Нас ждет кластерный бум

Экономика развитых стран в настоящее время перешла к инновационному типу развития

21 декабря 2008 в 16:02, просмотров: 438

Россия также делает пока не очень успешные попытки пойти по этому же пути. Опора инновационного развития во всем мире — малый бизнес. Но не у нас. Доля малых предприятий, генерирующих инновации, крайне невелика. А между тем современная экономика развивается по определенным правилам. Для нее характерна постановка инновационного процесса в центр качественных, количественных и структурных изменений, превращение инновационного процесса в постоянно действующий фактор. Все это дает синергетический эффект, когда скорость изменений становится беспрецедентно высокой.

Согласно последним данным Росстата, инновационной деятельностью в России в 2007 г. занималось 10,8% обследованных добывающих, обрабатывающих предприятий и компаний по производству и распределению электроэнергии, газа и воды. При этом технологические инновации внедрялись в 9,4% организаций, маркетинговые — в 2,5%, организационные — в 3,5%. Всего же в РФ в 2007 г. насчитывалось 2485 организаций, осуществлявших технологические инновации, для сравнения: в 2006 г. их было 2490. Для такой страны это очень мало.

Анализ показывает, что одной из причин нашего медленного продвижения в этом направлении является несовершенство методов разработки и внедрения инновационных продуктов. Обладая огромным научно-техническим потенциалом, мы на протяжении многих десятилетий не можем добиться максимальной отдачи от него. У нас существует разрыв между наукой, разработкой новых технологий и продуктов и производством. Каждая сфера варится сама по себе. И это отбрасывает нас далеко назад. За последние 10 лет уровень России в мировом обороте наукоемкой продукции устойчиво не превышает 0,3%. В глобальном индексе конкурентоспособности Россия переместилась с 53-го на 62-е место. В последнее время государственные расходы на инновационное развитие существенно возросли. В пересчете к ВВП наша страна расходовала на инновационные проекты около 1%. В целом это соответствует уровню развитых экономик. Но если брать в расчет абсолютные цифры, то Россия тратит на инновации в 5,5 раза меньше Китая. Да и те деньги расходуются не всегда эффективно. Яркий пример — Федеральные целевые программы. Их реализуют несколько министерств. И часто они не согласовывают свои действия. И получается, что часть средств используется бессмысленно.

В свое время известный австрийский экономист Йозеф Шумпетер определил инновации как “осуществление новых комбинаций”. По его мнению, инновационный процесс — это динамическая конкуренция, в которой фирмы стремятся к инновациям, но различными путями.

Однако не везде и не всегда возникает такая ситуация. Почему некоторые экономики столь индифферентны к внедрению всего нового и прогрессивного? Часто это связано с тем, что среда, в которой они функционируют, не способствует появлению у них таких качеств, не стимулирует к переходу на инновационные рельсы. Именно такая ситуация весьма характерна для России. Да и откуда что возьмется, если отечественная экономика — одна из самых монополизированных в мире. В России доля малого бизнеса всего 12%, зато 20—30 крупных компаний обеспечивают основное производство под маркой “сделано в России”. И процесс монополизации экономики углубляется. Если в начале 2000-х годов 80% ВВП производили 1200 компаний, то в 2008 г. — всего примерно 500. В такой ситуации законы рынка не работают, слабо способствуют росту инновационной активности.

Если такая среда не возникает естественным путем, то следует это делать с помощью целенаправленной политики. В мире успешно существует подобный механизм — это кластеры. Именно в их границах особенно успешно развивается малый инновационный бизнес.

На кластеры одним из первых обратил внимание М.Портер, который определил их следующим образом: “Кластер — это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга”. Ученый обнаружил, что наиболее конкурентоспособные в международных масштабах фирмы одной отрасли обычно не бессистемно разбросаны по разным развитым государствам, а имеют свойство концентрироваться в одной и той же стране, а порой даже в одном и том же регионе страны. Для кластера характерно сосредоточение наиболее эффективных, взаимосвязанных групп успешно конкурирующих фирм, которые выращивают “бриллиант” национальной экономической системы и обеспечивают конкурентные позиции на отраслевом, национальном и мировом рынке.

Кластер — это не просто некое сообщество связанных между собой технологическими цепочками компаний. Внутри его возникает во многом совсем иная атмосфера, в которой формируется особый производственный уклад. И, может быть, именно он и является главной ценностью всей этой неформальной структуры. Компании получают возможность делиться положительным опытом и снижать затраты, совместно используя одни и те же услуги и поставщиков. Постоянное взаимодействие способствует формальному и неформальному обмену знаниями, сотрудничеству между организациями с взаимодополняющими активами и профессиональными навыками. Иными словами, имеет место то, что давно получило название “мозговой штурм”.

Именно в границах кластера максимально развиваются самые передовые формы организации бизнес-процесса. В частности, аутсорсинг. В итоге трансакционные издержки снижаются не за счет включения отдельных видов деятельности во внутреннюю структуру фирмы, а путем передачи отдельных операций независимым фирмам.
Эффективность кластеризации экономики подтверждена немалым количеством примеров. Самый яркий, о котором знают все, — кластер информационных технологий в Силиконовой долине (США). Его влияние на развитие современного мира трудно переоценить. Но есть и немало других удачных проектов. Автомобильный — в Германии, в районе земли Северный Рейн-Вестфалия, парфюмерный кластер в Грасе (Франция), телекоммуникаций в столице Финляндии Хельсинки. Среди других кластеров можно отметить лесной в той же Финляндии, химический в Сингапуре, биотехнологический в Швеции, продуктовый в американском штате Аризона, телекоммуникационный в Италии, аэрокосмический в Испании.

Не случайно власти многих государств проводят курс на создание кластерных зон. Так, в Германии с 1995 г. действует программа создания биотехнологических кластеров Bio Regio. В Великобритании правительство определило районы вокруг Эдинбурга, Оксфорда и Юго-Восточной Англии как основные регионы размещения для биотехнологических фирм. В Норвегии действует программа, направленная на стимулирование сотрудничества между фирмами в кластере “морское хозяйство”. Кластерная стратегия практикуется также в Дании, Нидерландах, Канаде, ЮАР, Франции, Италии.

В нашей стране кластерная политика отнюдь не в новинку. Еще в советские времена создавались зоны, в которых размещались смежные производства, здесь же получали прописку и научно-технические организации, снабжавшие предприятия своими разработками. За редким исключением то были закрытые районы, в которых выпускалась продукция военно-технического и космического назначения. Но в отличие от западных кластеров ни о какой конкуренции речи там не шло. Они создавались не столько по экономическим соображениям, сколько исходя из интересов обеспечения государственной безопасности.

Тем не менее этот потенциал вполне можно использовать для организации кластеров уже на рыночной основе. Речь может идти об авиакосмических кластерах в Москве и Самаре, об информационно-телекоммуникационном кластере в Москве, о судостроительном кластере в Санкт-Петербурге и о целом ряде других.

Сегодня в российской экономике формируется несколько новых кластеров. Проведенное исследование Финансовой академии при Правительстве РФ выявило завязи целого ряда кластерных образований. Можно говорить о появлении кондитерского, фармацевтического, пивоваренного кластера, кластера молочной продукции и соков, оборудования для нефтегазовой отрасли, банковского.

Но чтобы кластеры были эффективны, они должны обладать ядром, вокруг которого и формируется вся его структура. Часто в качестве такого образующего элемента выступают университеты, НИИ, быстрорастущие фирмы. Это придает кластерам дополнительный динамизм. Ярчайший пример такого “ядра” дает один из ведущих вузов США — Массачусетский технологический институт. Он стал одним из главных двигателей всей IT-индустрии Америки. К середине 90-х годов его выпускниками было создано 4000 компаний, обеспечивавших 1,1 млн. рабочих мест с суммарными продажами $232 млрд. Если бы эти фирмы можно было собрать в одну “национальную” экономику, то она заняла бы 24-е место в мировом экономическом рейтинге.

  Что дает кластерная политика? По данным Гарвардской школы бизнеса, в экономике США более тридцати двух процентов занятых работают в условиях кластера. В экономике Швеции, которая гораздо меньше Соединенных Штатов, в них занято тридцать девять процентов работоспособного населения. И один очень серьезный факт: уровень производительности труда в кластерах выше на сорок четыре процента. Не на четыре, а на сорок четыре процента! А зарплата выше на двадцать девять процентов! Если говорить о таких странах, как Финляндия, то маленькая Финляндия занимает ведущее место в мировых рейтингах текущей и перспективной конкурентоспособности. За счет кластеров с высокой производительностью труда, располагая всего 0,5 процента мировых ресурсов, она обеспечивает десять процентов мирового экспорта продукции деревопереработки и двадцать пять процентов бумажного производства.
Однако существуют и опасности при проведении кластерной политики. Искаженное понимание термина “кластер” приводит к применению неэффективных, а иногда даже вредных моделей.

Второе ограничение использования кластерных принципов связано со структурой управления в российской экономике. Это такая практика, как минимизация налогообложения за счет построения вертикально интегрированных компаний, недостаточная развитость малого и среднего бизнеса, его ограниченные возможности к доступу капитала, слабая развитость таких способов работы, как аутсорсинг и субконтрактация.

Тем не менее если правильно развивать кластер, то это быстро приносит свои плоды. И в первую очередь за счет повышенного внимания инвесторов к таким территориям. Кластерный подход позволяет совмещать интересы государства, бизнеса, науки, финансовых институтов. Именно в кластерах малый и средний бизнес начнет функционировать особенно активно, так как сама создаваемая там среда требует его массового присутствия.



Партнеры