Александр Иоффе: “Сам факт приезда скорой юридической помощи уже снимает проблемы”

В своем Послании Федеральному собранию президент потребовал “перестать кошмарить бизнес”

21 декабря 2008 в 16:08, просмотров: 34187

Каким образом можно было бы воплотить это требование президента в жизнь, президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства, советник мэра Москвы Александр ИОФФЕ рассказал корреспонденту “МБ” Наталье КОТОВОЙ.

— Наш бизнес привык все вопросы решать с помощью денег, почему?

— Предприниматели свыклись с этим, это стало обыденным явлением. Проще дать, чем сопротивляться. Проще не жаловаться, а попробовать решить вопрос полюбовно. Поэтому у нас такой почти тотальный разврат произошел. Бороться с этим надо очень долго и по всем направлениям.

— Каким образом?

— Первое — законы. Как федеральные, так и региональные. Сейчас наконец-то поняли, через столько лет, что законодательство надо проверять на его коррупционноемкость. Второе — практика. Надежды на то, что предприниматели будут приходить, жаловаться и писать заявления, мало. Надо им помогать. К примеру, мы создали в Москве систему скорой юридической помощи. Теперь во время любой проверки предприниматель может позвонить туда и попросить помощи. Приедут юристы, и уже сам факт их присутствия во многих случаях сводит проверку на нет.

— И этот механизм работает?

— Еще как. Мне тут позвонил один предприниматель и говорит: “К нам пришла проверка, причем сразу из всех ведомств: милиция, ФСБ, санитарные службы, строительный надзор, экологический надзор, управа — все вдруг явились проверять мое предприятие”. Я попросил нашего ответственного секретаря совета поехать туда и посмотреть, что реально происходит. Он приехал, вошел в помещение и сказал: “Я из общественно-экспертного совета мэрии при правительстве Москвы по малому и среднему предпринимательству”. Сразу ушло две трети проверяющих, просто встали и ушли.

— Ушли, потому что большинство проверок незаконны?

— Многие проверки действительно не подкреплены никакими документами. А должно быть соответствующее предписание, описана цель проверки. Еще есть закон, который запрещает проводить проверки чаще, чем раз в два года. Проверки по возможности должны быть комплексными. О проверке надо предупреждать заранее. Многие предприниматели этого не знают, а юристы знают. Поэтому сам факт приезда скорой юридической помощи уже снимает какие-то проблемы. И даже если проверка законна, ее решения также можно оспорить. На самом деле масса контролеров законодательства не знают. И они делаю грубые ошибки при проведении проверки. А проверка, проведенная с нарушением нормативных правил, является недействительной. И наши юристы, замечая эти огрехи, могут снять, по сути дела, все претензии проверяющих служб. Поэтому эту систему надо развивать и поддерживать, в том числе за счет государственного вмешательства.

— Как же все-таки навести порядок с многочисленными проверками, одной юридической скорой помощи на всех не хватит?

— У нас огромное число проверяющих — более 50 органов. Поэтому если говорить о борьбе со всем этим проверочным беспределом, то первое, что надо сделать, — это провести очень жесткую ревизию всех этих контор. Надо посмотреть, какие службы вообще лишние. Далее очень жестко прописать их функции. Если ты занимаешься санитарным состоянием, то только это и проверяешь — ни шагу влево, ни шагу вправо. Это первое. Второе — жестко проверить все внутренние инструкции, на основании которых они действуют, и исключить какое-либо пересечение функций одной проверяющей организации другой. Третье — надо разобраться с нашим Административным кодексом, который прописывает полномочия административных органов и штрафы. Надо отменить вилку штрафов, потому что размер штрафа по усмотрению проверяющих — это огромное поле для коррупции. Такие лазейки должны быть уничтожены. И еще надо ввести норму: чтобы каждая первая проверка не сопровождалась никаким штрафом.

— А как быть с навязыванием услуг аффилированных фирм, как бороться с этой формой коррупции?

— Это “святое”, одно дело — брать деньги прямо в карман, другое — настоятельный совет воспользоваться консультационными услугами фирмы, которая, к примеру, делает пожарную сигнализацию или монтирует систему безопасности. Бороться можно. Есть хорошие идеи, прописанные в “антикоррупционном” законе, который сейчас принимается. Например, открывает предприниматель бизнес, он не ходит по инстанциям, они его не терзают, он просто подписывается под тем, что знает все правила, которые есть, и обязуется их выполнять.

— Предприниматели жалуются на произвол налоговиков, ведь законный возврат НДС не получить, пока не заплатишь деньги, как решить эту проблему?

— У меня есть рецепт. Отменить НДС вообще и навсегда, как налог, который препятствует экономическому развитию и который является коррупционным налогом. Знаете, сколько у нас НДС платит весь бизнес? $35—38 млрд. В принципе большие деньги. А теперь давайте посмотрим, сколько сейчас государство влило в государственные банки, корпорации и прочие особо важные структуры. Уже гораздо большую сумму. Отмена НДС помогла бы всему бизнесу и обошлась бы дешевле.

— Есть ли уверенность, что государство всерьез решило взяться за вымогателей и взяточников и все не закончится очередной говорильней?

— Есть надежда, что все это будет выполнено. Но процесс этот сложный и длительный. Поскольку сопротивление будет чудовищное. Каждый будет биться за свой кусок хлеба, намазанный маслом. Никто не захочет отдавать полномочия, возможность наказывать, миловать, давать разрешение.

— Коррупция в таком масштабе — это чисто российская особенность?

— Во многих западных странах такой коррупции нет, поскольку достаточно жесткое законодательство. Например, я был у приятеля в Америке, который там занимается строительным бизнесом. Он мне рассказывал, как жестко контролируется в Соединенных Штатах процесс строительства. Попробуй забить гвоздь в фанеру не через 10, а через 15 сантиметров. Все отдирай, даже с тобой разговаривать не будут. Есть норма, ты ее обязан знать и выполнить, и тебя обязательно проверят. Но ни за какие деньги ты эту проблему не решишь. Потому что проверяющий дорожит своей работой, его задача обеспечить качество строительства. То качество, которое обеспечит безопасность людей, которые будут жить в этом доме. То есть в обществе есть определенные традиции, которые воспитывались веками.

— То есть рецепта три: жесткое законодательство, изменить мозги и не бояться жаловаться?

— И максимально сокращенное законодательство. Для того чтобы решить проблему, у нас вносятся новые законы. В результате законы становятся сложнее, их невозможно выполнить — и все начинают договариваться. А на самом деле сейчас надо бы отменять, отменять и отменять. Упрощать, упрощать и упрощать. К примеру, мы говорим, у нас страшная коррупция на таможне. А почему? Потому что у нас тысячи разных пошлин на разные товары. К примеру, таможенная пошлина на язык говяжий условно 5 копеек, а на свиной — 25. Понятно, что по документам у нас свиной язык никто не ввозит, а все ввозят говяжий. И все договариваются. А если разделить товары на группы и ввести единые пошлины для той или иной группы, все: можно половину таможенников выгнать с работы. Потому что процесс станет автоматическим. Нам надо идти по пути радикального упрощения процедур.
К сожалению, мы упустили свой исторический шанс создать внятное законодательство в 90-х, когда все законы только принимались. А сейчас мы имеем то, что имеем.



Партнеры