Глуми муд

Рождественский рассказ

26 декабря 2008 в 16:45, просмотров: 766

Это случилось под Новый год. Утюгов возвращался с предпраздничного служебного междусобойчика. Идти домой, в душную квартиру, к жене и детям, не хотелось. Хотелось брести без цели, в пальто нараспашку, дышать морозным воздухом, мечтать… Утюгов так и поступил. Шагал по убранным белизной улицам и ощущал себя в этот поздний пустынный час счастливым и свободным. Сыпал крупный снег, сугробы напоминали барьеры для бега с препятствиями.

На одном из них, как на цирковой тумбе, возвышался человек с нашитыми на одежду звездами и полумесяцами, он тряс седой бородой и что-то задорно выкрикивал.

— А, пожаловал наконец, — обратился человек к Утюгову. — Я уж заждался. Ты, конечно, помнишь, как писал в детстве Деду Морозу…

— Помню, — оторопело пробормотал Утюгов.

— Твои детские письма наконец получены. Говори, какие заветные мечтания не утратили актуальность?

Утюгов онемел, а незнакомец ласково продолжил:

— Излагай, не тяни, у меня полно просроченных вызовов.

Утюгов наспех справился с собой и вымолвил:

— Начать жизнь сначала. Если это реально, — прибавил он извиняющимся тоном.

— Отчего нет? Просьба твоя — пустяковая, — сказал волшебник. — Я, конечно, исполню ее. Но при одном условии. В настоящий момент настроение у тебя, мягко говоря, неважнецкое. Оно и понятно: в премии по итогам года тебе отказали, есть угроза попасть под сокращение, к тому же трудности семейного свойства, нелады с дочкой, раздоры с женой… Сын хулиганит… Ты в школе изучал английский? — неожиданно спросил старичок.

Утюгов кивнул.

— И, наверное, помнишь, что означает выражение “глуми муд”? Оно означает: “плохое настроение”. Так вот, “глуми муд” — в целях оптимальнейшего итога нашего эксперимента недопустимо!

— Собственно, мое желание именно и предполагает возвращение лучезарного настроения, — промямлил Утюгов.

Не успел договорить, а уж очутился в весенне-яблоневом саду, куда возили его в коляске родители и куда весь их класс в полном составе отправился после выпускного бала. Там (это было незабываемо) Утюгов осуществил первый в жизни поцелуй, клялся проводить возлюбленную до дома, но хлебнул с приятелями водки и заснул на скамейке. Теперь вознамерился исправить ошибку. Однако никого из одноклассников не увидел, только волшебник взмахивал, удаляясь, рукой в красной варежке.

— Они на речном трамвайчике укатили. По просьбе еще одного выпускника. Я ему тоже исполнение желаний задолжал. Не забудь о хорошем настроении! — эхом донеслось до Утюгова.

Делать нечего, пришлось отправляться домой, к ждавшим его родителям. Следующим утром Утюгов собирался пробудиться беззаботным, как и обещал волшебнику, но вышло иначе: в яблоневом саду он простудился, поднялась температура. Провалялся в жарком забытьи две недели, в тот институт, куда лелеял надежду поступить, документы сдать не успел.

На вступительных экзаменах в другой, не слишком привлекательный вуз увидел девушку в розовом платье. Смех ее был заливист, глаза сияли, волосы плескались вокруг милого личика колокольчиком. Стали встречаться. Он прикидывал, что, пожалуй, рискнет пригласить волшебника на свадьбу. Но, явившись к возлюбленной в неурочный час, застал у нее другого. Поклялся никогда не жениться. И вскоре расписался с одноклассницей, той, которую целовал в саду… Зачем это сделал? И сам не знал. Наблюдая его семейные неурядицы, заболела, переживая за сына, мать. Отец тоже чувствовал себя не на “пятерку”. На работе было невмоготу: выговора сыпались один за другим. Для радости, легкой радости, охватившей Утюгова в момент встречи с волшебником, повода не возникало.

Однажды под Новый год, возвращаясь с корпоративных посиделок, Утюгов заметил знакомую пританцовывающую на сугробе фигуру с седой бородой. Волшебник заговорил так, будто расстались накануне:

— Чего же ты? Почему не выполнил условие? Надо было улыбаться, хохотать… Все бы выстроилось… Впрочем, еще не поздно… Вот магическое заклинание на все времена…

И веточкой стал чертить на снегу каракули. При неверном свете тусклого раскачивающегося фонаря Утюгов не мог различить, что именно тот карябал. “Ладно, — подумал он, — утром будет светлее, приду и прочту…”

На рассвете вскочил, наспех оделся, выбежал на улицу. Валил густой снег. По скрипучей мягкой целине Утюгов спешил к месту ночной встречи. Там увидел лишь единственную не занесенную снегом (над ней распростерлась защитившая ее ветка дерева) строку: “Глуми муд недопустимо!”.



Партнеры