Собачьи какашки

Все, бестолочи двуногие, вам хана!

19 декабря 2008 в 16:30, просмотров: 437

На днях в Комитете по безопасности Госдумы были рассмотрены свеженькие, еще неопробованные на зубок поправки к Закону “О государственной тайне”. Чем, спросите, они нам грозят? Ужесточением бдительности соответствующих органов по отношению к самому понятию “гостайна” и — по совместительству — к понятию “государственная измена”.

Что это, собственно, значит? Да хотя бы, к примеру, то, что любое ваше общение с иностранными гражданами, сомнительное с чьей-то точки зрения, может отныне запросто считаться самой что ни на есть “изменой Родине”! А что за такое полагается? Правильно, немедленный и безоговорочный расстрел! Что, скушали?!

С другой же стороны, вы лично отныне сможете совершенно безнаказанно стучать на своего соседа, ухватившись за тот же самый незначительный на первый взгляд повод.

Ура! Шпиономания в нашей стране опять возрождается! “Не болтай, враг за углом, и он не дремлет!” — так примерно звучит новый старый лозунг неопатриотической эпохи.

Но повышенная бдительность по отношению к ближнему — этого, братцы, еще недостаточно. Враг может подстерегать нас не только на соседской кухне, но и — страшно подумать! — внутри нас самих. Так что отныне, взглянув с утра в зеркало, каждому порядочному гражданину следует тщательно исследовать собственную помятую физиономию на предмет ее лояльности. Исследовать и задаться вполне законным вопросом: “А я ли это или не я?”

Впрочем, подозрительность, недоверие к ближнему и неистребимая страсть к стукачеству всегда были свойственны человеческой природе. Равно как и неумеренное желание заглянуть в замочную скважину будущего. И это любопытство в наше время только усиливается. До самых что ни на есть неуемных, беспардонных пределов. Вы спросите, с чего вдруг?

Да просто время, в котором нам с вами угораздило жить, — это своего рода культурная пересменка, эпоха предчувствия глубоких антропологических мутаций, начало Новой Истории. Да, да, не пугайтесь! В этой самой истории такое подчас случается.

Именно поэтому наш современник так часто и с такими сомнениями заглядывается в зеркало с тем, чтобы задаться этим и впрямь сакраментальным вопросом: “Я это или не я? А может, это шпион, пришелец из нашего близкого уже, такого манящего и такого пугающего будущего?”

И эти сомнения неудивительны. Человечество, наша цивилизация и наша культура давным-давно живут нетерпеливым ожиданием этого будущего. И разве вам лично не любопытно попробовать угадать, каким окажется “новый человек” и сможем ли мы опознать в нем хотя бы какие-то собственные свои, прежние, привычные слабости? Или достоинства, если таковые вообще еще у кого-то имеются.

Нет, не сомневаюсь: среди нас найдется немало “упертых” товарищей, которые будут настаивать на том, что человек в основе своей был, есть и будет тем, что всегда скрывалось под маской Homo Sapiens. Он будет вечно влюбляться и ненавидеть, грешить с чужими женами, рожать детей (законных и не очень) — словом, воспроизводить в общих чертах тот стереотип (точнее, тот антропологический тип), который складывался всеми прошлыми тысячелетиями.

Но позвольте, граждане дорогие, если б человек всю дорогу стремился только к стабильности, кем бы в итоге стали мы с вами? И существовало бы вообще такое понятие, как развитие, прогресс, наконец, сама история? Ой, что-то я сомневаюсь!

Мне кажется, что приход каждой новой культурной эпохи провоцировался в первую очередь тем, что человек упрямо, со страстью и чуть ли не с ненавистью отталкивался от самого себя. От себя вчерашнего.

Ну да, конечно! Человек, несмотря на весь консерватизм традиций, всегда хотел и стремился меняться. Но вот то, что происходит с нами сейчас, решительно не похоже на все предыдущие наши культурные гримасы.

И в первую очередь потому, что фантастическая резвость развития нынешней медицины позволяет творить самое невероятное: без всякого сожаления вышвыривать на помойку части собственного тела — ручки, ножки, грудь, сердце и прочие немаловажные штуковины! А на их место вставлять всяческие винтики-шпунтики и имплантаты.

Иными словами, человек начал самым беззастенчивым образом вмешиваться в свое тело, лепить из него все, что ему заблагорассудится, нагло узурпируя таким образом то, что прежде было исключительно функцией Творца!

Похоже, он просто упорно хочет отделаться от собственного тела, обретя нечто принципиально новое. Достаточно только вспомнить паноптикум профессора Гюнтера фон Хаггенса из Гейдельбергского института пластинации. А ведь он уже сравнительно давно таскает по Европе целую выставку трупов, законсервированных методом пластинации на 50 тысяч лет вперед. И что вы думаете? Сегодня в очередь на пластинацию выстроились аж 1350 сумасшедших!

Согласитесь, подобный массовый цинизм в отношении собственного тела, “самого совершенного божественного творения”, был бы прежде решительно невозможен! Да нет, я вам даже больше скажу: сегодня человек просто одержим страстью вытеснить кругом себя все живое, запросто меняя обожаемых домашних тварей на ублюдочных “тамагочи” и прочих электронных болванов, а весь этот осязаемый, живой и дышащий мир — на некую глубоко условную виртуальную реальность.

Человек словно бы устал от собственной цивилизации и сейчас подсознательно ожидает симптомы каких-то глобальных перемен, чего-то “чужого”, стороннего, способного, возможно, вытащить его из прежней, порядком поднадоевшей ему шкуры.

Похоже, именно это ожидание и порождает в его воображении бесконечных монстров, инопланетян, “чужих” — в общем, своего рода посланцев, “шпионов из будущего”, существ, начисто лишенных привычных нам антропоморфных черт. По сути, они заполнили сейчас чуть ли не все пространство наших масс-медиа, все пространство нашей с вами жизни!

А может, и нас самих.

Началось то, что называется биографией “нового человека”, “новой антропологией”. И фактически — НОВОЙ ИСТОРИЕЙ, из которой нам с вами известно только начало.



Партнеры