-то растолковано как предложение вернуться к старой системе выборов глав регионов, что ни в коей мере не соответствует действительности. В свое время Юрий Лужков поддержал новый порядок. Ведь при прямых выборах глав регионов страдали многие города и области России — выберут они себе человека, а потом 4 года с ним мучаются. К этому старому порядку можно было бы вернуться, если внести серьезные поправки в законы, позволяющие избранного народом человека отзывать. Но зачем это делать, если такая система есть уже сейчас? И то, что многие называют назначением, на самом деле выборы: просто главу региона теперь выбирают избранные народом парламентарии.

— Кстати, об отзыве. Вы вот уже не счесть сколько лет работаете над законом об отзыве депутата. А Дума его все никак не примет. Какова ситуация с этим документом?

— Закона об отзыве депутата сейчас нет, и мы пытаемся восполнить этот пробел в законодательстве. Сейчас я жду заключений на законопроект от фракции “Единая Россия”.

— И опять будете его вносить? Его же уже один раз не приняли!

— Закон обязательно будет. Нельзя создавать касту неприкасаемых. Есть порядок досрочного прекращения полномочий и президента, и глав исполнительной власти. И я считаю, что должна быть система досрочного прекращения полномочий парламентариев всех уровней. Но вы прекрасно понимаете, что путь самоограничения очень тернист.

Смысл моего законопроекта прост: избранный депутат должен знать, что его полномочия могут быть прекращены, если он прогуливает заседания, не участвует в голосованиях и саботирует прием населения. Закон будет основанием для инициативы (граждан или партии) о досрочном прекращении полномочий депутата. С депутатами, избранными по партспискам, проще: на их место придет следующий в списке. Что касается одномандатников, то по ним придется проводить процедуру антивыборов, а потом — новые выборы. Но этот закон — не для кары. Ни один уважающий себя избранник народа не допустит того, чтобы к нему предъявили претензии подобного рода.

 А напоследок хотелось бы сказать вот что. Мне очень приятно, что “МК” интересуется деятельностью Мосгордумы, что мы не сходим со страниц вашей газеты. Тем более что в конце 2008 года городской парламент отмечает свое 15-летие, в связи с чем мы готовим ряд интересных мероприятий: конференции, выставки. Мосгордума — власть, созданная для москвичей. Спасибо москвичам за то, что они приходят на выборы.



Партнеры