Понимаешь, это остров, это остров…

Малые предприниматели Сахалина и Курил надеются только сами на себя

28 декабря 2008 в 16:49, просмотров: 712

— Главное, чтобы не мешали, — говорят островные бизнесмены, до которых добрался корреспондент “МБ”. Не то чтобы они не рассчитывают на помощь государства, просто уверены, что, как и любая другая хорошая весть, она затеряется, пока долетит до “конца географии”. Они живут по двум принципам: “Кто выплывет, тот выплывет” или “Спасение утопающих — дело рук самих утопающих”. Что является абсолютной правдой, поскольку кругом вода. И их бизнес целиком и полностью зависит от нее.

На самом деле “разгулу” малого и среднего бизнеса, которого так жаждут российские власти, на островах может позавидовать даже Москва. Так, сетевых супермаркетов или ресторанов на Сахалине, а тем более на Курилах, практически нет. Все магазины и “едальни” частные. Но это лишь малая толика в бушующем море. Причем в прямом смысле. Около 70% населения — рыбаки. Не любители, а профессионалы. Но и их можно разделить на две, боюсь, неравные части. Одни платят налоги, другие — нет. Последние — браконьеры. Но и говорить о них можно лишь опосредованно, поскольку они выбиваются из понятия “малый бизнес”. Хотя бы в силу доходов.

По официальным данным, около 45% экономически активного населения Сахалинской области (Сахалинская область — это не Московская, а более 50 островов) так или иначе связано с малым бизнесом. Говорят, что региональные власти поставили перед собой довольно амбициозную задачу — увеличить эту долю до 60—70%. Официально. К 2020 году. Для этого даже “народилась” областная целевая программа “Развитие малого и среднего предпринимательства в Сахалинской области на 2009—2011 годы”. Документ предусматривает рост количества субъектов малого и среднего предпринимательства к концу 2011 года до 5000 единиц, а индивидуальных предпринимателей — до 19 000 человек. Объем налоговых поступлений в консолидированный бюджет Сахалинской области от предприятий малого и среднего бизнеса составит 6 миллиардов рублей. При этом, предполагают чиновники, объем продукции от “маленьких” должен быть не менее 33% внутреннего регионального продукта.

На данный момент в области действует порядка четырех с половиной тысяч малых предприятий. Помимо этого зарегистрировано более 18 тысяч индивидуальных предпринимателей. И островные бизнесмены вполне могут “пожать руку” столичным. Потому как проблемы те же: аренда дорогая, правовая помощь слаба, денег мало. Кредитных. К примеру, на острове Кунашир (Южные Курилы) до недавнего времени действовал всего один коммерческий банк. Он давал ссуды. Плюс в него несли деньги как обычные островитяне, так и местные бизнесмены, но он скоропостижно лопнул. Заметьте, не дожидаясь финансового кризиса. Отдельная “песня” — рост цен на энергоносители и горюче-смазочные материалы. На том же Кунашире нет ни одной (!) бензозаправки. ГСМ привозят туда морем. Для их хранения есть специальные склады. 

“Вот от чего мы хотим давно избавиться”, — кивает на берег Тихого океана, метров сто которого заставлено цистернами с соляркой, глава муниципального образования “Южнокурильский городской округ” Игорь Коваль. Правда, как избавиться, Игорь Михайлович пока не знает. На вопрос, где народ заправляется, отвечает, что “где придется”. И грустно пожимает плечами. Что говорить о топливе, когда на третий день пребывания у корреспондента “МБ” на Кунашире на острове попросту кончилась… вода. До шести утра. А теперь представьте, что у вас свой ресторан или… сауна.

На самом деле девиз “где придется” звучит чуть ли не во всем. Спрашиваю, есть ли какая-то информационная поддержка (все-таки до центра лететь через всю страну, разница во времени семь часов, так ведь можно и новую законодательную инициативу легко “прошляпить”), говорят, что “где-то есть”. Как поделился с “МБ” один местный предприниматель: “Плохое долетает очень быстро. Кто-нибудь услышит, даже ночью позвонит. А хорошее все равно не дойдет”. Они завидуют москвичам. Все палаты Федерального собрания рядом. А значит, “сюрпризов” ждать недолго.

В общем-то малые бизнесмены не могут сказать, что их областные власти обходят их вниманием. Им даже оказывается “финансовая поддержка в виде возмещения из областного бюджета части затрат на уплату процентов по инвестиционным кредитам” (тут нужно вспомнить единственный банк на Кунашире, который лопнул). Также “регулярно проводятся выставочно-ярмарочные мероприятия, причем часть затрат на участие в них малым предпринимателям также компенсируется” (даже врать не буду, никто из моих собеседников не вспомнил ни одну ярмарку, ну да ладно). А вот еще… “В отдельных отраслях деятельности создаются льготные условия по уплате региональных налогов для субъектов малого и среднего предпринимательства”.

Кстати о налогах. Та же рыбная отрасль, в которой и занята большая часть малых предпринимателей, давно просит, чтобы для них был введен единый сельхозналог. “Предполагается, что далеко не все предприятия перейдут на этот налог. Тем, кто имеет дело с конечным потребителем, это будет выгодно. А тем, которые имеют дело с оптовиками, — наверное, нет. Потому что им придется платить НДС с оборота. Но рыбаки должны иметь возможность выбирать, по какой схеме налогообложения им работать. Для небольших предприятий, прибрежных рыболовецких артелей это, безусловно, спасение. Ведь рыбаки платят на один налог больше, чем все остальные. За исключением, пожалуй, представителей сырьевых отраслей. Рыбаки платят ставку за пользование водными биоресурсами. Таким образом, единый сельхозналог все-таки надо вводить. Возражения налоговой службы и Минфина, которые акцентируют внимание на том, что благодаря этому шагу из-под налогообложения уйдет часть доходов, не совсем корректны”, — рассказал “МБ” глава Общественного совета Росрыболовства Александр Савельев. Эксперт согласен, что “часть” все-таки выпадет, но небольшая. Из 20 млрд. налогов, которые платит отрасль, 1,5 млрд. — налог на прибыль. Чуть больше 9 млрд. — ставка за пользование водными ресурсами. Это самый собираемый налог, так как, не заплатив его, не выйдешь в море. Все остальное — величины расчетные. Работу рыбаков можно сравнить с работой сельхозпроизводителей. И те, и другие в основном производят продовольствие. Но тех преференций, которые имеют вторые, первые до сегодняшнего дня не имеют. “Ничего сопоставимого с субсидированием налоговых ставок или с выделением дотаций на топливо или удобрения нет. Заложена лишь нормативно-правовая база функционирования отрасли. И настало время выработать механизмы ее экономического стимулирования. Без этого дальше нельзя. Замечу, что добиваться снижения НДС для отраслевых предприятий мы не будем. Он и так для большинства составляет всего лишь 10%. Мы просим субсидировать 2/3 ставки по кредитам. При этом ряд регионов тоже готов субсидировать 1/3”, — продолжает Савельев.

Например, регионы-доноры, где есть рыбаки — Ростовская область и Краснодарский край, — готовы подписать соответствующий документ уже сегодня. Отрасль не инвестировала в свое развитие полтора десятилетия. Все, что происходило в ней, — происходило не благодаря усилиям государства, а зачастую вопреки им. Да, кто-то из “консервного” сегмента, занимающегося рыбопереработкой, сумел модернизироваться. Например, в Пионерске в Калининградской области за счет закона об особой экономической зоне построен очень хороший рыбоперерабатывающий завод с самым современным оборудованием. Но это исключение, подтверждающее правило. Без общих экономических преференций модернизацию отрасли провести не получится. Кроме единого сельхозналога нужны лизинговые схемы, субсидирование процентной ставки и лизинга, а также ряд других мер. В том числе — нулевая налоговая ставка при ввозе промышленного оборудования. Ведь то, что производят наши российские производители, во многих случаях имеет лишь схожие названия с зарубежными образцами. Это даже не аналоги.

Сахалин — Курилы — Москва.

P.S. На момент подписания этого номера Госдума РФ все-таки успела принять закон о едином сельхозналоге для рыбаков.



Партнеры