Дочь волка и мухи не обидит!

Актриса Елена Папанова: “Может, я ненормальная?”

28 декабря 2008 в 15:51, просмотров: 393

На митинге в защиту бездомных животных эту обаятельную женщину с глазами Анатолия Папанова нельзя было не заметить. Елена Папанова чуть не плакала, рассказывая о четвероногих бомжах. Дочь легендарного артиста всегда помогает тем, кто в прямом смысле слова оказался на обочине большого города: кошкам и собакам. Когда Елена едет на машине и видит сбитую собаку, всегда невольно думает: “Если живая, я не смогу оставить ее погибать на обочине”. “Может быть, это какая-то ненормальность?..” — вздыхает актриса.

— Елена, свою первую собаку помните?

— Конечно. Это был большой черно-белый русский спаниель. Он появился в нашем доме во время съемок картины “Белорусский вокзал”, где играли Евгений Леонов, Алексей Глазырин, Анатолий Папанов, Нина Ургант, Всеволод Сафонов. А у Евгения Павловича был прекрасный кобель, от которого родились чудесные щенки. Леонову за вязку полагался алиментный щенок. И этого щенка он подарил Папанову. Я прихожу из школы, они сидят за столом, едят, пьют чай, и вдруг папа говорит: “Ты хочешь щенка?” “Очень хочу!” — обрадовалась я. Мы назвали его Тимошка, он прожил у нас 18 лет. Он оказался таким долгожителем еще и потому, что все его безумно любили.

…На самом деле это был Тимошка номер два. В начале шестидесятых щенка русского спаниеля подарили на свадьбу Валерия Золотухина и Нины Шацкой, а они отдали его Евгению Леонову. Евгений Павлович в Тимошке души не чаял. Когда пес вошел в брачную пору, невесту ему искала вся театральная Москва. От этого “брака” и родился новый Тимошка, который достался Папановым в качестве алиментного щенка. Так два артиста, Леонов и Папанов, можно сказать, породнились.

— Все дети на свете просят родителей купить им собаку или кошку. Мои дети тоже мечтали, чтобы дома появилась какая-то живность, — рассказывает Елена. — Мы поехали со старшей дочкой на Птичий рынок и выбрали котеночка необыкновенной красоты. Он был дымчато-пепельный, с глазами в тон шерсти. Нам сказали, что это персидский голубой. Привезли котенка домой, а к вечеру он исчез. Мы обыскали всю квартиру. Двое суток его не было, мы все перевернули вверх дном и обнаружили пропажу в стенном шкафу. Он вырос в замечательного кота, который прекрасно с нами существовал, пока не появилась собака. У них отношения не сложились, и кот благополучно перекочевал к моей маме.

— А откуда взялась эта собака?

— Мы жили на даче, и однажды в зимний день я пошла в колбасную палатку. А вокруг палатки ходит эта дама с длинными ушами — бассет! Я очень удивились, что такая породистая особа бродит сама по себе, и стала спрашивать: “Чья собака? Ее же украдут!” Мне рассказали, что она здесь уже второй месяц. Когда очень холодно, в соседней палатке ее пускают на ночь. В общем, сказали мне: если хотите, берите! Я говорю, что надо все-таки у мужа спросить. А продавщица отвечает: “Вы возьмите ее с собой. Не понравится — завтра приведете!” На собаке ни ошейника, ни поводка. Дали мне веревку, и я с грехом пополам повела бассета домой. Моя семья сразу пришла в полный восторг. Все полюбили эту красавицу, хотя особым умом она не блистала. А потом у нас появился еще один бассет. Вот он был очень умным.

— Тоже бездомный?

— Да. Как-то пришли ко мне дети: “У вас собака потерялась!” Как потерялась, когда она дома? Оказалось, они нашли на какой-то заброшенной ферме бассета, точь-в-точь как наш, только чуть потемнее. А у меня на сердце неспокойно, и через два дня я решила эту собаку проведать. Отправилась на ферму и увидела, что пес там прочно обосновался. Раз покормила, два, потом подумала: на улице осень, скоро зима, значит, надо искать ему хозяина. Дала объявление в газеты: “Отдам бассета в хорошие руки”. Позвонила девушка: “Ой! Бассет! Я возьму!” Взяла, а через пять дней звонит: “Забирайте вашу собаку, муж приехал из командировки, он хочет щенка!” Потом женщина объявилась: “Я для детей, чтобы они с ним играли!” Но собака — не игрушка. Я подумала-подумала и оставила собаку себе. 

— Но этим, видно, дело не кончилось?

— Да, вскоре у меня стало три собаки. Старшая дочь решила завести себе лабрадора, но так вышло, что она подобрала потерявшегося лабрадора и дала объявление в Интернете. Нашлись владельцы, а моей дочери в благодарность подарили щенка. Так у нас в придачу к двум старым бассетам появился лабрадор. Было, конечно, очень тяжело. Когда собаки в почтенном возрасте, им не всегда удается дотерпеть до улицы. Уборщица в нашем подъезде отказалась убираться наотрез, стала жаловаться в ДЕЗ, соседи рычали. Бассеты прожили, сколько им было отпущено. Сейчас у нас остался один лабрадор. 

— Елена, я знаю, что на вашем счету не одна спасенная кошачья и собачья жизнь.

— Ничего не могу с собой поделать. Как-то раз две недели своего отпуска посвятила лечению котенка. Мы отдыхали с подругой в Мисхоре и нашли котенка, у которого была раздавлена лапа. Пристроили беднягу к одной бабушке и стали навещать. Однажды заметили: поврежденная лапка начала загнивать. Я повезла котенка к ветеринару в Ялту. Доктор сказал, что лапу не спасти, придется ампутировать. После операции мне пришлось нанять медсестру колоть котенку уколы. Когда я уезжала в Москву, он пошел на поправку. С тех пор прошло уже четыре года. Наш подшефный жив и здоров, бабушка в нем души не чает. 

— У вас и в Москве есть подшефные?

— Конечно. Однажды у меня было плохое настроение, и я пошла погулять в парк. Там стоят два хозяйственных домика с инвентарем — лопатами и граблями. Иду мимо и вдруг вижу — прямо из сугроба выползают два щенка, черненький и серенький, и пищат. Оказалось, две девочки, из одного помета, но такие разные! Я подошла к рабочим: “У вас щенки мерзнут!” — “Знаем, их подбросили. Забирайте!” Я их начальницу в театр пригласила и уговорила оставить малышей. Потом к ним прибился черный пес. Мы с приятельницей стали каждый день их кормить, она — утром, я — вечером. Как-то прихожу: черненькой девочки нет. Потом она приползла на двух передних лапах, задние безжизненно тащились по земле. Как у цыпленка табака. Знакомый ветеринар прописал лекарство и предупредил: если через месяц лучше не станет, значит, это неизлечимо. Но потихоньку собачка пошла, научившись отталкиваться задними лапами. Она прожила лет пять, а два года назад ее отравили. Через полгода — вторую. Остался один черный кобель.



    Партнеры