Смерть ребенка была оправдана

Простив приемного отца Димы Яковлева, американский суд выдал индульгенцию другим горе-родителям

18 декабря 2008 в 20:30, просмотров: 2618

История усыновленного американскими родителями 21-месячного Димы Яковлева, который погиб по вине приемного отца, получила шокирующий финал. Суд округа Ферфакс в штате Виргиния оправдал 49-летнего Майлса Харрисона, который оставил приемного сына на целый день в раскаленной на солнце машине. Суд признал его… “невиновным в непреднамеренном убийстве”. Страшная и мучительная смерть, странный и нелепый приговор.

В этой истории вопросов гораздо больше, чем ответов. Майлс Харрисон и его супруга Кэрол усыновили мальчика из России в мае 2008 года, а сама трагедия произошла спустя 3 месяца — 8 июля. В тот день Майлс должен был забросить малыша в ясли в городке Эшберн по пути на работу в соседний Херндорн. Однако по каким-то причинам он поехал прямиком на работу и припарковал машину с ребенком рядом с офисом, где малыш и провел последующие 9 часов. (Как позднее выяснила судмедэкспертиза, в тот день воздух в машине мог прогреться до 55 градусов по Цельсию.) К концу рабочего дня кто-то из коллег Харрисона заметил, что в машине заперт ребенок. Однако было поздно: горе-отец достал мальчика из машины и вызвал “скорую”, но вскоре малыш скончался.

“Боже, я убил сына”

По словам свидетелей, произошедшее буквально убило Харрисона: он склонился над ребенком и повторял: “О боже, я убил сына”. Вскоре Майлса госпитализировали, и последующие несколько дней приемный отец провел в больнице.

Харрисона решили не заключать под стражу, поскольку, по мнению следователей, общественной опасности он не представлял. После опроса самого виновника трагедии и его жены Харрисону было предъявлено обвинение в непреднамеренном убийстве, что по законам штата Виргиния грозило ему до 10 лет лишения свободы. “Преступная халатность, крайне грубая, беспричинная, заслуживающая порицания и показывающая полное безразличие к человеческой жизни” — именно так в соответствующей статье кодекса штата Виргиния определяется непреднамеренное убийство. В этой связи формулировка приговора выглядит нелепой.

— Суд, без каких-либо оснований усомниться в обратном, не нашел элементов состава преступления по статье “непреднамеренное убийство”. По этой причине подсудимый признается невиновным — такой сухой формулировкой судья Терренса Ней поставила точку в деле. Выходит, что поведение Харрисона не заслуживает порицания и все остальное, сказанное в статье кодекса, тоже к нему не относится — просто несчастный случай?

“Я думал, он в яслях…”

Только сама судья знает, почему она вынесла такое решение. Местные газеты сходятся в том, что она не могла не поддаться тяжелейшей атмосфере горя и отчаяния, которая царила в зале. Сам обвиняемый сидел, схватившись за живот, а после объявления приговора грохнулся в обморок. Когда зачитывали показания соседей и друзей семьи, которые наперебой доказывали, какими любящими родителями были Майлс и Кэрол, в зале слышались всхлипывания.

“Я никогда не видела, чтобы отец так заботился о своем сыне, как Майлс заботился о малыше” — это были слова воспитательницы яслей, куда отец так и не довез в тот день малыша. Выступала в суде и мать Харрисона Сьюзен Сигал: “Я помню, как мы возили Чейза (так назвали Диму приемные родители. — А.А.) сдавать кровь. Я и Кэрол очень боялись этого, а Майлс держал малыша на коленях и пел ему футбольный гимн штата Огайо. Чейз смотрел на него с восхищением. А он все пел и пел…” Супруга Кэрол вторила ей, говоря, что опасалась, что первыми словами Чейза станет именно этот гимн — на 21-м месяце жизни мальчик так и не разговаривал. Адвокат семьи Питер Гринспан строил свою защиту на том, что Майлс Харрисон просто не мог намеренно причинить вред своему сыну, поскольку он его очень сильно любил и ждал: в заслуги Харрисона защитник включил и тот факт, что “он целых три раза ездил в Россию, чтобы усыновить его”.

— Вы знаете, как так произошло, что вы забыли ребенка в машине? — спросил адвокат своего подопечного, на что тот отрицательно покачал головой.

— А если бы в тот день кто-то спросил вас, где ваш малыш, то что бы вы ответили?

— В яслях… — простонал подсудимый.

— Здесь стоит вопрос о родительской ответственности, — вмешался прокурор. — Это тот случай, когда взрослый человек добровольно решил заботиться о чужой жизни. Этот человек взял на себя ответственность за жизнь Чейза тем утром. И он засунул его в раскаленную машину, а затем оставил его там.

Несмотря на заверения прокурора, что Майлс не мог не увидеть ребенка на заднем сиденье, поскольку, перед тем как закрыть машину, обошел ее и достал с переднего сиденья вещи, судья поддалась общей мысли, как будто витавшей в воздухе в тот день: этого человека наказала жизнь, и тюремный срок только убьет его, а не исправит. Но даже так сложно объяснить приговор. Почему, на худой конец, Харрисону не дали условный срок — чтобы другим неповадно было?

Прецедент исчерпан

В российском Уголовном кодексе существует понятие “преступной небрежности” — когда лицо не предвидело возможности наступления последствий, но при необходимой внимательности должно было их предвидеть. Если предположить, что отец действительно случайно оставил ребенка в машине по небрежности (хотя все равно в голове плохо укладывается — как это стало возможным), то деяние Харрисона можно охарактеризовать именно так. А значит, горе-отец все равно виновен, хотя волевой элемент вины в его деянии и отсутствует: то есть он не хотел, но это случилось. И произошедшее по такой трактовке не несчастный случай, а пусть и непреднамеренное, но самое настоящее убийство.

То, что подобный приговор ужасная ошибка и опасен в первую очередь для самой Америки, — очевидно. С 1998 года в США погибли 376 детей — как приемных, так и родных — будучи оставленными на жаре в автомобиле. Подобные случаи вызывают не меньшее негодование в американском обществе, чем традиционная стрельба в школах и университетах. За последние 10 лет в разных штатах в зависимости от конкретной ситуации обвиняемые получали за аналогичные преступления либо реальные сроки, либо условные, либо оправдывались. Как известно, в США действует прецедентное право, то есть каждый последующий случай судится на основе предыдущих. И значит, такой приговор — индульгенция для всех горе-родителей — настоящих и будущих, — по чьей “забывчивости” гибли и будут гибнуть дети.

Комментарий ЮРИСТА


Наталья Селезнева, преподаватель кафедры уголовного права и процесса РУДН:

— В американской уголовной системе наличие состава преступления (по американской терминологии — элемента преступления) определяется по двум признакам — совершение лицом деяния и так называемый “виновный дух”, то есть форма вины. А степень вины, в свою очередь, очень влияет на приговор.

В случае со смертью приемного сына у судьи “не сложился” этот самый элемент преступления. Цели и заведомости в поступке нерадивого американского папаши судья, видимо, не нашел. Впрочем, суд опроверг и наличие неосторожности(!) в действиях подсудимого.

Дело в том, что в законодательстве США понятие “неосторожность” определяется как сознательное игнорирование существенного и неоправданного риска. Действия отца, впрочем, можно было определить как преступную небрежность — однако разница между небрежностью и неосторожностью в американских законах не определена. Поэтому и момент преступной небрежности автоматически отметается.

КАК В США СУДИЛИ ЗА АНАЛОГИЧНЫЕ ДЕЛА?

Май 2007 года, Калифорния. 27-летняя Хэли Уэсли оставила 10-месячную дочь Мэддисон в семейной “Хонде” на 6 часов, пока сама находилась на работе. Малышка умерла от обезвоживания. Мать признали невиновной с формулировкой “ужасная трагедия, но не убийство”.

Ноябрь 2008, Мэриленд. 39-летняя Лорейн Фотледж на 40 минут оставила своего ребенка в раскаленном “Шевроле Субурбан” на парковке у супермаркета в Аннаполисе. Ребенка удалось спасти, а мать приговорили к месяцу тюрьмы и $500 штрафа.

Июль 2008, Вайоминг. 5-месячный Дэниел погиб по вине матери Кэмилин Хэдлин, оставившей его в машине на жаре. Суд признал ее виновной, однако благодаря тому, что защите удалось достичь сделки с правосудием (подсудимая признала свою вину), Кэмилин получила лишь 18 месяцев условного срока.

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Ольга Костина — член Общественной палаты РФ, лидер правозащитного движения “Сопротивление”:

— Мы в этом году плотно занимались проблемой, связанной с огромным количеством преступлений против детей, совершаемых в России, и выявили великое множество “дыр” в законе. Тогда мы посмотрели, как защищены дети в других странах, и обнаружили, что именно в США — самые жесткие меры, направленные на защиту ребенка от любого насилия. Особенно те, что касаются усыновителей и опекунов. Например, там карается даже оставление ребенка в коляске возле магазина. Только за это в США можно получить огромный штраф или даже тюремный срок. На этом фоне история с оправданным папашей абсолютно непонятна.

— Вы тесно сотрудничали с минюстом США, чем, на ваш взгляд, можно объяснить это оправдание?

— За мальчика попросту некому было постоять — у этого ребенка ведь, кроме отца-американца, никого не было.

— Как исправить эту несправедливость?

— Правовая система США устроена таким образом, что в случаях преступлений против детей госорганы могут вмешаться в ситуацию и без заявителя. Насколько я знаю, прокурор страны (США), который курирует направление, связанное с правами детей и жертвами среди них, была в недоумении от вердикта. Наша правозащитная организация уже обратилась с письмом в минюст США, где мы как раз просим проверить решение судьи. С гневным письмом выступило и наше посольство в США. Надеюсь, что совместными усилиями нам все же удастся добиться отмены данного вердикта.

А КАК У НАС?

Более чем мягким наказанием отделалась на днях жительница села Мокрое Можайского района Подмосковья, которая оставила свою новорожденную дочку в лесу на произвол судьбы.

Как сообщили “МК” в Мособлпрокуратуре, 33-летняя Екатерина родила дочку в середине мая. Спустя пять дней дамочка выписалась из роддома, зашла в лес и, накормив напоследок дочку, оставила ее на деревянной доске. Полуживого ребенка обнаружили прохожие.

Девочке поставили диагноз — переохлаждение и желтуха. Екатерина пояснила, что оставила малышку, поскольку побоялась не прокормить троих детей.

Женщину лишили родительских прав. На днях мировой судья приговорил дамочку к полугоду лишения свободы условно. Столь мягкое наказание Екатерина получила, поскольку признала свою вину, а девочка осталась жива. Суд также учел, что она растит двух детишек, 4 и 12 лет от роду. А малютку уже удочерили.



Партнеры